Поученіе. Препод. Венедиктъ

  Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Объ осторожномъ обращеніи съ человѣческимъ словомъ.

I. Жившій въ 5-мъ вѣкѣ преподобный отецъ Венедиктъ, память коего совершается нынѣшній день, зналъ двухъ дѣвицъ знатнаго рода, отличавшихся скромностію и невинностію. Одинъ за ними былъ недостатокъ: тѣ дѣвицы любили пересуживать и укорять другихъ, т. е. весьма злоупотребляли даромъ слова.

Преподобный предостерегалъ ихъ, говоря: «оставьте дурную привычку, иначе я васъ отлучу отъ святаго причастія». Но дѣвицы не исправлялись, такъ и умерли, похоронили ихъ съ честію, въ храмѣ. Впослѣдствіи нѣкоторыя изъ предстоявшихъ въ томъ храмѣ монахини видѣли слѣдующее: при возглашеніи «елицы оглашеніи, изыдите» дѣвицы выходили изъ гробовъ и изъ храма. И только по молитвамъ преподобнаго Венедикта, подавшаго за упокой ихъ просфору, дѣвицы болѣе не являлись.

II. Этотъ разсказъ изъ жизни препод. Венедикта даетъ намъ поводъ побесѣдовать объ осторожномъ обращеніи съ человѣческимъ словомъ.

Слово человѣческое очень важно и очень стоитъ того, чтобы въ немъ требовать отчета.

 а) Наше слово есть отпечатокъ слова творческаго. Въ Богѣ слово, и въ человѣкѣ слово. Правда, что слово въ Богѣ не то, что наше слово; въ Богѣ оно есть самый отпечатлѣнный образъ существа Его, единородный Сынъ Божій; но и въ насъ слово не праздный звукъ, и въ насъ оно есть отпечатокъ и образъ нашего духа, такъ что если бы собрать всѣ слова наши, то мы увидѣли бы въ нихъ свое собственное изображеніе.

б) Затѣмъ, словомъ человѣкъ видимо и преимущественно отличенъ отъ всѣхъ тварей, его окружающихъ. Это главный признакъ и главное средство нашего владычества надъ міромъ, какъ то и показано въ самомъ началѣ чрезъ нареченіе именъ отъ прародителя нашего всѣмъ животнымъ. в) Словомъ—далѣе — держится въ силѣ и союзѣ весь родъ человѣческій: это проводникъ нашихъ взаимныхъ мыслей, чувствъ, нуждъ, радостей и печалей, предпріятій и усовершенствованій. Словомъ связуется у насъ таинственно прошедшее съ настоящимъ, настоящее съ будущимъ; приходятъ въ тѣсное сообщеніе тѣ, кои никогда не видали другъ друга. Отымите слово у людей: и все остановится въ мірѣ человѣческомъ.

г) Послѣдствія слова человѣческаго весьма важны. Всякое слово, исшедшее изъ устъ вашихъ, никогда уже не возвратится къ вамъ: нѣтъ, оно пойдетъ по умамъ и устамъ, по годамъ и вѣкамъ; произведетъ неисчислимое множество мыслей и чувствъ, дѣяній и поступковъ, и, разросшись въ огромное древо, обремененное всякаго рода плодами по роду и виду его, срѣтится съ тобою, творцемъ его, на судѣ страшномъ.

И въ настоящемъ времени, на самого изрекающаго слово, оно не останется безъ дѣйствія. По словамъ нашимъ, во-первыхъ, всѣ судятъ о насъ; уста наши доставляютъ намъ или уваженіе, или вселяютъ къ намъ отвращеніе и презрѣніе. Премудрый, замѣчаетъ древній мудрецъ, въ словеси любезна сотворитъ себе: а умножаяй словеса мерзокъ будете (Сир. 20, 8. 13). Празднословіе терпится иногда для развлеченія, но никогда не заслужитъ уваженія. Если васъ слушаютъ, когда вы говорите пустое, и не показываютъ отвращенія: то будьте увѣрены, что сего отвращенія нѣтъ только на лицѣ слушающихъ, а въ сердцѣ оно у многихъ. Празднословіе наказываетъ само себя. Человѣкъ празднословный пустѣетъ внутренно: умъ его становится мелкимъ, сужденіе несвязнымъ, виды пустыми, предположенія ничтожными или предосудительными. Такой человѣкъ не способенъ ни къ чему важному и истинно полезному, какъ это замѣчено еще въ древности, гдѣ мудрецы не принимали къ себѣ и въ ученики тѣхъ людей, кои продолжительнымъ молчаніемъ не доказали въ себѣ способности къ дѣлу. Празднословіе вредитъ самой жизни и поступкамъ. Не должно опустить безъ особеннаго вниманія и того, что происходящая отъ празднословія пустота души и неосновательность ума не останавливаются на однихъ устахъ и словахъ, а, по закону природы нашей, переходятъ въ самыя наши дѣйствія и жизнь. Премудро замѣтилъ св. Іаковъ, что аще кто въ словѣ не согрѣшаетъ, сей силенъ обуздать и все тѣло (Іак. 3, 2): это естественная награда за обузданіе своего языка. Привыкшій, напротивъ, грѣшить въ словѣ, скоро начнетъ грѣшить и въ жизни.

III. Какъ же должно употреблять слово, чтобы оно не послужило нѣкогда къ нашему осужденію?

 а) Употреблять его съ крайнею бережливостію, какъ того требуетъ высокое происхожденіе слова, великое назначеніе его въ мірѣ, и крайне важныя дѣйствія его на другихъ людей и на насъ самихъ.

б) Употреблять на предметы того достойные, во славу Божію, на пользу ближнихъ и къ нашему усовершенствованію, и никакъ не употреблять на предметы срамные, на мысли нечестивыя, на чувства зловредныя; не употреблять на ложъ и обманъ, на клевету и ябеду., на брань и ссору.

в) Наблюдать за употребленіемъ своего слова и по временамъ требовать у себя отчета въ немъ,—всего лучше отходя ко сну, ежедневно.

г) Обращаться съ молитвою къ Господу, чтобы Онъ Самъ положилъ храненіе устамъ нашимъ, Самъ. ограждалъ насъ Своею благодатію отъ духа празднословія, который съ такою свирѣпостію заражаетъ нынѣ всю вселенную. Ибо, если святые Божій человѣки, Давиды, Сирахи, Ефремы не видѣли въ себѣ самихъ достаточныхъ силъ на сраженіе съ симъ обольстительнымъ и зловреднымъ духомъ: то намъ ли ожидать побѣды надъ нимъ безъ помощи свыше? Когда мы будемъ поступать такимъ ‘образомъ, то слово наше постепенно освободится отъ всѣхъ недостатковъ и сдѣлается наконецъ тѣмъ, чѣмъ быть должно — живоноснымъ отгласомъ въ насъ слова Творческаго., свѣтлымъ отпечаткомъ чистаго существа нашего, могущественнымъ органомъ нашего владычества надъ тварями, священною цѣпко, связующею насъ со всѣмъ человѣчествомъ, вѣрнымъ посредникомъ къ сообщенію другимъ ...того, что въ насъ есть добраго, и къ принятію отъ другихъ, чего недостаетъ намъ,— всегдашнимъ орудіемъ и залогомъ нашего преуспѣянія во всякомъ совершенствѣ. Аминь. (Сост. по проп. Иннокентія, аірхіеп. хёрсонск. и тавр., т. III, стр. 415—420, изд. ВольФа).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий