Поученіе. Св. Порфирій, епископъ газскій

 Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

О любви ко врагамъ и о силѣ молитвы.

 I. Когда св. Порфирій, память коего совершается нынѣ, по своемъ избраніи во епископа отправился въ городъ Газу, мѣсто своего епископства, то городскіе жители, большею частію грубые язычники, ненавидѣвшіе христіанъ, узнавъ о приближеніи епископа, набросали на дорогѣ терну, надѣлали ямъ и зажгли кучи навоза, чтобы посмѣяться надъ христіанами, которыхъ съ женами и дѣтьми было не болѣе 280 душъ.

Съ такими изступленными язычниками пришлось жить святителю Порфирію, которые, еще не видя его, старались оскорблять! Но смиренный пастырь помнилъ наставленіе Господа и платилъ за зло добромъ. Такъ во время бездожія онъ, совершивъ крестный ходъ за городъ, въ тотъ же день испросилъ дождь у Бога, и язычники, которые семь дней напрасно приносили жертвы богамъ, увидѣли, что св. Порфирій угодникъ истиннаго Бога, и сотнями начали обращаться къ вѣрѣ Христовой.

II. Какіе уроки для нашей душевной пользы извлечемъ изъ житія святителя Порфирія, епископа газскаго? Слѣдующіе два.

а) Христіанская вѣра учитъ насъ не воздавать зломъ за зло, но побѣждать зло добромъ, и заповѣдуетъ намъ человѣколюбіе. Ложно поэтому думаютъ тѣ, которые считаютъ оскорбленіе иновѣрца, какъ наприм. еврея, дѣломъ угоднымъ Богу. Христіанская любовь простирается и на язычниковъ и заботится объ ихъ обращеніи не угрозами, а кроткими мѣрами.

б) Второй урокъ, который мы извлекаемъ изъ жизни святаго Порфирія, епископа газскаго, состоитъ въ томъ, что молитва христіанина, если она искренняя и усердная, можетъ быть весьма сильна и дѣйственна. Ею можно, напр., призвать дождь съ неба во время губительной засухи, какъ то сдѣлалъ св. Порфирій.

Нѣкоторые христіане знающіе и творящіе дѣло молитвы болѣе наружно, по обряду, нежели внутренно, по духу, не видя ощутительныхъ послѣдствій своей молитвы ни жъ себѣ, ни окрестъ себя, вмѣсто того, чтобъ усомниться въ истинѣ и достоинствѣ сво ихъ молитвъ, приходятъ къ той ложной мысли, что молитва сильная и дѣйствительная есть, можетъ быть, особенный даръ благодати, предоставленный только для нѣкоторыхъ избранныхъ Божіихъ и для нѣкоторыхъ только чрезвычайныхъ случаевъ.

Для таковыхъ скажемъ прямо, что нѣтъ человѣка, котораго молитва не могла бы содѣлаться сильною, если онъ того твердо и чистосердечно, съ вѣрою и упованіемъ на Бога, возжелаетъ; и нѣтъ вещи, въ которой бы молитва не могла содѣлаться дѣйствительною, если только предметъ молитвы не противенъ премудрости и благости Божіей и благу молящагося.

Представьте себѣ человѣка, который силою молитвы затворяетъ и отверзаетъ небо для прекращенія и низведенія дождя; велитъ, чтобы горсть муки и немного елея достаточны были для пропитанія нѣсколькихъ человѣкъ, на нѣсколько мѣсяцевъ, и даже, можетъ быть, не на одинъ годъ,—и это исполняется; дуетъ на мертваго, — и онъ воскресаетъ; низводитъ съ небесъ огнь, дабы онъ попалилъ жертву и жертвенникъ, погруженный въ воду.—Что можетъ показаться необыкновеннѣе такой силы молитвенной? Но такъ кажется только для человѣка, не знающаго силы духовной; а для знающаго сіе есть дѣло подобнаго намъ человѣка. Это ученіе св. ап. Іакова, который, поучая насъ молиться другъ за друга, въ убѣжденіе къ сему говоритъ, что мною можетъ молитва праведнаго, и это общее для всѣхъ наставленіе и убѣждающую мысль подтверждаетъ слѣд. примѣромъ: Иліи человѣкъ бѣ подобострастенъ намъ, и молитвою помолися, да не будетъ дождь; и не одожди по земли лѣта три и мѣсяцъ шесть: и паки помолися; и небо дождь даде, и земля прозябе плодъ свой (Іак. V, 16, 17 и 18). Для чего сказано здѣсь, что сей чудодѣйствующій Илія былъ подобострастенъ намъ? — Точно для того, чтобы, почитая его необыкновеннымъ человѣкомъ, не облѣнились мы подражать ему и достигать силы въ молитвѣ.

Изыскивайте, если хотите, изобрѣтайте въ мысляхъ вашихъ вещь, которая казалась бы недоступною силѣ молитвы — не отчаяваемся при свѣтѣ слова Божія показать вамъ, что она доступна и достижима, хотя бы даже казалась невозможною. Вообразите, напримѣръ, цѣлый народъ тяжкимъ преступленіемъ раздражившій Бога; присовокупите, что Богъ уже изъявляетъ праведную волю Свою погубить сей народъ, и что въ эти ужасныя минуты остается одинъ только человѣкъ на свѣтѣ, который можетъ принести молитву за сей, почти уже поглощаемый адомъ, народъ. Не кажется ли вамъ, что уже невозможно спасти народъ этотъ? Опытъ Moисея показалъ, что и сіе возможно. Народъ израильскій, непосредственно послѣ славнаго Богоявленія и законоположенія синайскаго, вдругъ впадаетъ въ идолопоклонство. Моисей предстоитъ Богу на горѣ. Выслушайте и уразумѣйте, какія дивныя слова въ это время изглаголалъ Господь Моисею: и нынѣ остави Мя, и возъярився гнѣвомъ на ня, потреблю ихъ (Исх. ХХХП, 10). Что же еще? Молитвенникъ и тогда не оставляетъ Бога, но усугубляетъ молитву, и гнѣвъ непобѣдимаго Всемогущаго уступаетъ силѣ молитвы бреннаго человѣка! И умилостивися Господь о злѣ, еже рече сотворите людемъ Своимъ (14). Измѣряйте здѣсь, если можете, чудесную силу молитвы, и найдите послѣ сего, чего бы не могла она совершить во спасеніе!

I I I . Отчего же столь многія молитвы остаются безъ дѣйствія, если всякая молитва можетъ быть столь сильна и дѣйствительна? Отмѣтимъ здѣсь одинъ случай, когда молитва кажется не исполненною, между тѣмъ какъ она исполняется неожиданнымъ и высшимъ образомъ. Такъ, св. ап. Павелъ трикраты молилъ Господа, да отступитъ отъ него пакостникъ плоти, но Богъ ему отвѣтствовалъ: довлѣетъ ти благодать Моя, сила бо Моя въ немощи совершается (2 Кор. XII, 8 и 9). Не прекращено искушеніе, но еще болѣе дивная дарована побѣда надъ продолжающимся искушеніемъ. Если исключить подобные сему случаи, то всѣ безуспѣшныя молитвы объясняются краткимъ изреченіемъ апостольскимъ: желаете, и не имате, зане не просите; просите и не пріемлете, зане злѣ просите, да въ сластехъ вашихъ иждивеніе (Іак. IV, 2. и 3). Наши молитвы безплодны или потому, что это не суть прошенія прилежныя и неотступныя, которыя бы исходили изъ глубины души, и въ которыхъ бы вся душа изливалась, но только желанія слабыя, которыя мы изрекаемъ безъ возбуяжденія духа, и думаемъ, что они сами собою должны исполниться; или потому, что прошешенія наши не чисты и злы, что мы просимъ вреднаго, а не полезнаго для души нашей, или просимъ не во славу Божію, но для удовлетворенія нашихъ хотѣній плотскихъ и самолюбивыхъ. (Сост. Г. Д—ко по проп. Фил. м. м,, т. I., изд. 1873 г. и др. источн.).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий