Поученіе. Св. апостолъ Іуда

Прот. Григорій Дьяченко

О вѣчныхъ мученіяхъ.

 I. О св. ап. Іудѣ, память коего совершается нынѣ, церковный историкъ Никифоръ пишетъ: „божественный Іуда, не искаріотскій, но другой, котораго также звали Ѳаддеемъ и Леввеемъ, сынъ Іосифа, братъ Іакова, сброшеннаго съ крыши церковной, уловилъ сѣтію св. евангелія сначала Іудею, Галилею, Самарію, Идумею, потомъ города Аравіи, Сиріи и Месопотаміи; напослѣдокъ пришелъ въ гор. Едесъ, принадлежавшій царю Авгарю, и гдѣ другой Ѳаддей, одинъ изъ 70-ти апостоловъ, проповѣдывалъ Христа еще прежде него“.

По преданію извѣстно еще, что ап. Іуда проповѣдывалъ евангеліе и въ Персіи, откуда написалъ соборное посланіе къ вѣрующимъ, краткое, но на храняетъ отъ лжеучителей и угрожаетъ, что какъ было съ Содомомъ и Гоморрою, „такъ точно будетъ и съ сими мечтателями, злословящими то, чего не знаютъ, ропотниками, ничѣмъ не довольными, поступающими по похотямъ своимъ (нечестиво и беззаконно); уста которыхъ произносятъ надутыя словаа"; „это люди, отдѣляющіе себя отъ единства вѣры, душевные, не имѣющіе духа", говоритъ апостолъ, „безводныя облака, носимыя вѣтромъ, осеннія деревья, безплодныя, дважды умершія, исторгнутыя, свирѣпыя волны морскія, пѣнящіяся срамотами своими, звѣзды блуждающія, которымъ блюдется мракъ тьмы на вѣки"... Св. ап. Іуда далѣе пишетъ въ своемъ соборномъ посланіи, что Господь, не пощадившій и ангеловъ, накажетъ всякаго грѣшника, не старающагося исправить жизнь свою.

Св. ап. Іуда скончался мученически въ Месопотаміи (около 30-го года по Р. X.), онъ былъ распятъ на крестѣ; мѣсто погребенія его осталось неизвѣстнымъ.

II. Обратимъ вниманіе,, братія мои возлюбленные, на тѣ страшныя угрозы грѣшникамъ вѣчными мученіями, которыя въ пророческомъ духѣ изречены въ посланіи св. ап. Іуды, и побесѣдуемъ въ настоящій разъ о вѣчныхъ мученіяхъ грѣшниковъ въ аду.

Представьте себѣ мрачную подземную темницу, глубочайшую пропасть, безотрадное мѣсто плача или ужаснѣйшую пещь огня неугасимаго, и посмотрите тамъ на заключеннаго горящаго въ пламени грѣшника!.. Его непрестанно уязвляетъ тамъ державная десница Вышняго тремя страшными стрѣлами и наноситъ ему три страшныя раны: вѣчное раскаяніе безъ пользы, безмѣрную муку безъ отрады, крайнее желаніе безъ надежды.

а) Первая стрѣла гнѣва Божія—это живое воспоминаніе протекшей жизни, — воспоминаніе горькое, которое производитъ еще болѣе горькое, но безполезное раскаяніе. Нераскаянный грѣшникъ никогда не забудетъ грѣховъ своихъ! И вѣчно они будутъ мучить его совѣсть, вѣчно онъ будетъ въ нихъ раскаиваться, но безъ пользы, вѣчно будетъ онъ лить слезы, но онѣ уже не омоютъ грѣховъ его: нѣтъ! онѣ еще болѣе будутъ разжигать пламень мученія... Во адѣ нѣтъ мѣста покаянію: заклинилися уже двери царства небеснаго и будутъ заперты во вѣки вѣковъ! Бѣдная душа грѣшная! Что ты такое сдѣлала, что ты мучишься такъ страшно? Въ чемъ ты согрѣшила, что мучишься тутъ вѣчно?—„Я вкусилъ каплю меду и вотъ за это мучусь вѣчно! « говоритъ грѣшникъ. Эти пиры и ликованія, эта нечистая плотская любовь, игры и потѣхи—что эта было какъ не капля меду? А эта сатанинская радость, когда я видѣлъ ближняго въ несчастіи, когда я мстилъ ему, поносилъ его изъ зависти и по злобѣ— что это было, какъ не капля меду! И всѣ эти богатства, ради которыхъ я обременилъ совѣсть мою безчисленными обидами, дѣлами беззаконными — вѣдь все это было только капля меду! И слава, и знатность, и честь и покой, все, чѣмъ наслаждался я безъ страха Божія,—все, все было капля меду, да и то смѣшаннаго съ отравой., съ суетами и болѣзнями! Да если бы и вся жизнь моя протекла лишь въ счастіи земномъ,—что все это въ сравненіи съ вѣчнымъ мученіемъ?—Одна капля меду, ничто, яко день вчерашній, иже мимо иде!..

Кто далъ бы мнѣ теперь хотъ одну минуту для покаянія! Но нѣтъ уже времени: оно окончилось; теперь настала вѣчность, и вѣчно я буду плакать безъ пользы. Но это только первая стрѣла гнѣва Божія, поражающаго грѣшника.

б) Вторая стрѣла, это—самая мука адская. Соберу на нихъ злая, угрожаетъ Богъ грѣшникамъ (Второз. 32, 20). Собраніе, соединеніе всѣхъ золъ, всѣхъ бѣдъ и мукъ вмѣстѣ—вотъ состояніе мучимыхъ во адѣ! Всѣ виды скорбей собраны въ одну чашу, всѣ пламени огня неугасимаго соединены въ одинъ пламень, всѣ муки вѣчныя—въ одной мукѣ! Мученіе вѣчное — безъ ослабы, безъ конца! Отче Аврааме, взываетъ евангельскій богачъ, ты отецъ милости, окажи милость мнѣ, горящему въ огнѣ неугасающемъ! О, пошли этого счастливца Лазаря, чтобы омочилъ онъ конецъ перста въ водѣ и прохладилъ языкъ мой пламенѣющій. — И что же говоритъ ему Авраамъ? — Нѣтъ, чадо мое, ты все получилъ уже въ жизни твоей., не ожидай болѣе ничего.

в) Третья стрѣла гнѣва Божія, уязвляющая сердце грѣшника, это—желаніе безъ надежды, желаніе Бога, безъ надежды на Бога! Видалъ ли ты когда-нибудь волны морскія, которыя устремляются на берегъ, будто хотятъ затопить всю землю собою, но потомъ, ударившись  о скалы, разбиваются на тысячу брызгъ и съ пѣною возвращаются назадъ? Вотъ также устремляться будетъ и душа грѣшника къ общенію съ Богомъ, но встрѣтивъ сердце Божіе, точно скалу твердую, будетъ разбиваться отъ болѣзни лютой! Желать Бога всегда и не надѣяться увидѣть Его никогда— да это такое мученіе, которое мы и объяснить не можемъ! Подумайте только, что если бы прекраснѣйшее и святѣйшее лицо Божіе на одну лишь минуту сокрылось отъ очей праведныхъ, то самый рай сталъ бы для нихъ адомъ; и если бы оно на одну лишь минуту показалось мучимымъ во адѣ, то самый адъ сталъ бы раемъ. Подумайте, если бы грѣшники имѣли надежду когда нибудь увидѣть лице Божіе, то мученіе милліоновъ вѣковъ показалось бы имъ ни за что! Каково же ихъ мученіе, когда они будутъ вѣчно желать безъ надежды узрѣть лице Божіе!

ІІІ. Братія! Будемъ помнить вѣчную муку, дабы избѣгнуть ея. Въ древнія времена, одинъ св. отшельникъ терпѣлъ искушеніе отъ плоти; вотъ разъ діаволъ и представилъ ему подобіе женщины, чтобы его скорѣе на грѣхъ соблазнить. Что же отшельникъ сдѣлалъ? Онъ протянулъ палецъ на огонь горѣвшей свѣчи, а какъ не могъ вынести страданій, то тотчасъ же отдернулъ руку и сказалъ самъ себѣ: „если я не могу вытерпѣть одной минуты, чтобы мой палецъ горѣлъ на огнѣ, то какъ же вытерплю я муку вѣчную, когда буду горѣть весь тѣломъ и душею въ пламени геенны? Иди отъ меня, сатана! „—И тотчасъ женщина исчезла, отшельникъ побѣдилъ плоть, посрамилъ діавола, избѣжалъ грѣха, спасъ душу... О, если бы и каждый изъ насъ, когда будетъ его искушать плоть, міръ или діаволъ, говорилъ самъ себѣ: „вѣдь за то, что я дѣлаю, мнѣ придется мучиться во адѣ; мучиться вѣчно“,—подумайте: что была бы тогда за охота грѣшить? Нѣтъ! повторяю: не будетъ мучиться тотъ, кто помнитъ муку вѣчную. Но многіе ли помнятъ о ней?.. (Извлеч. въ сокращ. изъ „Поучит. слова» святителя Иліи Минятія, сн. № 109 „Троицк. листкѣ).

 

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896 г

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий