Поученіе. Св. священномучен. Маркеллъ, папа римскій

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

 О долготерпѣніи Божіемъ.

 I. Св. священномуч. Маркеллъ, папа римскій, ублажаемый въ нынѣшній день, управлялъ церковью въ продолженіе 5 ½ лѣтъ. Не смотря на свирѣпствовавшее въ то время гоненіе, онъ неустрашимо поддерживалъ христіанъ и распространялъ вѣру Христову.

— Зачѣмъ убиваешь ты слугъ Божіихъ, которые молятся за твое царство? — обратился однажды Маркеллъ къ самому императору Діоклитіану, встрѣтивъ его, ѣдущаго на колесницѣ,, за которою шелъ въ оковахъ христіанинъ Киріакъ—ради устрашенія прочихъ исповѣдниковъ.

За эти слова христіанскій епископъ былъ преданъ истязаніямъ и осужденъ пасти скотъ. Освобожденный христіанами, онъ тайно продолжалъ управлять церковію и, совершивъ освященіе церкви, въ которую былъ обращенъ роскошный домъ посреди Рима одной богатой и знатной римлянки, вдовы Лукины—христіанки, совершалъ богослуженіе въ этомъ домѣ, ставшемъ соборною церковью въ Римѣ.—Узнавъ объ этомъ, императоръ велѣлъ превратить освященный домъ въ стойла для животныхъ и содержалъ тамъ скотъ, а святителя осудилъ на всю жизнь ходить за этимъ скотомъ подъ наблюденіемъ стражи. Девять мѣсяцевъ протомился здѣсь святитель, терпя всякія поруганія, не имѣя никакой отрады, лишенный всякаго покоя и даже необходимой пищи и одежды. Наконецъ, въ изнеможеніи отъ страданій,—скончался (около 310 г.). Пресвитеръ Іоаннъ съ клириками перенесъ тѣло святителя въ гробницу Прискиллы и предалъ его погребенію. II. При разсказѣ о тѣхъ страшныхъ оскорбленіяхъ и униженіяхъ, какія причинялъ языческій императоръ св. храму, обративши его въ стойла для животныхъ, и тѣхъ страданій и поруганій, какія причинилъ онъ св. епископу, принудивши его ходить за скотомъ, у кого изъ васъ, братія, не вырвется скорбный сердца вопросъ: „доколѣ, Господи, терпишь поруганія святыни Твоего храма и св. Твоихъ слугъ? Какъ, Правосудный и Праведный, не караешь и не истребляешь тотчасъ всякое нечестіе и неправду? Какъ, всемогущій Глава церкви, терпишь поруганіе и уничиженіе Своихъ членовъ, подвергая ихъ соблазнамъ и искушеніямъ рода. прелюбодѣйнаго и грѣшнаго? "

Отвѣтъ на эти вопросы мы найдемъ, братіе, въ томъ свойствѣ Бога, по которому Онъ называется долготерпѣливымъ.

Долготерпѣніе Божіе есть великая тайна, братія. Этой глубочайшей тайны долготерпѣнія Божія не понимаютъ вполнѣ и самые св. ангелы. Возмущаясь злобою и грѣхами человѣческими, они просятъ у Господа дозволенія погубить нечестивыхъ, оскорбляющихъ величіе и святость Божію своими злыми дѣлами,—исторгнуть эти нечистые плевелы отъ среды живыхъ и ввергнуть ихъ въ геенну: хощеши ли да шедше исплевемъ я? Но премилосердый и человѣколюбивый Господь говоритъ имъ: ни, да не когда восторгающе плевелы, восторгпете купно съ ними и пшеницу; остави те рости обоя купно до жатвы. Всѣ святые, предстоящіе престолу Божію на небѣ, по сказанію тайновидца, вопіютъ къ Богу день и нощь: доколѣ, Владыко святый и праведный, не мстиши крове нашея отъ живущихъ на земли? Но неисповѣдимое долготерпѣніе Божіе говоритъ и имъ: почійте мало, дондеже совершатся братія ваши и клеврета ваши.

 Почему Онъ долготерпитъ?

а) Потому, во-первыхъ, что самые нечестивые грѣшники, какъ люди, суть дѣло рукъ Божіихъ. И на нихъ напечатлѣнъ всесвятый образъ Отца небеснаго, и за нихъ принесена правосудію Божію величайшая и святѣйшая жертва — крестная смерть Единороднаго Сына Божія, и за нихъ пролита Божественная кровь, яко Агнца непорочна и протиста Христа. Посему самая правда Божія требуетъ уже не смерти грѣшника, но еже обратитися нечестивому отъ пути своего и живу бытии ему. Посему милосердіе Божіе щадитъ и великихъ грѣшниковъ, доколѣ не преисполнится мѣра грѣховъ ихъ, доколѣ не оскудѣетъ и изсякнетъ всякая надежда ихъ обращенія и покаянія, доколѣ не ожесточатся они вконецъ и не сдѣлаются годными для одного огня геенскаго.

б) Потому, во-вторыхъ, Господь терпитъ временное превозношеніе грѣшниковъ и уничиженіе праведныхъ, что для разсчета съ людьми у Него цѣлая вѣчность, что и награды и наказанія жизни будущей—безконечны. Потому само правосудіе требуетъ ожидать, чтобы святый святился еще, и праведный правду да творилъ еще, среди всѣхъ соблазновъ и искушеній міра, да очистится яко злато въ горнилѣ, да явится достоинъ той высочайшей славы, которою просвѣтятся праведницы яко солнце въ царствіи Отца ихъ,—чтобы обидяй обидѣлъ еще и скверный сквернился еще, да будетъ достоинъ того вѣчнаго огня, который уготованъ діаволу и аггеломъ его.

в) Потому, наконецъ, долготерпитъ и милосердствуетъ Господь о падшемъ и развращенномъ родѣ человѣческомъ, что одному всевѣдѣнію Его извѣстно число избранныхъ не только между тѣми, которые теперь блуждаютъ еще или въ невѣдѣніи истины, или въ ослѣпленіи страстей, и которые, силою благодати Божіей, могутъ обратиться къ покаянію, но и  между тѣми, которые произойдутъ отъ рода самыхъ нечестивыхъ и невѣрующихъ, и которые могутъ сдѣлаться истинными чадами Авраама по вѣрѣ и благочестію. Посему премудрость Божія щадитъ всѣхъ, чтобы во сторгающе плевелы, не восторгнушь вмѣстѣ съ ними и пшеницу; безконечная любовь и милосердіе Божіе долготерпѣливо ожидаетъ, доколѣ не выростетъ и не принесетъ плода вся посѣянная, вся сѣемая и вся имѣющая еще сѣяться на нивѣ Божіей—пшеница.

Ахъ, еслибы каждый грѣшникъ могъ прозрѣть духовными очами, если-бы могъ ясно увидѣть и сознать, почему и для чего щадитъ его долготерпѣніе Отца небеснаго;, онъ палъ бы въ прахъ предъ Его неисповѣдимымъ милосердіемъ, онъ излился бы весь въ слезахъ благодаренія Его неизреченной благости, онъ провелъ бы всю остальную жизнь свою въ трудахъ и подвигахъ покаянія, изгналъ бы самъ себя въ пустыню, скитался бы въ горахъ и вертепахъ и въ пропастяхъ земныхъ, чтобы тамъ оплакивать грѣхи свои  и умолять Господа о прощеніи, какъ и поступали дѣйствительно истинно каявшіеся грѣшники.

Тѣмъ не менѣе неизслѣдимое долготерпѣніе Божіе не можетъ и не должно ни подавать повода къ безпечности грѣшникамъ, ни повергать въ уныніе праведниковъ: да не величаются первые своимъ мнимымъ торжествомъ на земли, да не постыдятся послѣдніе Господа и словесъ Его съ родѣ семъ прелюбодѣйнѣмз и грѣшнѣмъ. Се гряду скоро, и мзда Моя со Мною, воздати комуждо по дѣломъ Его, —говоритъ Тотъ, словеса Коего суть ей и аминъ. Небо и земля прейдетъ, словеса же Его не прейдутъ.

 III. И такъ, не коснитъ Господъ обѣтованія, но долготерпитъ о насъ, не хотя да кто погибнетъ, но да вси въ покаяніе пріидутъ. Исполнится, наконецъ, мѣра нечестія и беззаконій человѣческихъ, — и прекратится время долготерпѣнія Божія. Созрѣютъ совершенно и пшеница и плевелы на нивѣ Божіей, и наступитъ пора жатвы. Пройдетъ предопредѣленное человѣчеству время покаянія и добродѣланія, и настанетъ день суда и воздаянія. Тогда послетъ Господь ангелы Своя, и соберутъ отъ царствія Его вся соблазны и творящія беззаконіе, и ввергнутъ ихъ въ пещь огненную, ту будетъ плачъ и скрежетъ зубомъ: тогда праведницы просвѣтятся яко солнце во царствіи Отца ихъ. Тогда-то, брат. мой, откроется вся слава сыновъ Божіихъ, и все посрамленіе нечестивыхъ. Тогда-то узритъ небо и земля, что праведника— уничиженнаго, презираемаго и поругаемаго нынѣ—нe бѣ достоинъ весъ міръ; что участь грѣшника, какъ бы онъ ни величался и какъ бы ни блаженствовалъ на земли,—ужасна! Таково, братія мой, нѣкоторое разрѣшеніе тайны долготерпѣнія Божія. (Сост. по Ч. -М. и проп. Дим., архіеп. херс., т. IV).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896 г

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий