Поученіе. Преставленіе свт. Гурія, архіепископа Казанскаго

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Уроки изъ его жизни: а) Богъ въ благопотребное время воздвигаетъ св. дѣятелей въ вертоградѣ Своей церкви, — б) святость жизни есть одно изъ условій привлеченія благодати Божіей къ христіанину, в) Промыслъ Божій незримо руководитъ всѣхъ, направляя ихъ на путь спасенія.

Святитель Гурій, архіепископ Казанскій

I. Тамъ, гдѣ жилъ преп. Сергій съ родителями, предъ удаленіемъ въ пустыню, въ Радонежскомъ городкѣ родился св. нынѣ прославляемый Гурій, въ крещеніи Григорій; родители его были дворяне Руготины, бѣдные и не очень извѣстные.

Въ домѣ благочестиваго отца сынъ получилъ благочестивое воспитаніе и обученъ былъ читать и писать. Сыновья незнатныхъ дворянъ обыкновенно служили тогда если не въ службѣ великаго князя, то при домахъ богатыхъ княжескихъ фамилій. — Такъ служилъ въ домѣ князя Ивана Пенькова и Григорій Руготинъ. Григорій былъ уменъ и смышленъ, нрава кроткаго и уступчиваго, честности неподкупной; онъ любилъ ходить въ храмъ Божій на молитву, молился и въ домѣ; любилъ цѣломудріе и, охраняя его, держалъ постъ; подавалъ нищимъ милостыню, какую только могъ. Умъ, строгая честность и благочестивая жизнь Григорія пріобрѣли особенную довѣренность къ нему князя и его супруги: Григорію поручено было все управленіе по княжескому дому. — Товарищи Григорія стали завидовать счастію его. Завистъ, мучившая бѣдныхъ, довела ихъ до того, что они оклеветали невиннаго предъ княземъ въ тяжкомъ преступленіи, касавшемся чести его супруги. Гордый и вспыльчивый князь, не разобравъ дѣла, хотѣлъ убить Григорія. Сынъ князя былъ остороженъ: онъ представилъ отцу, что такая расправа только опозоритъ домъ ихъ, и упросилъ не спѣшить исполненіемъ приговора, столько опаснаго для нихъ самихъ. Удержавъ порывы гнѣва, князь придумалъ другую мѣру мести. Была выкопана яма, и въ ней опущенъ срубъ; сюда-то велѣлъ онъ запереть Григорія. Только малое отверстіе сверху темницы пропускало въ нее свѣтъ и въ то же окошко бросали Григорію на пять дней по снопу овса и опускали немного воды. Тяжко было положеніе невиннаго страдальца: природа отвращается отъ страданія и неправды — и Григорій на первый разъ не могъ не чувствовать горькой скорби. Но благочестивая душа его скоро помирилась съ темницею. «Мученики, думалъ Григорій, терпѣли и не то, при всей своей святости; темница избавила меня отъ соблазновъ и тревогъ мірскихъ; это уединеніе оставляетъ мнѣ полную свободу готовиться къ вѣчности, — а для чего и жить на землѣ, если не для вѣчности?» И вотъ блаженный Григорій «въ такой бѣдѣ наипаче простирается на славословіе Божіе, терпя и благодаря Бога о всемъ». — Уже проходилъ второй годъ заключенія, когда одинъ изъ товарищей по княжескому дому, бывшій другомъ ему, упросилъ суроваго сторожа Григорьева — дозволить подойти къ окну темницы и поговорить съ заключеннымъ; добрый товарищъ ночью подошелъ къ окну и, спросивъ о состояніи заключеннаго, вызвался доставлять ему приличную пищу. Григорій, поблагодаривъ друга за участіе, сказалъ: «безъ наказанія, которое терплю я, душа моя могла остаться неисцѣленной; благодареніе Богу за все! въ пищѣ не имѣю я нужды: а прошу друга моего приносить чернила и бумаги, я стану писать азбуки, а другъ будетъ продавать ихъ и деньги послѣ покупки бумаги станетъ раздавать нищимъ». Такъ Григорій и въ темницѣ хотѣлъ, чтобы дѣти учились закону Божію, также какъ хотѣлъ помогать бѣднымъ, самъ терпя крайнія нужды. — Спустя два года неожиданно въ дверяхъ темницы блеснулъ свѣтъ. Григорій, сотворивъ молитву, толкнулъ дверь, — она отворилась. Страдалецъ понялъ, что Господь даруетъ ему свободу Онъ взялъ икону Божіей Матери, бывшую съ нимъ въ темницѣ, и пошелъ изъ темницы прямо въ обитель Іосифа волоколамскаго, извѣстную тогда по строгой жизни иноковъ.

Принятый въ число братства, Григорій принялъ монашество и имя Гурія. Иноческая жизнь уже знакома была ему по темницѣ: въ темницѣ привыкъ онъ и къ посту, и къ безмолвію, и къ постоянному Богомыслію; отъ своей воли отучили его въ княжескомъ дому. — Потому-то блаж. Гурій «бысть монахъ чуденъ и живяше по монастырскому чину и обычаю, игумену и братіи повинуяся», какъ пишетъ блаж. Гермогенъ. — По высокой духовной жизни своей въ 1542 г. онъ былъ избранъ въ игумена обители Іосифовой. Пробывъ настоятелемъ обители девять лѣтъ безъ двухъ мѣсяцевъ, блаженный Гурій по болѣзни (темничная жизнь разстроила здоровье его на всю жизнь) сложилъ съ себя заботы начальствованія и два года жилъ на покоѣ, въ постѣ и Богомысліи, приготовляясь, самъ не вѣдая того, по устроенію Промысла Божія, къ великому служенію въ должности святителя русской церкви.

Для завоеваннаго казанскаго царства соборъ опредѣлилъ избрать архіепископа. Это мѣсто служенія въ тогдашнее время было чрезвычайно важно: здѣсь надлежало быть съ апостольскою ревностію и чистотою души, чтобы благоплодно проповѣдывать святую вѣру незнающимъ ея. Потому и избраніе архипастыря происходило необыкновеннымъ образомъ. По совершеніи молебнаго пѣнія митрополитомъ изъ четырехъ жребіевъ взятъ былъ съ престола одинъ, и это былъ жребій Гурія; потомъ взятъ одинъ изъ двухъ, и это былъ опять жребій сего блаженнаго мужа. Февраля 7-го 1555 г. св. Гурій соборомъ архипастырей рукоположенъ въ архіепископа казанскаго. По прибытіи въ Казань святитель и жизнію и словомъ сталъ всѣхъ приводить ко Христу. Невѣрующіе видѣли, что жизнь его — любовь святая, любовь благотворительная для всѣхъ безъ различія, и во множествѣ обращались ко Христу. На второмъ году служенія своего святитель началъ строить близь Казани Зилантовъ монастырь. По уставу святителя, иноки сей обители занимались обученіемъ дѣтей чтенію и письму, преимущественно же закону Божію. Благочестивое желаніе знакомить дѣтей съ вѣрою и правилами христіанскими, пробудившееся еще въ темницѣ, теперь развилось въ немъ съ особенною силою. Еще и понынѣ, спустя 300 лѣтъ, жители Казани не начинаютъ учить дѣтей своихъ грамотѣ, не испросивъ благословенія святителя у нетлѣнныхъ мощей его. Такъ извѣстна въ томъ краю любовь святителя къ дѣлу образованія дѣтей. И труды евангельскаго проповѣдника въ странѣ мрака были благотворны. Божественный мужъ, свидѣтельствуетъ Гермогенъ, одинъ изъ преемниковъ его, ученіемъ своимъ привелъ ко Христу множество душъ. Послѣдніе три года жизни святитель Гурій лежалъ на одрѣ болѣзни, не могъ совершать служенія и даже ходить въ храмъ, но духъ его молился и молитвою низводилъ благодать небесную на его паству. — Въ великіе праздники носили его къ литургіи въ храмъ Благовѣщенія Богоматери, построенный имъ: здѣсь сидѣлъ или даже лежалъ онъ, слушая службу Божію: келья его и безъ того была у придѣла страстотерпцевъ Бориса и Глѣба; но душа его горѣла желаніемъ молиться вмѣстѣ съ паствою своею въ дни общей хвалы и молитвы. — Блаженная кончина его послѣдовала 5 декабря 1563 г., и святое тѣло его положено было въ Преображенской обители. (См. Житія святыхъ, сост. преосвящ. Филаретомъ, архіеп. черниговскимъ, мѣс. декабрь).

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий