Поученіе. Препод. Герасимъ

    Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

 О сострадательномъ обращеніи съ животными и о грѣхахъ жестокаго обращенія съ ними.

  I. Преподобный Герасимъ іорданскій, память коего совершается сегодня, любилъ скотовъ и звѣрей, кормилъ ихъ, ласкалъ и лѣчилъ. Однажды въ великій постъ, ходя по пустынѣ іорданской, онъ встрѣтилъ льва съ больною, отъ занозы отекшею, ногою.

Святый старецъ вынулъ изъ ноги занозу, очистилъ и обвязалъ рану полотномъ, и отпустилъ звѣря. Но левъ, какъ бы въ благодарность, не отходилъ отъ благодѣтеля и шелъ за преподобнымъ. Съ того времени онъ кормилъ умнаго звѣря и приказалъ ему караулить осла, возившаго воду на нужды монастыря. Однажды левъ заснулъ на солнцѣ и не видѣлъ, какъ проѣзжающій купецъ изъ Аравіи увелъ съ собою осла. За такую безпечность братія стала возить воду на самомъ львѣ. Не много времени пришлось ему Поработать за оплошность. Левъ замѣтилъ того купца и, узнавъ осла, отбилъ его и еще 3-хъ верблюдовъ, навьюченныхъ пшеницею, и привелъ въ монастырь. По смерти своего благодѣтеля, преподобнаго Герасима, благодарный левъ долго тосковалъ, рычалъ по немъ и на могилѣ его издохъ.

II. Препод. Герасимъ іорданскій своимъ примѣромъ учитъ насъ сострадательному обращенію съ животными.

а) Человѣкъ имѣетъ право, даже вынужденъ убивать животныхъ, частію ради самозащиты, частію для удовлетворенія своихъ потребностей. Но во всякомъ случаѣ должно избѣгать всякой ненужной жестокости. Безпощадная жестокость и варварство противъ животныхъ, находящія свое удовольствіе въ томъ, чтобы причинять имъ мученія, это отъ діавола. Истязаніе животныхъ, принужденіе домашнихъ животныхъ работать сверхъ силъ ради большей корысти заслуживаетъ названія несправедливости и грубаго насилія. Въ противоположность истязанію животныхъ, которое въ не малыхъ размѣрахъ совершается въ наше время, такъ что для противодѣйствія ему учреждаются особыя общества,—можно указать на законъ Моисея, положенія коего объ обращеніи съ животными дышатъ состраданіемъ и кротостью, проходящими въ этомъ отношеніи чрезъ весь в. завѣтъ. Праведникъ милуетъ души скотовъ своихъ, говорится въ притчахъ Соломона (XII, 10). Онъ доставляетъ имъ не только нужный уходъ, но даетъ имъ и необходимый покой. Не забудемъ слова Господа: «ты  сожалѣешь о растеніи, надъ которымъ ты не трудился и которое не растилъ, которое въ одну ночь выросло и въ одну же ночь и пропало. Мнѣ ли не пожалѣть Ниневіи города великаго, въ которомъ болѣе 120,000 человѣкъ, не умѣющихъ отличитъ правой руки отъ лѣвой, и множество скота?» (Іоны IV, 10—11).

Сострадательное, совѣстливое обращеніе съ природою должно проявляться и въ нашемъ отношеніи къ низшимъ животнымъ, что особенно надлежитъ принять къ сердцу естествоиспытателямъ. Объ одномъ знаменитомъ естествоиспытателѣ разсказываютъ, что онъ однажды долго и тщательно разсматривалъ одно насѣкомое подъ микроскопомъ, а потомъ опятъ съ осторожностію положилъ его на листъ. Этотъ поступокъ служитъ примѣромъ самаго нѣжнаго состраданія, соотвѣтствующаго какъ достоинству человѣка, такъ и природѣ (именно живыхъ тварей). Этотъ ученый (Лейбницъ) даже сознавалъ, что онъ отъ этого насѣкомаго получилъ благодѣяніе, кое-чему научившись отъ него. Пользоваться животными какъ средствомъ для нашихъ удовольствій, конечно, позволительно, если удовольствія не жестоки и не безчеловѣчны, что не всегда достаточно взвѣшивается. Хотя, наприм., охота безусловно допустима., насколько она имѣетъ цѣлію уничтоженіе вредныхъ животныхъ или удовлетвореніе человѣческихъ потребностей, за то при ближайшемъ обсужденіи могло бы показаться сомнительнымъ, можно ли охоту, устраиваемую ради охоты, оправдать какъ достойное человѣка удовольствіе, что особенно относится къ такъ называемымъ охотамъ чрезъ собакъ (травлѣ собаками). Одинъ великій писатель въ свои болѣе поздніе годы сказалъ о себѣ самомъ: «теперь я уже не хожу на охоту, хотя я прежде былъ хорошимъ стрѣлкомъ, но въ нѣкоторомъ отношеніи я чувствовалъ себя при этомъ удовольствіи не совсѣмъ хорошо. У меня было всегда непріятно на душѣ, когда я убивалъ какую нибудь бѣдную птицу, которая, когда я поднималъ ее, устремляла на меня свой умирающій глазъ, какъ будто желая упрекнуть меня въ убійствѣ ея. Не хочу изображать себя жалостливѣе, чѣмъ другіе люди; но никакая привычка не могла изгладить во мнѣ этого сострадательнаго къ животнымъ чувства. Теперь же, когда я могу уступить своему чувству, безъ боязни сдѣлаться смѣшнымъ, теперь я скажу совершенно свободно, что мнѣ доставляетъ гораздо болыне радости видѣть, какъ птицы весело порхаютъ надо иною на вольномъ воздухѣ, чѣмъ убивать ихъ», (См. «Христ. уч. о нравственности», Мартенсена, т. II, стр. 288—289).

б) Кромѣ тѣхъ мыслей, которыя невольно являются при чтеніи житія преподобнаго Герасима іорданскаго, сострадательно обращавшагося съ животными, еще мы должны сказать, что препод. Герасимъ учитъ той истинѣ, что грѣшно и неразумно жестоко обращаться съ животными. Грѣшитъ противъ кроткаго обращенія съ животными тотъ, кто не доставляетъ добраго пріюта и корма животнымъ. Есть ли ти скотъ, призирай его (Сир. VII, 24). Несправедливо, жестоко поступаютъ хозяева, если они домашнихъ животныхъ, особенно рабочихъ, оставляютъ подъ открытымъ небомъ, подъ дождемъ и вѣтромъ, въ холодѣ или зноѣ, отчего животное худѣетъ и сокращаетъ свою жизнь.

Кто бичуетъ безъ пощады рабочихъ животныхъ. Праведникъ милуетъ души скотовъ своихъ (Притч. XII, 10). Животныя также имѣютъ способность чувствовать какъ покой, такъ и болѣзни; притомъ побои, дѣлаемые безъ разбора по всѣмъ частямъ тѣла, не прибавятъ животному силъ, а еще болѣе обезсилятъ его, особенно на будущее время.

Кто наказываетъ до смерти животныхъ чужого двора по зависти и досадѣ на ихъ хозяевъ. Въ в. з. былъ законъ: и врагу безъ вреда ввзвращать заблудившагося осла (Исх. ХХШ 4). Бить,  калѣчить и совсѣмъ убивать чужую скотину, когда напримѣръ она заходитъ въ чужой огородъ, или травитъ чужой посѣвъ, это не только жестоко, но и въ высшей степени неразумно. Не животныя виноваты, когда причиняютъ намъ вредъ, а хозяева ихъ, не имѣющіе надлежащаго присмотра за ними. Вредъ, причиняемый животными, должно взыскивать не съ нихъ, а съ ихъ хозяевъ.

III. Да пробудятъ же у насъ, братіе, эти размышленія и примѣръ препод. Герасима христіанскую жалость и состраданіе къ животнымъ. (Священникъ Г. Дьяченко).

 

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий