Поученіе. Св. равноапостольный князь Владиміръ

Князь Владимир I в 980 году отдает распоряжения у идола Перуна (миниатюра №111 из Радзивилловой летописи, конец XV столетия)

Прот. Григорій Дьяченко

 Что дала вѣра православная нашему отечеству?

I. Нынѣ мы празднуемъ память того незабвеннаго для отечества нашего великаго князя, котораго наши предки называли не иначе, какъ солнцемъ земли русской, а св. церковь наименовала равноапостольнымъ. Онъ просвѣтилъ всю землю русскую свѣтомъ вѣры Христовой, извелъ ее изъ тьмы идолослуженія въ чудный свѣтъ благодати Божіей и возродилъ ее св. крещеніемъ; онъ утвердилъ въ отечествѣ нашемъ православную церковь — столпъ и утвержденіе истины, и такимъ образомъ водворилъ въ царствѣ русскомъ царство Христово — источникъ жизни, силы и могущества Россіи.

Вамъ извѣстно уже, что блаженная княгиня Ольга приняла христіанскую вѣру и заботилась о просвѣщеніи ею русскихъ; извѣстно также, что нѣкоторые изъ христіанъ пострадали даже за вѣру Христову. Но сынъ Ольги Святославъ остался до смерти язычникомъ. Такимъ же идолопоклонникомъ былъ и внукъ ея Владиміръ Святославовичъ. Почти уже на старости пришла ему благая мысль оставить языческую вѣру. Желая испытать, какая вѣра лучшая, Владиміръ посылалъ въ разныя страны пословъ, и узнавъ, что самая лучшая вѣра есть православная греческая, рѣшился принять ее; но по своему языческому убѣжденію не просилъ св. крещенія, а вознамѣрился взять его съ бою. Онъ пошелъ войной въ Перекопъ, обложилъ принадлежавшій грекамъ городъ Корсунь и взялъ его. Тамъ онъ просвѣщенъ былъ святымъ крещеніемъ, и женившись на сестрѣ греческихъ царей Аннѣ, возвратился въ Кіевъ съ епископами, священниками, церковными утварями и книгами. По прибытіи въ Кіевъ, онъ велѣлъ крестить двѣнадцать своихъ сыновъ, а потомъ и всѣхъ кіевлянъ. Послушные велѣнію князя кіевляне были крещены въ рѣкѣ Почайнѣ, при тогдашнемъ впаденіи ея въ Днѣпръ, а за ними крестились русскіе и въ прочихъ мѣстахъ великаго княжества Владимірова. Омывшись святымъ крещеніемъ отъ всѣхъ грѣховъ, Владиміръ жилъ благочестиво и богоугодно, строилъ церкви, учреждалъ школы, посылалъ проповѣдниковъ вѣры христіанской въ разныя мѣста русской земли, помогалъ бѣднымъ и несчастнымъ и этимъ заслужилъ у Бога милость и царство небесное, а у людей русскихъ незабвенную память, какъ о просвѣтителѣ христіанскою вѣрою всей русской земли.

II. а) Неисчислимое множество благодатныхъ плодовъ принесла отечеству нашему св. вѣра, насажденная въ немъ св. княземъ Владиміромъ. Все, что ни видимъ добраго, великаго и славнаго въ нашемъ отечествѣ, все, чѣмъ ни красуются наши города и веси, все, что ни есть доблестнаго, знаменитаго, приснопамятнаго въ исторіи царства русскаго, — есть плодъ св. вѣры, ея благодатныя дѣйствія и ея драгоцѣнный даръ. Она собрала во едино народъ русскій, раздѣленный прежде по племенамъ, и расширила предѣлы Россіи до концовъ земли.

Она ввела у насъ законы и благоустройство гражданское, устроила весь порядокъ жизни общественной и семейной, освятила взаимныя отношеніи и связи, которыми связуются всѣ члены великаго семейства народа русскаго во едино живое и крѣпкое тѣло государства русскаго.

Она воспитала великихъ и мудрыхъ царей, знаменитыхъ военачальниковъ и градоправителей, мудрыхъ мужей совѣта и руководителей, народа.

Она возрастила, возвела на небо и прославила вѣчною славою у Бога цѣлые лики святыхъ соотечественниковъ и сродниковъ нашихъ и содѣлала ихъ молитвенниками, хранителями и заступниками земли русской.

Она вдохновляла праотцевъ и отцевъ нашихъ мужествомъ, единомысліемъ и самоотверженіемъ, съ которыми они защищали и отстояли достояніе предковъ отъ множества враговъ своихъ. И теперь, если осталось что добраго въ нашихъ нравахъ и обычаяхъ, въ нашихъ обществахъ и семействахъ, во всей нашей жизни общественной и частной, — все это есть плодъ св. вѣры, которая одна учитъ и наставляетъ людей всему, елика суть истина, елика честна, елика праведна, елика пречиста, елика прелюбезна, елика доброхвальна, аще кая добродѣтель и аще кая похвала (Филип. 4, 8).

б) Но, брат. мои, кому много дано, съ того много и взыщется. Св. вѣра есть живоносное сѣмя, которое должно приносить и въ каждомъ изъ насъ благіе плоды, — есть ввѣренный намъ Господомъ талантъ, который мы обязаны воздѣлывать и умножать. Отъ плода познается дерево, говоритъ Господь: всяко древо добро плоды добры творитъ. Плодъ же духовный, говоритъ апостолъ, есть любы, радость, миръ, долготерпѣніе, благость, милосердіе, вѣра, кротость, воздержаніе. Итакъ, спросимъ себя: есть ли въ насъ эти благодатные плоды вѣры Христовой, которыхъ нынѣ долготерпѣливо ожидаетъ, но которыхъ строго востребуетъ отъ насъ всеправедный Судія міра на страшномъ судѣ Своемъ?

Возрастаетъ и зрѣетъ ли въ сердцѣ нашемъ св. любовь къ Господу, — та крѣпкая, аки смерть, любовь, которая ничего не предпочитала бы паче Бога, ничего такъ не желала бы, какъ исполненія во всемъ воли Божіей, ничего такъ не страшилась бы, какъ преступленія заповѣди Божіей? Одушевлено ли сердце наше тою искреннею любовію къ ближнему, которая не только не завидуетъ, не превозносится, не гордится, не ищетъ своихъ си, не мыслитъ зла, но промышляетъ добрая ко всѣмъ (1 Кор., 13, 4-5), всѣхъ благословляетъ, всѣмъ благодѣтельствуетъ, за всѣхъ молится, всякому желаетъ всего, чего желаетъ себѣ?

Живетъ ли въ сердцѣ нашемъ св. радость о Господѣ, т. е. радость о томъ, что Господь Богъ просвѣтилъ насъ свѣтомъ истиннаго богопознанія, очистилъ и оправдалъ насъ благодатію св. крещенія, открылъ намъ св. волю Свою, даровалъ намъ св. таинства къ освященію и спасенію нашему, усыновилъ насъ Себѣ во Христѣ Іисусѣ въ наслѣдіе жизни вѣчной, заповѣдалъ св. ангеламъ Своимъ охранять насъ во всѣхъ путяхъ нашихъ, долготерпитъ о насъ согрѣшающихъ предъ Нимъ, не погубляя насъ со беззаконіями нашими, но милостиво ожидая нашего покаянія и обращенія на путь правды и добродѣтели, на дѣла благія и богоугодныя?

Обитаетъ ли въ душѣ нашей благодатный миръ, — миръ помысловъ и желаній, миръ совѣсти и сердца, внутреннее ощущеніе того, что мы воистину чада Божіи и находимся въ Его отеческой любви и благоволеніи? Является ли этотъ внутренній миръ души во внѣшнихъ нашихъ дѣйствіяхъ и отношеніяхъ другъ ко другу, во взаимномъ снисхожденіи другъ къ другу, въ незлобіи, кротости и смиреніи другъ предъ другомъ, во взаимномъ прощеніи другъ другу оскорбленій и огорченій, въ готовности пожертвовать всѣмъ, чтобъ сохранить согласіе, миръ и любовь со всѣми ближними?

Обучена ли душа наша долготерпѣнію, такъ чтобы никакая потеря земная не огорчила ее безмѣрно, никакая скорбь и печаль временная не ввергала ее въ уныніе и безнадежность, никакая непріятность не возмущала ея внутренняго мира, никакое оскорбленіе не раздражало ее и не погашало въ ней любви къ своимъ собратіямъ; чтобы вся она жила и дышала преданностію Богу, Ему повѣряла всѣ чувства свои, въ Немъ искала своего утѣшенія, Ему предавала всю судьбу свою, на Него возлагала все упованіе свое, отъ Него ожидала избавленія и спасенія своего отъ всякой скорби и напасти?

Растворено ли сердце наше благостію, — тою благостію, которая не различаетъ друга и недруга между собратіями своими, но всѣхъ равно объемлетъ братнею любовію, не отвергая никого, ко всѣмъ относится съ одинаково благимъ расположеніемъ сердца: подаетъ просящему, уступаетъ и отъемлющему, хвалитъ доброжелающаго, благословляетъ и клянущаго ее, благодарна къ благодѣющему, молится и за творящихъ ей напасть, не помнитъ и не поминаетъ зла и благимъ побѣждаетъ злое?

Жива ли въ сердцѣ нашемъ вѣра, т. е., искреннее, твердое и непоколебимое убѣжденіе въ истинѣ Божіей, для котораго всякое слово св. евангелія есть ей и аминь, которое видитъ невидимое, наслаждается уповаемьмъ, предзритъ Господа предъ собою выну, живетъ со Христомъ въ Бозѣ, — то живое и крѣпкое убѣжденіе, котораго не могутъ поколебать ни соблазны и искушенія, ни мученія и смерть, для котораго стократно лучше умереть тѣломъ, нежели отступить отъ вѣры, или преступить св. заповѣдь Божію и умереть духомъ, которое, аще и пойдетъ посредѣ сѣни смертныя, не убоится зла?

Украшается-ль душа наша кротостію, которой обѣщалъ Господь въ наслѣдіе новую землю, — тѣмъ, т. е., незлобіемъ младенческимъ, въ которомъ нѣтъ ни недовѣрія, ни подозрѣнія, ни зависти, ни зложелательства, ни ропота и недовольства.

Искушалась ли душа и тѣло наше въ воздержаніи? Привыкли-ль мы довольствоваться малымъ, не угождать своей плоти, отказывать себѣ во всемъ, погашать всякое плотское вожделѣніе, обуздывать и умерщвлять всякую нечистую похоть и страсть; утѣшаться не пищею и питіемъ, не одеждами и украшеніями, а благодатію Духа Святаго и глаголомъ Божіимъ? Иже бо Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми.

III. Этихъ-то, брат. мои, духовныхъ плодовъ ожидаетъ отъ насъ пролившій за насъ кровь Свою на крестѣ Господь нашъ І. Христосъ. По этимъ только плодамъ можно узнавать: жива ли въ насъ вѣра Христова, корень всѣхъ благихъ, и живемъ ли мы вѣрою, — живы ли мы или мертвы предъ Богомъ? (Сост. по «Полн. собр. проп.», Дим., архіеп. херсонск. и одесск., т. II, изд. 1889 г. и др. источн.).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий