Поученіе. Въ пятницу Страстной седьмицы, предъ Плащаницей

Его предаетъ ученикъ и другъ Его, который съ Нимъ всегда обращался, который своими глазами видѣлъ всѣ чудеса Его, который самъ, данною ему властію, творилъ чудеса, — и сей другъ предаетъ Его, и предаетъ самымъ коварнымъ образомъ: лобзаніемъ и лестію. Его, какъ злодѣя, какъ ужаснаго преступника, связываютъ и ведутъ судить, злобные судіи Его осуждаютъ и подъ благовидною отговор­кою, что имъ недостоитъ никогоже убити, преда- ютъ Его язычнику Пилату. Повидимому добрый, но малодушный Пилатъ очень видѣлъ, что по одной только зависти предали ему Іисуса Христа, и по­тому онъ хотѣлъ и даже старался освободить Его, но народъ, неблагодарный народъ іудейскій, кото­рый видѣлъ Божественныя силы Іисуса Христа и который незадолго передъ тѣмъ даже хотелъ поста­вить Его царемъ себѣ, теперь отрекается отъ Него предъ Пилатомъ и требуетъ Его на распятіе, какъ самозванца. Пилатъ предлагаетъ имъ отпустить для праздника или Варавву, или Іисуса; но буйный на­родъ, наущаемый архіереями, требуетъ отпустить Варавву, и тѣмъ Іисусъ Христосъ промѣнивается на ужаснаго разбойника. Ученики, которыхъ Онъ до конца возлюбилъ, при первой опасности оставляютъ Его и разбѣгаются; и тотъ изъ нихъ, кото­рый за нѣсколько часовъ торжественно обѣщался идти съ Нимъ въ темницу и на смерть, при первомъ спросѣ твоекратно отрекается отъ Него. И Іисусъ Христосъ, оставленный всѣми знаемыми и осужденный отъ всѣхъ сильныхъ земли, предается на pacпятіе, въ волю буйныхъ воиновъ, которые, прежде нежели исполнили приговоръ надъ Нимъ, били Его, мучили, терзали, плевали, насмѣхались и ругались надъ Нимъ, били Его, мучили, терзали, плевали, насміхались и ругались надъ Нимъ самымъ язвительнымъ образом, какъ надъ уничиженнѣйшимъ изъ человѣковъ, и даже, пригвожденному ко кресту, никто изъ мимоходящихъ не изъявилъ никакого сожалѣнія Ему, но напртивъ, и здѣсь, на крестѣ, претерпѣвъ все то, что только злоба и буйство человѣское могло изобрѣсти мучительнѣйшаго.

Но все, что мы сказали здѣсь о страдашяхъ Іисуса Христа, есть только тѣнь тѣхъ внутреннихъ стра­даній, которыя Онъ претерпѣлъ въ прошедшую ночь въ Геѳсиманскомъ саду. Здѣсь Онъ молился до кроваваго пота; здѣсь Онъ испилъ чашу, наполненную всякими беззаконіями и гнусностями всего рода человѣческаго, отъ Адама и до скончанія вековъ, беззаконіями всѣхъ людей вмѣсте и каждаго порознь изъ насъ; здѣсь Онъ былъ оставленъ Отцемъ Сво­имъ и преданъ всему правосудію Божію, какъ ужаснейшій грешникъ, какъ ходатай, принявшій на Себя все грѣхи человековъ; съ одной стороны, любовь къ Богу и истинѣ требовала истребить небла­годарный родъ человѣческій, какъ недостойный Его святости и милосердія; а съ другой стороны, любовь къ человѣкамъ требовала въ одно время и вдругъ перенести всѣ наказанія, долженствовавшія тяготѣть на человѣкахъ во всю вѣчность. Словомъ—геѳсимансюя страданія Іисуса Христа столь были тяж­ки, что и Онъ возопилъ:. прискорбна душа Моя до смерти!.. Христіане, ученики Іисуса Христа! вотъ какова была земная жизнь нашего Учителя! Вотъ горести и страданія, которыя встрѣтилъ Іисусъ Хри­стосъ на пути въ славу царствія! О, поистинѣ, страшенъ и ужасенъ путь Іисуса Христа! И кто изъ смертныхъ, и даже кто изъ безтѣлесныхъ въ состояніи перенести всю безмѣрную тяжесть такого пути, когда одно слабое изображеніе онаго устрашаетъ насъ?!..

Но, христіане! мы, которые называемся ученика­ми Іисуса Христа, мы, которые обрекли себя Іисусу Христу, и мы, которые желаемъ быть съ Іисусомъ Христомъ въ царствіи небесномъ,—ужели мы думаемъ войти въ оное какимъ-либо другимъ, легкимъ путемъ, а не путемъ скорбнымъ? Нѣтъ! и намъ предстоятъ страданія на пути нашемъ, и мы, если только хотимъ быть тамъ, гдѣ Учитель и Глава нашъ,—и мы должны терпѣть и страдать въ сей жизни. Потому что, какимъ путемъ пришелъ Учи­тель, таковымъ должны идти и ученики Его; въ какомъ положеніи былъ Глава, въ такомъ положеніи должны быть и члены Его. Апостолъ Павелъ говорить: хотлщіи благочестиво жити, должны быть гоними. А иначе, почему же мы будемъ называться учениками Іисуса Христа, ежели не будемъ подра­жать Ему во всемъ? Тотъ, кто не хочетъ перенести ни малѣйшаго оскорбленія и ни малѣйшей непріятности, ни ограничить ни одного желанія, ни оста­новить ни одной дерзкой мысли,—тотъ не ученикъ Іисуса Христа; онъ не христіанинъ, но самозванецъ, и, слѣдовательно, онъ не можетъ быть въ славѣ царствія Іисуса Христа. Но, напротивъ того, тотъ только можетъ назваться ученикомъ Іисуса Христа, кто со смиреніемъ старается переносить оскорбленія и непріятности всякаго рода, и даже тотъ, кто хотя самыя малѣйшія досады переносить съ кротостію и покорностію,—не лишится награды, обѣщанной ученикамъ Іисуса Христа. Нѣтъ! никто изъ человѣкъ и никогда не войдетъ въ царствіе небесное безъ страданія, потому что и Самъ Іисусъ Христосъ, принявъ на Себя человѣчество, уже не могъ безъ страданія войти въ славу Свою. И посмо­трите на первыхъ учениковъ Іисуса Христа: кто изъ нихъ не страдалъ, и кто изъ нихъ даже не претерпѣлъ насильственной смерти? Всѣ и каждый изъ нихъ, изо всѣхъ тѣхъ, кого мы почитаемъ свя­тыми,—всѣ страдали и терпѣли на пути въ царствіе небесное. Такъ, христіане, и мы непремѣнно долж­ны подражать Іисусу Христу; должны быть подоб­ными во всемъ Ему и ученикамъ Его въ страданіяхъ .

Правда, нѣтъ нынѣ въ свѣтѣ такихъ гонителей и мучителей, каковые были въ первые вѣка хри­стианства: нынѣ нѣтъ Пилатовъ и Нероновъ, и са­мый буйный народъ уже не требуетъ кровавыхъ жертвъ. Но мы имѣемъ своихъ, такъ сказать, домашнихъ мучителей и гонителей: наши страсти, наши пожеланія суть та буйная чернь, которая неистово требуетъ исполненія своей воли; разумъ нашъ есть тотъ малодушный Пилатъ, который хотя и бываетъ убѣжденъ въ несправедливости требованія страстей нашихъ и хотя и старается иногда освободить духъ нашъ отъ мученія ихъ, но буйныя страсти превозмогаютъ его; чувственность наша есть мучитель и гонитель духа нашего, страшнѣйшій и опаснѣйшій всѣхъ бывшихъ гонителей христіанства. Вотъ важ­нѣйшіе враги наши, съ которыми мы должны бо­роться и противу коихъ должны вооружаться благо- разу мнымъ терпѣніемъ.

Но сколько предстоитъ намъ и другихъ всякихъ трудностей и горестей на семъ пути жизни! Міръ, съ его славою и прелестями и съ его неизбѣжнымъ зломъ, люди, съ ихъ слабостями, съ ихъ недостат­ками и съ ихъ злобою и завистію, на всякомъ ша­гу нашемъ причиняютъ намъ досады и огорченія.

Поистинѣ, очень, очень рѣдко удается человѣку проходить путь сей жизни по розамъ и пріятнымъ мѣстамъ! Но везде тернія и со всѣхъ сторонъ ко­лючки и неровности, то глубокіе и нечистые овра­ги, то скользюя возвышенности, такъ что, избѣжавъ одну трудность, встрѣчаемъ другую. Сколько огорченій на пути жизни, какъ-то: нищета, бѣд­ность, недостатки всякаго рода, неудачи въ предпріятіяхъ и намѣреніяхъ, различныя болѣзни, несчастія, даже самыя стихіи съ ихъ непріязненно- стями и проч. II сверхъ всего этого, сколько дру­гихъ непріятностей, хотя мелочныхъ самихъ по се­бѣ, но очень чувствительныхъ для нашего сердца!

Вотъ каковъ путь жизни человѣческой!

Но ужели сей скорбный путь есть только удѣлъ однихъ учениковъ Іисуса Христа? Нѣтъ, всякій человѣкъ — и ученикъ Іисуса Христа, и ученикъ мiра — болѣе или менѣе идетъ симъ путемъ: скорби и страданія суть удѣлъ всѣхъ сыновъ Адамовыхъ.

Но хотя всякій болѣе или менѣе страдаетъ на пути жизни, но не всякій есть ученикъ Іисуса Хри­ста; хотя всякій идетъ по скорбному пути жизни, но не всякій войдетъ въ царствіе небесное. Только тѣ войдутъ въ царствіе славы, которые съ вѣрою въ Іисуса Христа, съ покорною преданностію волѣ Его и изъ любви къ Нему страдаютъ и терпятъ непріятности жизни; всѣ прочіе страдальцы, даже са­мые великіе страдальцы, суть ученики и страдаль­цы мipa, а не Іисуса Христа, а потому они не бу­дутъ никогда имѣть части съ Нимъ.

Итакъ, христіане! если уже идти скорбнымъ пу­темъ жизни и страдать есть неизбѣжный удѣлъ смертнаго, то будемъ лучше страдать изъ подражанія Іисусу Христу, будемъ переносить непріятности и скор­би наши съ духомъ смиренія и покорности волѣ Отца небеснаго; ибо лучше терпѣть для вѣчной на­грады и для спасенія нашего, нежели терпѣть даромъ и даже для погибели своей.

Будемъ увѣрены, что все, что бы мы ни потерпѣ­ли для Іисуса Христа и изъ любви и покорности къ Нему,—все будетъ причтено къ заслугамъ на­шимъ, и ничто не останется безъ награды въ бу­дущей жизни, ибо всякое терпѣніе поставляетъ че­ловѣка на степень ученика Іисуса Христа.

Будемъ тѣрпеть и страдать здѣсь на землѣ, гдѣ всякое страданіе о Христѣ Іисусѣ полезно и спа­сительно, и гдѣ мы можемъ находить множество утішеній въ скорбяхъ нашихъ; или придетъ время, когда принуждены будемъ страдать въ гееннѣ огненной, безъ всякой надежды и безъ всякаго утѣшеія.

Будемъ подвизаться внити сквозь тѣсный врата жизни, пока они еще для насъ отверсты; но когда востанетъ дому Владыка и затворитъ ихъ, тогда, хотя бы и захотѣли, но невозможно войти; тогда,— говорить Іисусъ Христосъ,—начнете всѣ стояти и ударяти въ двери, глаголюще: Господи, Господи! от­верзи намъ; но Онъ скажетъ намъ: Я не знаю васъ, откуду вы есте. И хотя мы будемъ говорить Ему: Господи! мы родились съ именемъ учениковъ Тво­ихъ, мы слышали слово Твое и даже ѣли Тѣло Твое и пили Кровь Твою; но Онъ скажетъ намъ: отсту­пите отъ Мене вси дѣлатели неправды, и тогда будетъ плачь и скрежетъ зубовъ.

Итакъ, братіе, будемъ дѣлать для спасенія наше­го, пока есть еще день, но пріидетъ нощь, когда ни­кто не можетъ дѣлати, какъ говорить Самъ Спа­ситель. Будемъ, и, въ знакъ нашей рѣшимости, npiидите поклонимся и припадемъ ко Христу съ глу­бочайшею благодарностію, какъ Искупителю наше­му, и съ сокрушеннымъ сердцемъ, какъ Богу и Судіи нашему. Но поклоняясь тѣломъ и почитая Его устнами нашими, приближимъ къ Нему и самое сердце наше, приближимъ сердце къ сему огню Бо­жественному, и Онъ согреѣтъ его духомъ любви; приближимъ сердце наше къ сему Свѣту невечер­нему, и Онъ просвѣтить его; приближимъ къ сему Источнику святыни, и Онъ очиститъ его отъ всякія скверны.

Господи Іисусе, Боже нашъ, Спасителю нашъ! услыши насъ, учениковъ Твоихъ. Но нѣтъ, мы не стоимъ называться учениками Твоими. Даруй намъ, недостойнымъ рабамъ Твоимъ, благодать и силу Твою для подражанія Тебе, нашему Учителю, пошли свѣтъ Твой и огнь любви Твоея въ сердца наша, и пріими нынѣшнее наше поклоненіе Тебѣ, какъ сла­бую жертву сердецъ нашихъ, и даруй намъ видѣть Твое славное воскресеніе, и сподоби насъ воскре­сенія праведныхъ. Аминь

(Изъ проповѣд. Димитрія, арх. Херсонскаго).

 Источникъ: Сочиненія Іустина, епископа Рязанскаго и Зарайскаго.
Томъ X. Святая Четыредесятница и Святая Пятидесятница. (Поученія). М.1895 г

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий