Поученіе.Въ пятокъ свѣтлой седьмицы, на вечерни

Еп. Іустинъ (Полянскій)

Христосъ воскресе изъ мертвыхъ,
смерт
ію смерть поправь
во гробѣ
хъ животъ даровавъ!

Христосъ воскресе!

Но какъ же смерть попрана смертію Христовою, когда и доселѣ все умираютъ? Какой животъ дарованъ сущимъ во гробѣхъ, когда все продолжаютъ оставаться во гробехъ? Подобныя мысли легко могутъ приходить на умъ и помрачать свѣтлость настоящихъ дней: потому не безполезно разсѣять мглу ciю лучами отъ свѣтоноснаго гроба Христова.

Что смерть дѣйствительно попрана смертію Хри­стовою, это видно уже изъ самаго воскресенія Хри­стова. Какъ бы Онъ могъ воскреснуть, если бы не попралъ смерть? Что смерть попрана не для одно­го Его, а для всего рода человѣческаго, это видно изъ множества опытовъ воскресенія мертвыхъ и нетлѣнія тѣлесъ многихъ угодниковъ Божіихъ,— что служитъ вѣрнымъ залогомъ того, что влады­чество смерти обезсилено и царство тлѣнія при­ближается къ концу.

Но почему же люди продолжаютъ умирать и по воскресеніи Христовомъ, какъ умирали до воскресенія? Потому, что полное торжество надъ смертію должно совершиться не среди бытія мipa, когда явился на землѣ, умеръ и воскресъ Спаситель нашъ, а въ концѣ и по исполненш всѣхъ временъ, ибо полному торжеству прилично быть только по совершенномъ окончаніи брани. Но развѣ она не окончена? Въ лицѣ Сына Божія окончена, но не окончена въ сынахъ человѣческихъ: много есть еще невѣрующихъ во Христа, воскресшаго изъ мертвыхъ,—Mногіе еще и христіане живутъ не совсѣмъ по-христіански. Дать безсмертіе однимъ вѣрующимъ и истиннымъ христіанамъ — значитъ произвести неестественную двойственность и безпорядокъ; а дать безсмерие всѣмъ — значитъ обезсмертить невѣpie и порокъ... Самое тѣело наше, зараженное ядомъ грѣха, невозможно безъ смерти сдѣлать безсмертнымъ. Чтобы оно было безсмертнымъ, для этого нужно уничтожить въ немъ ядъ греѣховный. А какъ его уничтожить? Для этого нужно перетворить его: а если перетворить тѣло, то нужно перетворить и всю окружающую насъ природу; ина­че намъ нельзя будетъ жить въ ней, при новыхъусловіяхъ нашего тѣла. Но мipy даны законы для его полнаго развитія; а для его развитія требуется время. И придетъ время, когда міръ вполнѣ разовьется и измѣ­нится; тогда и тѣла наши воскреснуть безсмертными, чтобы жить вѣчно въ мipѣ изменѣнномъ и приспособленномъ къ нашему безсмертному существованнію. Но все это—въ будущемъ. А пока все это будетъ,— мы умираемъ; и тѣла наши, въ самой смерти на­шей, дѣйствительно, перетворяются въ безсмертіе, только не на землѣ, где всякая жизнь идетъ къ смерти, а въ землѣ, гдѣ, вмѣстѣ съ тѣломъ, истлеѣваетъ самый корень грѣха, и остается одна только чистая сущность нашего тѣла, способная вполнѣ одухотвориться безсмертіемъ. Такимъ-то образомъ смерть попирается смертію и сущимъ во гробахъ дается жизнь. Безсмертіе намъ дано; но нужно вре­мя, чтобы намъ постепенно подойти къ нему.

Итакъ, смерть не уничтожена тотчасъ по воскре­сеніи Господа, а оставлена до конца мipa, какъ средство къ окончательному очищенію чувственной природы нашей отъ грѣха, чрезъ разрѣшеніе ея на составныя части, для очищенія ея и постепеннаго приготовленія къ безсмертію. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Іустина, епископа Рязанскаго и Зарайскаго.
Томъ X. Святая Четыредесятница и Святая Пятидесятница. (Поученія). М.1895 г

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий