Поученіе. Св. мучен. Леонтій

Прот. Григорій Дьяченко

Побѣждающая сила христіанской доброты

  I. Св. мучен. Леонтій, память коего совершается нынѣ, былъ грекъ, служилъ военачальникомъ римскихъ войскъ при царѣ Веспасіанѣ и жилъ въ г. Триполи, близъ горы Ливана. Онъ исповѣдывалъ христіанскую вѣру.

Вотъ какъ онъ удостоился вѣнца мученическаго вмѣстѣ съ двумя воинами— христіанами, изъ язычниковъ, Ипатіемъ и Ѳеодуломъ. Адріанъ, римскій сановникъ, ревнитель язычества и врагъ христіанства, отправился въ Финикію, чтобы тамъ преслѣдовать христіанъ. Узнавъ о Леонтіи, который самъ отвергалъ идоловъ и отвращалъ другихъ отъ поклоненія имъ, Адріанъ послалъ трибуна Ипатія съ воинами за нимъ. Около города самъ Леонтій встрѣтилъ ихъ съ воинами и, обѣщавъ указать, кого они ищутъ, пригласилъ къ себѣ въ домъ для отдыха, предложилъ имъ трапезу, принялъ ихъ съ такимъ радушіемъ, съ какимъ принимаемъ своихъ дорогихъ друзей, а послѣ трапезы объявилъ, что онъ-то и есть Леонтій, другъ не языческихъ боговъ, а христіанскаго. Тогда Платій и воинъ Ѳеодулъ упали къ его ногамъ и сказали: „и мы хотимъ быть христіанами " . Леонтій помолился; вдругь свѣтлое облако осѣнило Ипатія и Ѳеодула, и дождь упалъ на нихъ изъ облака; св. Ѳеодулъ призвалъ имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, и такимъ образомъ крестилъ ихъ.

Но вотъ прибылъ въ Триполи и самъ Адріанъ, и сильно разгнѣвался на Леонтія, Ипатія и Ѳеодула. „Кто ты таковъ и какими волшебными средствами отвратилъ вѣрныхъ царскихъ слугъ отъ язычества къ христіанству ? « спросилъ Адріанъ Леонтія. „Я воинъ Христовъ и сынъ Свѣта, просвѣщающаго всякаго человѣка „.— „А вы ради чего отреклись отъ отеческихъ преданій и измѣнили царю?“- спросилъ также Адріанъ Ипатія и Ѳеодула.—„ Ради того, что мы получили гораздо лучшую награду отъ Царя небеснаго“, отвѣчали они. Адріанъ приказалъ жестоко мучить всѣхъ ихъ, и затѣмъ Ипатія и Ѳеодула убили мечомъ, а Леонтія били такъ, что онъ скончался подъ ударами.

II. Въ этомъ разсказѣ видите вы, братія мой, силу христіанской доброты, побѣждающей самыхъ грубыхъ, самыхъ черствыхъ язычниковъ — враговъ. Эта доброта христіанская весьма содѣйствовала успѣхамъ распространенія христіанскаго ученія между язычниками.

Удивительно, съ какою быстротою распространялась вѣра христіанская въ первые времена христіанства. „Смотрите, мы существуемъ только со вчерашняго дня и уже наполняемъ все: ваши города, острова, крѣпости, дворцы, сенаты, лагери, судилища; оставляемъ вамъ только ваши капищ», писалъ римскому сенату въ своей апологіи, или защитительной рѣчи въ пользу христіанъ, христіанскій писатель конца 2-го вѣка, знаменитый ученый Тертулліанъ.

Объясняютъ такіе быстрые успѣхи христіанства среди язычниковъ и высотою ученія христіанскаго, и пустотою язычества, и особенною ревностію христіанскихъ проповѣдниковъ, и твердостію христіанскихъ мучениковъ въ ихъ страданіяхъ за вѣру, и чудесами, которыя совершались въ тѣ времена среди вѣрующихъ.

Все это такъ; но при этомъ очень не маловажное значеніе имѣла и сама» жизнь христіанъ, исполненная любви, ласковости и доброты не только въ отношеніи къ своимъ приснымъ по вѣрѣ, но и въ отношеніи къ чужимъ, стороннимъ,—въ отношеніи къ иновѣрцамъ. На эту сердечную доброту первыхъ христіанъ, на ихъ широкую любовь ко всѣмъ, какъ на особенную силу въ дѣлѣ распространенія вѣры христіанской, указывалъ въ свое время и жестокій гонитель христіанъ, богоотступникъ, императоръ римскій Юліанъ. „Обратите вниманіе на то, что ничто столько не способствуетъ успѣхамъ суевѣрія христіанъ, какъ любовь, которую они оказываютъ всѣмъ“, писалъ Юліанъ одному изъ языческихъ жрецовъ, совѣтуя ему, чѣмъ бы, по его мнѣнію, можно было поднять язычество въ его безсильной борьбѣ съ христіанствомъ. „Я думаю", продолжалъ онъ, „что и намъ нужно бы перенять это качество, у христіанъ. Итакъ, основывайте больницы и страннопріимницы въ каждомъ городѣ:, ибо вамъ будетъ стыдно, если мы останимъ въ пренебреженіи своихъ нищихъ, тогда какъ... эти нечестивые галилеяне (такъ отступникъ отъ христіанства называлъ христіанъ) питаютъ не только бѣдныхъ, присныхъ имъ по вѣрѣ, но даже и нашихъ". Но могла ли сравниться благотворительность язычника, благотворительность по приказу, холодная, искусственно подогрѣтая, съ благотворительностію, добротою христіанъ, основанною на глубокихъ внутреннихъ началахъ любви христіанской? Могло ли язычество представить хоть въ немногихъ личностяхъ такую высоту самоотверженной любви къ ближнимъ, какую представляли, напримѣръ, египетскіе христіане во время моровой язвы, свирѣпствовавшей въ Александріи, въ Египтѣ, во второй половинѣ 3-го вѣка? Замѣтивши, что эта язва свирѣпствовала больше всего между язычниками, церковный историкъ Евсевій, словами современника бѣдствія епископа Діонисія, говоритъ: „тогда весьма многіе изъ нашихъ братій отъ избытка любви и братолюбія не щадили самихъ себя, но, поддерживая другъ друга, безбоязненно посѣщали родныхъ, неутомимо ходили за ними и, служа имъ ради Христа, вмѣстѣ съ ними радостно умирали, привлекая къ себѣ болѣзнь отъ своихъ ближнихъ... Они принимали тѣла святыхъ (христіанъ) на распростертыя руки и перси, закрывали имъ глаза, заключали уста, несли ихъ на своихъ плечахъ, прижимали ихъ къ себѣ и обнимали, украшали ихъ омываніями и одеждами, а вскорѣ и сами сподоблялись того же... Совершенно напротивъ поступали язычники, продолжаетъ историкъ: они прогоняли начавшихъ хворать, убѣгали отъ самыхъ любезныхъ, выбрасывали на улицу полумертвыхъ, оставляли безъ погребенія мертвыхъ, и такимъ образомъ старались избавиться отъ передаваемой и сообщающейся смерти, которую, однакоже, при всѣхъ ихъ усиліяхъ, не легко было имъ отклонить отъ себя“ (Церк. ист. Евсев. т. I, кн. 7, гл. 22). Могло ли язычество представить такое дѣло благотворительности, какое, напримѣръ, представили христіане малоазійскаго города Амида, которые, по совѣту своего пастыря—епископа Акакія, продали церковные сосуды и выкупили 7,000 плѣнныхъ персовъ, захваченныхъ римскими войсками, томившими ихъ въ тяжкой неволѣ? Не удивительно, что и царь персидскій былъ изумленъ такою добротою амидійскихъ христіанъ и какъ на чудо пожелалъ посмотрѣть на ихъ епископа Акакія.

III. Вотъ чѣмъ и намъ, братія, нужно смягчать грубыя, упорныя сердца другихъ и склонять ихъ къ святой правдѣ и добру. Не гнѣвомъ и бранью, не жестокостію и побоями, а ласковымъ словомъ, обходительностію, участливостію, добротою побѣждайте вашихъ недоброжелателей; или иначе: добромъ побѣждайте злое. Въ такомъ только случаѣ побѣда несомнѣнно будетъ на вашей сторонѣ. Аминъ. (Сост. по проп. прилож. къ „Рук. для сельск. паст. " за 1889 г., іюнь).

 

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896 г

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий