Поученіе. Св. Кириллъ, просвѣтитель славянъ

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

 Заслуги его для славянскаго міра

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий

  I. Св. церковь нынѣ празднуетъ память св. Кирилла, просвѣтителя славянъ. Св. Кириллъ до принятія монашества назывался Константиномъ.

Былъ у него братъ Меѳодій. Родомъ они были изъ г. Солуня—того самаго, куда ап. Павелъ писалъ свое посланіе; происходили они отъ родителей благочестивыхъ, которыхъ звали Левъ и Марія. Отецъ вскорѣ умеръ, а Константина отдали въ училище, гдѣ онъ съ любовію занимался науками. На 15 году Константинъ былъ вызванъ въ Царьградъ ко двору въ соученики юному царевичу наслѣднику Михаилу, чтобы примѣромъ Константина заохотить наслѣдника къ ученію и ко всему прекрасному. Въ числѣ учителей здѣсь былъ Фотій, ученѣйшій мужъ своего времени, впослѣдствіи патріархъ константинопольскій. Онъ полюбилъ Константина и даже сдружился съ нимъ. Константинъ успѣлъ во всѣхъ познаніяхъ, какъ нельзя болѣе, и за свою ученость получилъ названіе философа. Вскорѣ онъ былъ посвященъ въ священники и былъ назначенъ библіотекаремъ при храмѣ св. Софіи, а потомъ учителемъ въ одномъ высшемъ учебномъ заведеніи, гдѣ назначено ему преподавать философію и языки, которые онъ зналъ въ совершенствѣ, но не лежала его душа къ жизни мірской,—онъ искалъ уединенія, желалъ быть отшельникомъ, для чего и удалился на одну гору въ монастырь, здѣсь сошелся онъ съ братомъ своимъ Меѳодіемъ, который ранѣе оставилъ міръ, и вмѣстѣ съ нимъ проводилъ время въ постѣ, молитвѣ и ученыхъ трудахъ. Промыслъ, невѣдомо для нихъ, готовилъ братьевъ къ великому подвигу—просвѣщенію славянъ.

Въ 862 году нѣкоторые славянскіе князья прислали въ Константинополь къ греческому императору пословъ съ просьбою прислать просвѣщенныхъ людей, которые бы сообщили славянамъ ученіе Христово и службу церковную на родномъ славянскомъ языкѣ, такъ какъ вѣра Христова преподавалась славянамъ этимъ на языкѣ латинскомъ, для славянъ непонятномъ. Царь и патріархъ рѣшили на это дѣло позвать Константина. Константинъ не отказался. «Хотъ я слабъ и боленъ тѣломъ,— сказалъ онъ,— но иду къ славянамъ съ радостію». Но трудъ этотъ былъ нелегкій. У славянъ не было своей азбуки. Нужно было славянскую азбуку изобрѣсти, и тогда только можно было переложить священныя и церковныя книги на понятную для славянъ рѣчь. Константинъ наложилъ на себя 40-дневный постъ и въ монастырскомъ уединеніи молилъ Бога вразумить его составить славянскую азбуку. Молитва его услышана, а збука была имъ составлена. Многія буквы были взяты съ греческаго языка, другія изобрѣтены вновь. Константинъ немедленно приступилъ и къ переводу священныхъ, съ греческаго на языкъ славянскій. Переведены сначала самыя нужныя. Первыя слова, переведенныя имъ, были величественныя слова пасхальнаго евангелія: началѣ бѣ слово и слово бѣ къ Богу и Богъ бѣ слово". Слова, читаемыя въ Свѣтлое Воскресеніе, какъ бы предвѣщали и духовное воскресеніе славянскихъ народовъ.

Дѣйствительно, скоро славяне стали просвѣщаться вѣрою Христовою въ полномъ смыслѣ этого слова. Въ одномъ мѣстѣ, какъ говоритъ преданіе, 4500 славянъ язычниковъ перешли въ христіанство только потому, что услыхали ученіе Христово на родномъ, понятномъ для нихъ языкѣ. Можно представить, какая вновь между славянами была радость, когда переведены были не только священныя, самыя необходимыя книги, но и богослужебныя, когда и утреню, и литургію, и вечерню стали совершать на понятномъ славянскомъ языкѣ. Такъ Константинъ съ братомъ Меѳодіемъ, вмѣстѣ и порознь, ходили во всѣ славянскія земли и разносили это духовное сокровище— священныя и богослужебныя книги на родномъ языкѣ. Всѣ радовались и благодарили Бога,— князья учреждали училища, давали учениковъ, которые учились и другихъ потомъ учили славянской грамотѣ.

Не нравилось это только прежнимъ учителямъ славянъ латинскимъ и нѣмецкимъ, которые преподавали ученіе вѣры и совершали службу на латинскомъ языкѣ и которыхъ теперь христіане, ихъ бывшіе ученики, оставляли. Они подняли съ Константиномъ споръ и говорили, что только на трехъ языкахъ нужно хвалить Бога—на тѣхъ, на которыхъ была устроена Пилатомъ на крестѣ надпись — на еврейскомъ, греческомъ и римскомъ. Константинъ говорилъ, что Пилатъ въ этомъ случаѣ учителемъ быть не можетъ,— что у царя Давида всѣ народы призываются къ хваленію Бога, и Самъ Спаситель сказалъ: идите, научите всѣ народы. То и другое дѣло предлагается понятно на родномъ, понятномъ каждому народу, языкѣ. Долго Константинъ убѣждалъ ихъ.

Наконецъ извѣстіе объ этомъ спорѣ дошло и до Рима, до папы. Папа пожелалъ видѣть Константина и Меѳодія и вызвалъ ихъ въ Римъ. Но онъ дѣло ихъ одобрилъ, положилъ славянскія книги на престолѣ, самъ служилъ по нимъ и другимъ велѣлъ служить. Изъ Рима однакоже не суждено было Константину возвратиться на дальнѣйшіе евангельскіе труды. Онъ ранѣе брата Меѳодія созрѣлъ для вѣчности и вотъ насталъ конецъ его жизни. Во время тяжкой болѣзни онъ утѣшенъ былъ явленіемъ Господа, звавшаго его въ небесныя обители. Больной принялъ иноческій образъ съ именемъ Кирилла и такъ пробылъ еще 50 дней. Наступилъ часъ смерти. Простерши руки, Кириллъ со слезами молился о возращеніи церкви Христовой, объ утвержденіи и сохраненіи въ вѣрѣ и единомысліи славянскаго племени и избавленіи его отъ навѣтовъ враговъ. «Устрой ихъ, Господи, сильною десницей Твоею, заключилъ онъ свою молитву, и покрой кровомъ крылъ Твоихъ, да всѣ восхваляютъ и славятъ имя Твое святое Отца и Сына и Св. Духа. Аминь» . А брата своего Меѳодія убѣждалъ не оставлять начатаго дѣла для славянъ и говорилъ ему: «мы, братъ, тянули съ тобой одну борозду и я, падая на грядѣ, кончаю свои дни. А ты не оставляй нашего ученія, ты этимъ лучше можешь спастись, чѣмъ на любимой тобой горѣ». Облобызавъ брата и учениковъ святымъ цѣлованіемъ съ хваленіемъ на устахъ Бога, Кириллъ мирно почилъ о Господѣ 42 лѣтъ въ 14 д. Февр. 869 года.

II. а) Въ св. Кириллѣ поучительно прежде всего то, что онъ больной, слабый оставляетъ свое любимое уединеніе, свой келейный покой, и идетъ на труды апостольскіе.—Больной, и идетъ,—слабый, и однакожъ не отказывается отъ трудовъ, не отказывается потому, что надѣялся своимъ трудомъ принести пользу, что за грѣхъ считалъ скрыть тотъ талантъ, которымъ обладалъ. Какая ревность! Какое самопожертвованіе! Дай Богъ, чтобы всегда было больше подобныхъ самоотверженныхъ тружениковъ для славы имени Христова и для спасенія ближняго. Но кто же можетъ быть такимъ ревнителемъ? Одни ли пастыри церкви? Нѣтъ, каждый, просвѣщенный вѣрою Христовою, долженъ быть свѣтомъ для другихъ. Вы есте свѣтя міра. Тако да просвѣтится свѣтъ вашъ предъ человѣки, говоритъ Спаситель. Да разумѣваемъ другъ друга въ пощреніи любви и добрыхъ дѣлъ, говоритъ апостолъ. И ученый, и учитель, и знатный, и богатый,—всѣ должны, кого можно, наставлять, вразумлять, поучать.

б) Св. Кириллъ, ревнуя о душевномъ спасеніи славянъ, изобрѣлъ славянскую грамоту для нихъ, каковымъ безцѣннымъ изобрѣтеніемъ воспользовались и мы, русскіе, какъ славянское племя, и перевелъ на славянскій языкъ всѣ священныя и богослужебныя книги для того, чтобы славяне лучше понимали и усвоивали слово Божіе и чтобы съ сознаніемъ стояли за службами церковными. Пойми, православный христіанинъ, для чего и тебя учатъ грамотѣ и на что ты долженъ прежде всего употреблять ея знаніе— на чтеніе и изученіе слова Божія и для того, чтобы съ большимъ пониманіемъ стоять за службами церковными. Но никогда на Руси не было до такихъ предѣловъ распространено образованіе во всѣхъ классахъ народа, какъ нынѣ, и однакожъ, что мы видимъ? Никогда еще не было и такой нелюбви къ духовному чтенію, какъ нынѣ. Бывало Псалтирь многіе знали чуть не всю на изусть, а нынѣ внѣ службы церковной многіе ли ее знаютъ и читаютъ? Бывало, четьи-минеи были настольными книгами, цѣлые вечера проводили за чтеніемъ ихъ, все семейство наслаждалось слушаніемъ ихъ, а нынѣ едва увидишь только евангеліе, но и оно читается далеко не всѣми и имѣется далеко не во всѣхъ домахъ. Не берутъ въ руки сокровища небеснаго, не читаютъ слова живаго, чуждаются пищи Божественной, нетлѣнной, этой манны, принесенной съ неба Самимъ Сыномъ Божіимъ, не читаютъ даже тогда, когда оно переведено для большаго пониманія на русскій языкъ,—скажите: какая ошибка можетъ быть непростительнѣе и гибельнѣе этой ошибки? Вмѣсто того, чтобы пить изъ чистаго источника воду живую, ведущую въ жизнь вѣчную, пьютъ съ услажденіемъ мутную и грязную воду безнравственныхъ и безбожныхъ ученій, отвращающихъ отъ Бога, жизни святой и наслѣдія царствія небеснаго.

А служба церковная, которая чрезъ переводъ съ греческаго на славянскій языкъ стала такъ удобопонятна почтя во всѣхъ частяхъ своихъ—эта служба иного ли услаждаетъ насъ? — Къ несчастію нужно сознаться, что многіе за службами въ храмѣ совсѣмъ не бываютъ, несмотря на то, что живутъ на самомъ близкомъ разстояніи отъ него. Многіе во время праздничной службы предпочитаютъ оставаться дома и заниматься житейскими дѣлами или проводятъ время во снѣ. Другіе спокойно вмѣсто службы подъ праздникъ отправляются въ какое-нибудь увеселительное мѣсто, или къ роднымъ и знакомымъ, гдѣ проводятъ время въ пѣсняхъ, играхъ, пляскахъ и другихъ грѣховныхъ удовольствіяхъ, или къ себѣ приглашаютъ съ этою же цѣлію. Служба Божія, которую съ такою любовію перевели славянскіе первоучители на понятный для насъ языкъ, такимъ образомъ оставляется, забывается, размѣнивается на свѣтскія удовольствія. Какъ глубоко чрезъ это оскорбляютъ такіе христіане св. первоучителей! Какъ еще болѣе этого оскорбляютъ Бога и Христа Его, не почитая дней и дѣйствій священныхъ, угождая врагу, служа плоти и грѣху въ такіе дни, которые всецѣло принадлежатъ Христу!

III. Убоимся подобнаго надругательства надъ священнымъ, убоимся Бога, будемъ чтить дни Господни, возлюбимъ службу Божію и съ радостію пойдемъ въ храмъ Господень, какъ только услышимъ зовъ въ него. Только при такой любви къ храму земному, къ хваленію Господа на землѣ, мы съ радостію переселимся и въ храмъ небесный, когда наступитъ часъ переселенія въ него. (Сост. по «„Воскр. дн.» за 1888 г. № 6).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий