Поученіе. Святитель Филиппъ, митрополитъ московскій (перенесеніе его мощей изъ Соловецкаго монастыря въ Москву)

Прот. Григорій Дьяченко

 О значеніи страха Божія.

I. Св. Филиппъ, митрополитъ московскій, въ мірѣ Ѳеодоръ,«изъ рода бояръ Колычевыхъ, родился февраля 11-го, 1507 г. Онъ былъ воспитанъ матерію въ строгомъ благочестіи, и потому, служа при дворѣ царскомъ, не искалъ мірскихъ удовольствій, не стремился къ славѣ и почестямъ, но непрестанно помышлялъ о спасеніи души.

30 лѣтъ отъ роду онъ ушелъ въ Соловецкій монастырь, принялъ монашество подъ именемъ Филиппа, а чрезъ 9 лѣтъ, посвященный въ игумены, привелъ монастырь въ цвѣтущее состояніе и построилъ храмы Успенія и Преображенія, завелъ скитъ на Заяцкомъ островѣ, провелъ дороги и каналы, осушилъ болота, завелъ скотный дворъ, устроилъ больницу, и написалъ уставъ иноческаго житія. Въ 1566 г. Іоаннъ Грозный вызвалъ Филиппа въ Москву, долго съ. нимъ бесѣдовалъ и предложилъ ему санъ митрополита. Сдѣлавшись первосвятителемъ русской церкви,Филиппъ сталъ благотворно дѣйствовать на царя и на окружавшихъ его. При дворѣ наступила тишина, прекратились веселья и казни, потому что всѣ боялись пустыннаго святителя. Но когда,въ1567 г., возобновились доносы и убійства и Филиппъ смѣло обличалъ царя, а на угрозы его отвѣчалъ, что онъ, боясь Бога, не можетъ молчать при видѣ зла и неправды, и готовъ претерпѣть заточеніе и смерть, тогда царь отвергъ святителя, изгналъ его изъ храма, а потомъ заточилъ въ Тверской-Отрочь монастырь. Въ 1570 г. св. Филиппа, задушилъ свирѣпый опричникъ Малюта Скуратовъ. Чрезъ 20 лѣтъ по кончинѣ Филиппа нетлѣнное тѣло его по просьбѣ соловецкихъ иноковъ, отвезено въ монастырь Соловецкій, гдѣ прославилось чудесами. При царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ мощи святителя были торжественно открыты въ 1652 г. новгородскимъ митрополитомъ (впослѣдствіи патріархомъ) Никономъ, перевезены въ Москву и положены въ Успенскомъ соборѣ. Раку съ св. мощами самъ царь несъ на раменахъ своихъ. 9-го января воспоминается кончина св. Филиппа, а 3-го іюля—перенесеніе мощей.

II. Жизнь, дѣянія и страданія святителя Филиппа доказываютъ намъ ту истину, что страхъ Божій есть основаніе всякой добродѣтельной жизни и источникъ всѣхъ великихъ подвиговъ.

а) Страхъ Божій напечатлѣлся въ душѣ святителя, можно сказать, еще до его явленія на этотъ видимый свѣтъ. Есть сказаніе объ его матери (имя ея Варвара), что она отличалась особеннымъ благочестіемъ: была предана молитвѣ, призирала нищихъ и убогихъ, и своими добродѣтелями украшала домъ боярина, отца его. Настроеніе, характеръ, вся природа родителей, особенно матери, которая долгое время живетъ неразрывно съ носимымъ во чревѣ дитятею, неотразимо напечатлѣваются на душѣ его, а воспитаніе въ то старое время болѣе утверждалось на страхѣ Божіемъ, чѣмъ теперь. Кромѣ церковныхъ книгъ не давали въ руки дѣтямъ другихъ... Съ первыхъ дней пробудившагося сознанія въ живомъ и воспріимчивомъ сердцѣ дѣтей, какъ на мягкомъ воскѣ, впечатлѣвались только священныя изреченія псалмовъ, апостола, евангелія. Въ частности объ отрокѣ Ѳеодорѣ (мірское имя св. Филиппа) вотъ что говоритъ сказаніе: „съ сердечною любовію прилѣпился онъ къ богодухновеннымъ книгамъ и чуждался дѣтскихъ игръ, избралъ себѣ благую часть ученія Христова". „На стражѣ тѣлесной чистоты его стояла чистота духовная; какъ пламени, бѣжалъ онъ общества неблагоговѣйныхъ сверстниковъ". Отрокъ Ѳеодоръ бывалъ въ царскомъ дворцѣ и пользовался дружескимъ расположеніемъ великаго князя Іоанна, тогда еще также отрока, въ послѣдствіи грознаго Царя. Благочестіе, степенность, благоразуміе Ѳеодора оставили сильное впечатлѣніе на душѣ Іоанна: этого чистаго и богобоязненнаго юноши не могъ забыть онъ среди всѣхъ буръ своей жизни и души!

б) Это сѣмена, теперь дѣйствія и плоды!

Ѳеодоръ, по примѣру родителя, началъ воинскую службу, и воѣ блага міра: и богатство, и связи, и знатность, и дружба съ царемъ готовы были усладить жизнь его. Но утвержденная въ страхѣ Божіемъ душа его думаетъ объ одномъ: какъ угодить Господу? (Кор. 7, 32). Погруженный въ эту заботу, онъ медлитъ, противъ обычая того времени, вступать въ бракъ, потому что женатый, по слову апостола, заботится болѣе о мірскомъ, какъ угодить женѣ (33); приходитъ однажды въ церковь и слышитъ: никто не можете служить двумя господамъ: ибо или одного будетъ ненавидѣть, а другого любить, или одному станетъ усердствовать, а о другомъ нерадѣть (Мѳ. 6, 24). Эти евангельскія слова рѣшаютъ его будущность: онъ оставляетъ и домъ, и родину, и богатство, и почетную службу и, для служенія единому Господу, идетъ въ пустынную обитель, какъ можно далѣе отъ міра и его соблазновъ... Какая покорность высшему призванію! Какое самоотверженіе! Какая глубина смиренія! Скажите: какое другое сѣмя, кромѣ спасительнаго страха Божія, можетъ произрастить столь добрые плоды?

Въ отдаленной обители, на дикомъ островѣ, отшельникъ Божій въ теченіе девяти лѣтъ несетъ тяжкіе труды послушника, работая то на огородахъ, то въ пекарнѣ, по словамъ жизнеописанія, „безъ ропота, со страхомъ Божіимъ, въ совершенной простотѣ, съ полнымъ смиреніемъ и теплою ко всѣмъ любовію; тѣло свое обременялъ трудами, душу же услаждалъ поученіемъ святыхъ Отцевъ". Затѣмъ въ томъ же духѣ смиренія и любви совершаются имъ еще тягчайшіе труды по должности игумена Соловецкой обители. Наконецъ, по желанію Грознаго, паче же по волѣ Господа—Пастыреначальника, онъ является на престолѣ всероссійскаго митрополита.

Великій свѣтильникъ поставляется на свѣщникъ въ самое горькое для Россіи время, время страшной опричины, истязаній, кровопролитія, убійствъ. Святитель Божій зналъ, что ожидаетъ его, и готовился. „Когда наступитъ время подвига, не долженъ я ослабѣвать", говорилъ онъ Іоанну, убѣждая его уничтожить опричину. Наконецъ пришла эта великая въ исторіи церкви и царства минута. Доблестный архипастырь, рѣшившійся положить душу свою за овецъ своихъ, во святомъ храмѣ, съ силою и твердостію почти безпримѣрными, предъ всею церковію обличаетъ заблужденія и беззаконія Іоанна! Скажи, праведная душа, что давало тебѣ силу и крѣпость, дерзновеніе и мужество въ эту великую и страшную минуту? Тотъ же страхъ Божій, братія, который съ колыбели былъ насажденъ въ душѣ его, ободрялъ и укрѣплялъ его въ великомъ подвигѣ. „Убойся Божіяго суда!“ говорилъ онъ Грозному, и самъ трепеталъ въ сердцѣ своемъ, какъ бы молчаніемъ и потворствомъ беззаконію не прогнѣвить Господа Вседержителя, Который ввѣрилъ ему для пасенія стадо Свое. Не напрасно взоръ его такъ пристально, такъ крѣпко простирался къ иконѣ Спасителя. Въ страхѣ Божіемъ онъ почерпалъ силу противъ страха человѣческаго, помня слово Господне: не бойтеся убивающихъ тѣло, душу же не могущихъ убити, а бойтесь болѣе Того, Кто можетъ и душу и тѣло погубить въ гееннѣ. (Матѳ.10, 28).

в) Какія бѣдствія обрушились затѣмъ на голову святителя: клеветы, неправедный судъ, ужасы заточенія и мученическая смерть! Вездѣ ободреніемъ и утѣшеніемъ его была мысль о Господѣ. Когда Грозный прислалъ ему отсѣченную голову любимаго племянника и ждалъ, что это поколеблетъ твердость святителя, св. Филиппъ не смутился, благословилъ, поцѣловалъ ее и сказалъ: Блаженъ, его же избралъ и пріялъ еси Господи! Тотъ же страхъ Божій далъ ему съ непоколебимою твердостію и бодрымъ духомъ встрѣтить и послѣднюю минуту жизни. „Благословляютъ только добрыхъ и на добро,—дѣлай то, зачѣмъ ты посланъ", сказалъ онъ лицемѣрно упавшему, яко бы для благословенія, къ ногамъ его убійцѣ!

III. Возлюбленные братіе! припадая съ молитвами къ великому святителю Филиппу, примемъ отъ него наставленіе—и самимъ жить, и дѣтей своихъ воспитывать, и всѣхъ, кого можемъ, руководить въ спасительномъ страхѣ Божіемъ! Только онъ, оживленный духомъ любви, можетъ и частную и общественную жизнь нашу устроить, умирить, направить къ благу, счастію земному и вѣчному блаженству! Аминь. (Сост. по Ч. -М. и кн. „Слова и Рѣчи" настоятеля С. -Петербургскаго Исаакіевскаго Каѳедральнаго собора, прот. Петра Смирнова, ч. I. стр. 117).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий