Поученіе. Св. пр. Илія

Прот. Григорій Дьяченко

Въ чемъ мы должны подражать св. пр. Иліи?

I. Св. пророкъ Илія жилъ за восемь сотъ слишкомъ лѣтъ до Р. X. и происходилъ изъ города Ѳесвы, поэтому и называется ѳесвитяниномъ. Когда еврейскій народъ предался идолопоклонству, то въ наказаніе за это Илія предсказалъ, что въ еврейской землѣ не будетъ дождя, — и не было его три года съ половиною.

Во время безплодія, происшедшаго отъ засухи, пророкъ Илія сначала былъ питаемъ воронами, которые приносили ему мясо, а потомъ жилъ у вдовы сарептской. Не смотря на то, что у этой вдовы была только горсть муки и немного елея въ сосудѣ, — ни мука, ни елей не оскудѣли во все время, пока жилъ у нея Илія. У этой вдовы умеръ сынъ, но Илія умолилъ Господа воскресить отрока. Изъ ревности своей къ вѣрѣ въ Господа Илія избилъ вааловыхъ жрецовъ, по принесеніи Богу жертвы, на которую сошелъ огонь съ неба, и потомъ возвѣстилъ, что скоро пойдетъ дождь, что и исполнилось. Пророкъ Илія былъ такъ угоденъ Богу, что удостоился явленія ему Господа въ гласѣ хлада тонка. Нечестивый царь Ахаавъ съ беззаконною царицею Іезавелью, а по смерти ихъ такой же нечестивецъ, сынъ ихъ Охозія, постоянно преслѣдовали пророка Илію и искали его смерти; но тѣ, которые покушались убить его, сами были побиваемы огнемъ небеснымъ. И жизнь Иліи была исполнена чудесъ и преставленіе его было чудесно. Онъ не умеръ, какъ умираютъ всѣ прочіе люди, онъ былъ взятъ вихремъ на небо на огненной колесницѣ, запряженной огненными конями.

Во время преображенія Господня, онъ явился съ Моѵсеемъ и бесѣдовалъ съ І. Христомъ, чему были свидѣтелями свв. ап. Петръ, Іаковъ и Іоаннъ.

II. Ублажаемый нынѣ праведникъ принадлежитъ, братія, къ числу тѣхъ великихъ мужей, кои, какъ звѣзды, сіяли на тверди церкви ветхозавѣтной, до восшествіи Солнца правды — явленія во плоти Сына Божія. Мы называемъ сего праведника пророкомъ, за особенную рѣшительность предсказаній его; но еще съ большею силою приличествуетъ ему названіе чудотворца. Чего не происходило по гласу Иліи? Небо и заключалось, и отверзалось, и не давало дождя, и проливало цѣлыя рѣки; огнь ниспадалъ на жертву и потреблялъ самую воду, коею она была окружена. Чего не произошло и для Иліи? — Вороны доставляли ему пищу, Іорданъ обнажалъ дно свое и проводилъ его по-суху; Самъ Богъ являлся Иліи такъ, какъ не являлся никому послѣ Моѵсея. Конецъ жизни, состоявшей изъ чудесъ, еще чудеснѣе: Илія возносится на небо на колесницѣ огненной, какъ не возносился никто прежде, и, вѣроятно, не вознесется никто послѣ.

И не смотря на все это, Илія, по слову апостола, бѣ человѣкъ подобострастенъ намъ (Іак. 5, 17)! Когда подумаешь о семъ, братія, то въ иное время тотчасъ возносишься какъ бы на высоту, а въ иное — какъ бы упадаешь долу. Въ минуту святого восторга хочешь возвыситься въ мысляхъ до высоты праведника, распространиться въ дѣйствіяхъ до его круга дѣятельности, слышишь внутрь себя голосъ, что Богъ Иліинъ (4 Цар. 2, 14) есть Богъ всѣхъ и каждаго, что у Него не одна огненная колесница, а тмы темъ (Псал. 67, 18). А въ минуту слабости духа взоръ неволъно поникаетъ долу предъ образомъ праведника, трудно бываетъ вѣрить, что все это совершено съ нашею бренною плотію, думаешь видѣть одну картину, начертанную рукою благочестиваго художника, стоишь въ мысляхъ у подошвы Хорива, и не смѣешь войти въ пещеру, гдѣ является Господь. Такъ бываетъ при мысли и о другихъ великихъ праведникахъ: духъ паритъ къ нимъ и съ ними, какъ съ своими, а плоть отрицается отъ нихъ, какъ отъ чуждыхъ, неподражаемыхъ.

Чему же именно должно подражать намъ въ Иліи?

а) Ужели дивнымъ дѣламъ его, въ коихъ онъ являлся превыше всея природы? А что же, возлюбленный, если бы мы сказали тебѣ — подражать и этому? Развѣ бы сказали неправду? — Развѣ вѣрующимъ во Христа не обѣщано знаменій? Знаменія же вѣровавшимъ, говоритъ Самъ Спаситель, сія послѣдуютъ: именемъ Моимъ бѣсы ижденутъ, языки возглаголютъ новы, змія возмутъ, аще и что смертно испіютъ, не вредитъ ихъ (Марк. 16, 17-18). Много сказано: но не думай, чтобы здѣсь было перечислено все; и это многое указано только для примѣра. Ибо послушай, чтó говоритъ еще въ другомъ мѣстѣ Самъ Спаситель: вѣруяй въ Мя дѣла, яже Азъ сотворихъ, и той сотворитъ, и больша сихъ сотворитъ (Іоан. 14, 12). Мало ли творилъ чудесъ Спаситель? Но вотъ, обѣщаются еще большія дѣла. Кому? вѣрующему, слѣдственно и тебѣ, если вѣруешь какъ должно. Намъ кажется это невозможнымъ, потому что мы далеки отъ высоты совершенства христіанскаго, — такъ, какъ человѣку, стоящему во рву, все кажется выше его.

б) Будемъ подражать и добродѣтелямъ св. пр. Иліи.

Много было въ Иліи чудесъ, но еще болѣе добродѣтелей. Будемъ подражать добродѣтелямъ, когда не можемъ подражать чудесамъ. Добродѣтели лучше чудесъ; ибо отъ нихъ и всѣ чудеса, а чудо еще не даетъ само по себѣ добродѣтели.

Будемъ подражать воздержанію Иліи, по коему онъ три года питался мукой и елеемъ.

Будемъ подражать святой наклонности къ уединенію, по коей онъ едва не всю жизнь провелъ въ пещерѣ.

Будемъ подражать смиренію, по коему Иліи не хотѣлось имѣть даже въ Елисеѣ свидѣтеля своего вознесенія на небо.

Паче же всего да возлюбимъ ревность Иліину по славѣ Бога истиннаго. Говорю: паче всего, ибо святая добродѣтель сія приходитъ у насъ едва не въ совершенное забвеніе. Коснутся какимъ-либо образомъ нашей чести, мы выходимъ изъ себя, готовы отдать за нее нашу жизнь. А честь вѣры и ея святѣйшихъ таинствъ, а честь Искупителя нашего и будущаго Судіи, а честь общей матери нашей церкви для многихъ — ничто! Говорите при нихъ, что угодно, противъ всего святого, они не скажутъ ни слова въ защиту, будутъ находить удовольствіе въ вашихъ словахъ, можетъ быть полюбятъ васъ за это. Такъ ли должно быть между истинно вѣрующими? Не явный ли это знакъ, что у такихъ дюдей нѣтъ вѣры въ сердцѣ, что они — тайные язычники? — А мало ли такихъ!

Посему-то мы и приглашаемъ подражать ревности Иліи. — Какъ подражать? Мечемъ Иліинымъ? — Нѣтъ, онъ въ рукахъ предержащей власти, которая всѣми дѣйствіями своими доказываетъ, что она, по выраженію апостола, не безъ ума мечь носитъ (Рим. 13, 4); а во-первыхъ — примѣромъ благимъ, то-есть личнымъ уваженіемъ твоимъ ко всему священному, во-вторыхъ, словомъ благимъ и убѣжденіемъ, коль скоро будешь остановлять порывы безумія и вразумлять людей буіихъ и ненаказанныхъ. По крайней мѣрѣ не слушай хульныхъ рѣчей, не улыбайся, когда сдышишь ихъ, а бѣги, если можешь, отъ говорящаго. Какъ бы много сократилось нечестіе, если бы наказывалось хотя однимъ невниманіемъ! (Сост. по слову въ день пр. Иліи, Иннокентія, архіеп. херс.).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий