Поученіе. Въ субботу свѣтлой седьмицы, на литургіи

Еп. Іустинъ (Полянскій)

Христосъ воскресе!

Сегодня, возл., св. Церковь благословляетъ, раз­дробляешь и раздаетъ вѣрующимъ св. хлѣбъ, на­зываемый по-гречески Артосъ. Хлѣбъ сей освященъ молитвою и кропленіемъ св. воды въ самый пер­вый день воскресенія Христова, и лежалъ предъ нами во всю свѣтлую седьмицу.

Для чего это дѣлаетъ Церковь, и что означаетъ сей хлѣбъ?

Хлѣбъ сей означаетъ Самого Господа нашего Іисуса Христа, Который Самъ назвалъ Себя хлѣбомъ, сходящимъ съ небесе, и въ церковныхъ молитвахъ именуется „Хлѣбомъ небеснымъ—пищею всего мipa.

Артосъ предлагается намъ Церковію для болѣе живаго и нагляднаго напоминанія о воскресшемъ Господѣ и Его бесѣдахъ съ учениками, по воскресеніи изъ мертвыхъ, — бесѣдахъ, соединенныхъ, большею частію, со вкушеніемъ или благословеніемъ и преломленіемъ хлѣба.

Смотря на предлежащш предъ нами во всю Пас­ху св. хлѣбъ, мы невольно представляемъ бесѣдующаго съ учениками Господа о царствіи Божіи: то на пути въ Эммаусъ, то въ горницѣ Сіонской, то на морѣ Тиверіадскомъ. Перенесемся благого­вѣйною, молящеюся мыслію въ эти священныя мѣста.

На пути въ Эммаусъ мы слышимъ бѣседу Госпо­да о Его спасительныхъ страданіяхъ и воскресеніи, такую бѣседу, отъ которой горѣли сердца учени­ковъ Его. Сущность сей бесѣды состояла въ томъ, что тако подобаше пострадати Христу и внити въ славу Свою: такъ нужно было, для удовлетворенія правды Божіей, для возстановленія святости закона Божія, попраннаго грѣхопаденіемъ человѣка,—нуж­но было воплотиться и пострадать Сыну Божію, чтобы избавить насъ отъ проклятія и смерти; такъ нужно было Ему внити въ славу Свою воскресеніемъ изъ мертвыхъ и вознесеніемъ на небо; что­бы совозвести съ Собою и насъ, совоскресить и спосадить въ небесныхъ. Объ этомъ предвозвѣща­ли всѣ пророки. Объ этомъ проповѣдали все Апо­столы. Будемъ же, возл., твердо и несомнѣнно вѣ­ровать ихъ богодухновеннымъ словамъ; и нами, долго ли коротко, безъ сомнѣнія, познается Го­сподь въ преломленш хлѣба, какъ познался Онъ эммаусскими учениками.

Переносясь мысліювъ Сіонскую горницу, идѣже бяху ученицы Христовы собрани страха ради іудейскаго, прімите, возлюбл., отъ устъ Самого Господа бла­годатное привѣтствіе—„Миръ вамъ!“ Миръ вашей совѣсти отъ внутреннихъ терзаній и мученій: ни едино убо нынѣ осужденіе сущимъ о Христѣ Іисусѣ миръ вашему сердцу отъ обуреванія страстей и похотей плотскихъ: ибо язвы Воскресшаго суть живоносный источникъ исцѣленій отъ всякихъ недуговъ; миръ вашему духу отъ треволненій житейскихъ, напастей и скорбей: ибо свѣтъ воскресенія Христова являетъ намъ миръ вѣчной радости; миръ семействамъ и домамъ вашимъ: да царствуетъ въ нихъ любовь и единодушіе; миръ всему обществу христіанскому: да процвѣтаеть въ немъ взаимное уваженіе и снисходительность другъ къ другу! Обымите cie благодатное дарованіе воскресшаго Господа вѣрою живою, любовію крѣпкою и упованіемъ твердымъ; и Богъ мира освѣтитъ вась всесовершетыхъ во всемъ; и миръ Божій, превосходящій всякъ умъ, соблюдеть сердца ваша и помышленія ваша о Господѣ.

Но переносясь духомъ во слѣдъ воскресшаго Господа къ морю Тиверіадскому, будьте готовы, возл., отвѣчать на вопросъ Самого Господа: Симонъ Іонинъ, любиши ли Мя ? Любишь ли Меня ты, котораго искупилъ Я цѣною крови Моей отъ грѣха, проклятія и смерти, отъ узъ ада и діавола, кото­рый нарекъ себя Моимъ послѣдователемъ, который обязался въ св. крещеніи служить Мнѣ одному, исполнять Мою волю, соблюдать Мои заповѣди, не предаваться врагу Моему — діаволу, не внимать его льстивымъ совѣтамъ, не творить его похотей? Лю­бишь ли Меня ты, который, согрѣшая многократно, прибѣгая ко Мнѣ съ покаяніемъ, умолялъ о помилованіи и, многократно прощаемый и милуемый, опять уклонялся ко грѣху? Любишь ли Меня ты, котораго Я питаю Моею плотію и кровію, котораго Я содѣлываю причастникомъ Божественнаго есте­ства и славы, сонаслѣдникомъ Моимъ въ царствіи Отца Моего? Симонъ Іoнuнъ, любиши ли Мя? Покажи Мнѣ любовь твою отъ дѣлъ твоихъ, яви Мне усердіе твое благоговѣніемъ ко храму Моему, послушаніемъ слову Моему, исполненіемъ заповѣдей Мо­ихъ, принятіемъ таинствъ Моихъ со страхомъ и вѣ­рою, чистотою и благоговѣніемъ? О, если бы каж­дый изъ насъ, по чистой совѣсти, могъ отвѣтить Господу: Ей, Господи, Ты вся вѣси. Ты вѣси, яко люблю Тя! Отвѣтить не словами только, а дѣлами и жизнію! Тогда мы ощутили бы въ душахъ и сердцахъ нашихъ высочайшее обѣтованіе: Аще кто любитъ Мя, слово Мое соблюдешь; и Отецъ Мой воз­любить его, и къ нему пріидемъ и обитель у нею со­творимъ.

Вотъ сколько блага можетъ принести намъ взираніе на сей хлебъ и вкушеніе отъ него, если бу­демъ взирать и вкушать, какъ должно, не только съ вѣрою и благоговѣніемъ, но и съ надлежащимъ вниманіемъ и размышленіемъ, — съ искреннею любовію къ своему Господу. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Іустина, епископа Рязанскаго и Зарайскаго.
Томъ X. Святая Четыредесятница и Святая Пятидесятница. (Поученія). М.1895 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий