Поученіе. Препод. Марѳа, мать Симеона дивногорца

Прот. Григорій Дьяченко

Совѣты о религіозно-нравствеиномъ воспитаніи дѣтей.

I. Св. Марѳа, память коей св. церковь совершаетъ нынѣ, имѣла единственнаго сына Симеона; воспитала его, какъ сказано въ житіи ея, со всякимъ опасствомъ, и Богъ привелъ ей еще при жизни порадоваться на святую и богоугодную жизнь сына. Но вотъ наступило для Марѳы время отшествія ея въ міръ горній и тутъ, за день кончины своей, она удостоилась слѣдующаго видѣнія.

Представилось ей, что она восхищена была на высоту небесную и тамъ увидала она домъ пречудный и свѣтлый, котораго красоты и передать невозможно. И когда она ходила въ домѣ томъ и удивлялась чудному устройству его, вдругъ увидала Пресв. Богородицу съ двумя пресвѣтлыми ангелами, Которая сказала ей: «что удивляешься?» Марѳа, съ благоговѣніемъ поклонившись Матери Божіей, отвѣчала: «удивляюсь потому, Владычица, что такого чуднаго дома во всѣ дни жизни моей на землѣ не видала». Тогда Царица небесная сказала: «какъ ты думаешь, кому этотъ домъ уготованъ?» — «Не знаю, Госпоже», отвѣчала Марѳа. Пречистая продолжала: «знай, что этотъ покой тебѣ уготованъ и этотъ домъ создалъ для тебя сынъ твой, и ты въ немъ во вѣкъ пребудешь». Послѣ этого, по повелѣнію Владычицы, ангелы поставили престолъ дивный, и Матерь Божія продолжала: «сія слава тебѣ дается за то, что ты въ страхѣ Божіемъ и богоугодно жила. Но хочешь ли видѣть здѣсь и еще славнѣйшія мѣста?» — И, сказавши это, велѣла Марѳѣ слѣдовать за Собою. И возвела ее Царица небесняя на высочайшія небесныя мѣста и показала ей еще наичуднѣйшій и свѣтлѣйшій, несравненно противъ перваго, домъ, красоты котораго ни умъ человѣческій постигнуть, ни языкъ чей-либо изречь не можетъ. Тутъ Матерь Божія и еще сказала: «и этотъ домъ создалъ сынъ твой, да еще и третьему положилъ основаніе». Черезъ день послѣ этого блаженная Марѳа скончалась. (Чет. -Минеи, іюля 4).

II. Итакъ, жены-христіанки, знайте, что матери, въ благочестіи воспитывающія своихъ дѣтей, не только въ сей, но и въ будущей жизни будутъ награждены за свои труды и заботы о дѣтяхъ, и сами дѣти ихъ, возращенныя ими въ благочестіи, заплатятъ имъ тамъ за ихъ попеченія о нихъ. А зная это, и сами вы усугубьте свою ревность о воспитаніи чадъ вашихъ въ вѣрѣ и благочестіи и, преуспѣвая сами въ добродѣтели, пріучайте и ихъ къ тому, чтобы они исполненіе заповѣдей Божіихъ или жизнь благочестивую и добродѣтельную ставили для себя выше всего.

Вотъ нѣсколько совѣтовъ относительно того, какъ лучше вести редигіозно-нравственное воспитаніе дѣтей.

а) Какъ только промелькнутъ у дитяти первые признаки сознанія, какъ только дѣтскій лепетъ будеть походить на человѣческую рѣчь, — вотъ и самое лучшее, самое удобное время, когда въ душу ребенка можно уже заронить благодатное сѣмя вѣры. Духовное воспитаніе идетъ по законамъ человѣческаго развитія; у ребенка сначала помимо воли и разумѣнія возникаютъ впечатлѣнія отъ окружающихъ предметовъ; скопляясь, впечатлѣнія эти складываются въ образы, представленія о предметахъ. Такъ мы незамѣтно получаемъ познаніе о всѣхъ окружающихъ насъ вещахъ. Пусть въ это же время дѣти получаютъ и первыя представленія о Богѣ, представленія самыя раннія и, добавимъ, самыя важныя. Всякому почти приходилось наблюдать надъ дѣтьми 1 году (часто даже раньше), которыя могутъ сказать только «папа, мама». Вотъ мать подноситъ дитя къ иконѣ и говоритъ: «это икона Спасителя, нашего Бога». И дитя само послѣ тянется къ иконѣ, всматривается въ божественныйликъ. Спросите ребенка: гдѣ Богъ?и онъ тянется, поворачиваетъ свое лицо, протягиваетъ рученки туда, гдѣ икона; скоро ребенокъ запоминаетъ слово Богъ. Это самыя первыя впечатлѣнія дѣтства, первые уроки вѣры. И счастливо то дитя, которое въ числѣ первыхъ словъ усвоитъ это святое имя. Первыя впечатлѣнія не ясны, но они глубоко проникаютъ въ душу, чѣмъ раньше проникнутъ неясныя впечатлѣнія, тѣмъ раньше создадутся и ясныя представленія о Богѣ.

б) Ребенокъ въ два-три года уже начинаетъ сознательную жизнь; онъ научается уже говорить, пріобрѣтаетъ познаніе объ окружающихъ предметахъ. Въ это время можно не только ввести ребенка въ область религіозныхъ чувствованій, но и сообщить ему первоначальные уроки вѣры путемъ примѣра. Дитя уже можетъ черезъ разсматриваніе изображеній, черезъ понятныя объясненія матери, получить нѣкоторое представленіе о Богѣ. Представьте себѣ умилительную картину. Мать, предметъ всей любви и нѣжности дитяти, съ благоговѣйнымъ выраженіемъ лица стоитъ и молится предъ иконой Спасителя; дитя посмотритъ то на нее, то на образъ и не нуждается въ длинныхъ объяснеиіяхъ того, что это значитъ. Вотъ первый безмолвный урокъ богопознанія.

Или, вотъ дитя въ храмѣ: благолѣпіе храма, освѣщеніе, свѣтлыя облаченія священнослужителей, общая молитва, пѣніе, благоговѣйное предстояніе молящихся, общее торжественное, безмолвное вниманіе, — развѣ все это не уроки благоговѣнія предъ Богомъ? Этихъ уроковъ не замѣнитъ никакая краснорѣчивая рѣчь законоучителя. При этихъ урокахъ нельзя замѣтить минуты, съ которой въ дѣтяхъ открывается пониманіе того, что читается и поется въ церкви; но что пониманіе уже проникаетъ въ душу ребенка, это несомнѣнно. Въ самомъ дѣлѣ, развѣ не доступно пониманію ребенка двухъ, трехъ, четырехъ лѣтъ то, что есть Богъ, Который все создалъ, Который объ насъ заботится, питаетъ насъ, къ Которому нужно обращаться съ молитвой? Развѣ не можетъ понять дитя этихъ лѣтъ, что Сынъ Божій сходилъ на землю, чтобы спасти насъ грѣшныхъ, что Онъ училъ людей добру, правдѣ, что Онъ страдалъ и умеръ за наши грѣхи? И сердце дитяти проникается горячей любовью къ Богу, къ Спасителю, проникается глубокимъ религіознымъ чувствомъ; ребенка уже этихъ лѣтъ можно научить молиться. Пусть проста, дѣтски проста будетъ молитва, которой научитъ ребенка любящая мать, пусть она вся будетъ составлена изъ словъ, доступныхъ дѣтскому пониманію, пусть ребенокъ видитъ примѣръ молитвы матери, — и, несомнѣнно, богатые плоды послѣдуютъ отъ этихъ немудрыхъ, простыхъ уроковъ благочестія; сердце ребенка глубоко преисполняется благоговѣйнымъ восторгомъ, уста лепечутъ дѣтскую молитву: «спаси, Господи, папу, маму, меня, братьевъ и сестеръ моихъ». Вотъ что говорятъ припоминающіе свои первые уроки вѣры люди вѣрующіе, глубокочтимые православными христіанами: «мы знаемъ, что любили нашего Спасителя еще задолго до уроковъ закона Божія, потому что часто слышали повѣствованія о Немъ, много молились Ему, лобызали Его евангеліе, плакали о Немъ при чтеніи Его страданій и радовались всѣмъ сердцемъ, празднуя свѣтлое воскресеніе» (Изъ поученій преосвященнаго Амвросія). Правда, въ этотъ ранній возрастъ умъ ребенка еще не раскрылся для полнаго уразумѣнія, душа ребенка наполняется неясными ощущеніями и представленіями; но все это богатые задатки, это первые опыты духовной жизни, благодаря которымъ значительно облегчится дальнѣйшее изученіе истинъ вѣры и усвоеніе духа благочестія. Любви къ Богу нельзя выучиться по учебникамъ, сердечныхъ чувствъ нельзя втолковать; чистое дѣтское сердце всего болѣе доступно глубокимъ религіознымъ чувствамъ; общеніе съ Богомъ, неясно сознаваемое, однако дѣлается потребностью дѣтскаго сердца; въ молитвѣ, своей дѣтской молитвѣ, дитя, — какъ иногда приходилось наблюдать, — совершенно свободно, безъ приказанія родителей, находитъ утѣшеніе и наслажденіе.

Тѣ родители, которые ждутъ времени, когда дѣти подрастутъ, чтобы ихъ учить вѣрѣ, глубоко ошибаются: дѣти подрастутъ, будутъ лучше понимать, но у нихъ уже будетъ не то нѣжное, воспріимчивое къ добру сердце, воображеніе этихъ дѣтей уже засорится представленіями земными, ихъ сердца пріобрѣтутъ столько склонностей и привязанностей земныхъ, что духовныя чувствованія будутъ отягощать ихъ одичавшія души. Уроки закона Божія будутъ наполнять ихъ умъ, обременять память, но не трогать сердца, не возбуждать добрыхъ чувствъ. Пусть же раньше проникнетъ въ душу дитяти религіозное чувство, пусть оно живетъ въ немъ и оживляетъ тѣ уроки, которые будутъ ему преподаваться. Вѣдь уроки вѣры можно преподавать въ такой простой, доступной, понятной формѣ, что ребенокъ четырехъ-пяти лѣтъ все пойметъ, что сказано, и еще лучше воспріиметъ сердцемъ, если назидающій проникнутъ самъ религіознымъ чувствомъ. Ребенокъ четырехъ-пяти лѣтъ уже способенъ, напр., отличить образъ отъ изображаемаго, понять содержаніе простѣйшихъ молитвъ, основныя истины вѣры, можетъ быть участникомъ общей молитвы въ храмѣ во время богослуженія. Неразумно поступаютъ тѣ родители, которые лишаютъ своихъ дѣтей благодатныхъ вліяній, не пріучая своихъ дѣтей съ ранняго дѣтства къ молитвѣ, не сообщая понятій о Богѣ, не нося своихъ дѣтей въ храмъ Божій.

Какая ошибочная отговорка, что дѣти ничего не понимаютъ! Не одинъ же разсудокъ взрослыхъ даетъ возможность воспринимать въ себя добрыя чувствованія. Потеря времени и самаго простого, самаго общедоступнаго, самаго надежнаго способа религіознаго воспитанія дѣтей — потеря невозградимая. Послѣ дитя будетъ твердить уроки, запоминать преподаваемое, но сердце будетъ глухо къ впечатлѣніямъ духовнымъ. Пусть же дѣти въ раннемъ возрастѣ приходятъ ко Христу Спасителю, чтобы Онъ благословилъ ихъ, — не возбраняйте имъ итти къ Нему!

III. Пусть же родители не забываютъ этихъ наставленій и съ самаго ранняго возраста окружаютъ дѣтей св. предметами, пусть носятъ въ церковь и пріучаютъ непремѣнно вмѣстѣ съ собой къ благоговѣйной молитвѣ. Грустно до боли сердца видѣть, какъ иногда по-видимому образованныя матери не понимаютъ этой своей священной обязанности — пріучать съ самаго ранняго дѣтства своихъ дѣтей къ совмѣстной съ собой молитвѣ дома и непремѣнно брать съ собой въ храмъ хотя въ большіе праздники. (Священникъ Гр. Дьяченко).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий