Поученіе. Въ субботу свѣтлой седьмицы, на вечерни

Еп. Іустинъ (Полянскій)

Христосъ воскресе!

Окончилась, возл., свѣтлая седьмица, затворены царскія двери, восторженный пѣсни воскресенія постепенно замолкаютъ! Но не окончены нами та­инства Воскресшаго, не затворены для насъ двери милосердія Божія, и мы будемъ еще воспѣвать „Воскресенія день! просвѣтимся людіе, Пасха Го­сподня, Пасха: отъ смерти бо къ жизни и отъ зе­мли къ небеси Христосъ Богъ насъ преведе, по­бѣдную поющі. Отверсты намъ двери милосердія; открыты и двери райскія! Ихъ открылъ Самъ воскресшій Господь; и никто не можетъ затворить ихъ предъ нами, если только мы неуклонно будемъ слѣдовать за воскресшимъ Господомъ нашимъ".

Въ заключеніе праздноватя св. Пасхи, сегодня сойдемъ мысленно за Господомъ во адъ, и тамъ дадимъ славу Ему; а потомъ настанетъ уже Анти­пасха.

Схожденіе во адъ Господа нашего изображается въ слѣдующей церковной пѣсни: „Во гробѣ плотски, во адѣ же съ душею яко Богъ, въ рай же со разбойникомъ, и на престолѣ былъ еси, Христе, со Отцемъ и духомъ, вся исполняяй, неописанный".

Для чего Господь сходилъ во адъ? Для того, что­бы воскресить съ Собою и всѣхъ сущихъ во адѣ, отъ вѣка, и ожидавшихъ Его съ вѣрою.

Чтобы живеѣ представить себѣ всю торжествен­ность сего событія, вообразите, что какой-либо мо­гущественный царь взялъ приступомъ враждебный ему городъ, гдѣ въ темницѣ томилось множество плѣнныхъ, его подданныхъ, кои претерпѣвали всякаго рода лишенія, со дня на день ожидая смерти: положеніе ихъ было безнадежное и безотрадное. Но по завоеваніи города, победитель самъ тотчасъ спѣшитъ въ темницу, объявляетъ свободу томящим­ся узникамъ и выводитъ ихъ съ собою! — Не бу­детъ ли здѣсь—въ этой темницѣ—мѣсто особенной радости и веселія? Самъ побѣдитель не назоветъ ли сего дѣйствія лучшимъ плодомъ своей побѣды, этой минуты—незабвенной для себя на всю жизнь? Это былъ бы самый лучшій и драгоценный камень въ его царскомъ вѣнцѣ! Подобно сему, и сошествіе во адъ было дѣйствіемъ самымъ пріятнымъ и самымъ славнымъ для воскресшаго Господа, потому что въ немъ самымъ явственнымъ образомъ обна­ружилась крайняя любовь Его къ бѣдному человѣ­честву и высочайшее могущество Его надъ врагомъ рода человѣческаго! Смотрите, возлюбл., какой безчисленный сонмъ людей выходитъ изъ ада и грядетъ за воскресшимъ Господомъ на небо! А адъ остается почти пустымъ; и какой ударъ, какой срамъ нанесенъ врагу,—какая безконечная радость и веч­ное торжество роду человѣческому! Какая слава победителю и разрушителю ада! Во этомъ явленіи— несказанное дано намъ утѣшеніе.

Но, вмѣстѣ съ утѣшеніемъ, сошествіе Господа во адъ содержишь для насъ и урокъ великій. По­слѣ смерти, и намъ, возл., надобно будетъ куда- либо идти... Куда же пойдемъ? Горѣ или долу? Вра­та въ рай отверсты крестомъ Спасителя; но рай остался на небѣ. Кто хочетъ быть въ раю, тому на­добно умѣть по смерти возноситься горѣ. Но и на высокія горы земныя не всякій можетъ восходить свободно. Посему надобно упражняться и пригото­вляться къ сему восходу. Какъ приготовляться? Сложешеніъ съ себя всякой тяжести и освобожденіемъ себя отъ всякихъ узъ, — пріобрѣтеніемъ лег­кости и способности возноситься горѣ и дышать небеснымъ воздухомъ. Узы души суть страсти, тя­жесть души есть грѣхъ. Кто не отрѣшитъ себя отъ этихъ узъ, не сложитъ съ себя сей тяжести, тотъ естественно по смерти останется долу, или, что еще хуже, влекомый собственною внутреннею тяжестію, устремится внизъ. Куда? Туда, можетъ быть, куда стремятся вокругъ насъ всѣ тяжести— къ средоточію земли. А что тамъ? Спросите у трехсотъ огнедышущихъ жерлъ, коими со вѣйхъ сторонъ испещрена поверхность земная...

Но гдѣ бы ни былъ адъ, если мы попадемъ въ не­го, Спаситель уже не сойдетъ туда, чтобы вывесть насъ изъ него. Правда, что при концѣ мipa и самъ адъ отдастъ послѣднихъ мертвецовъ своихъ (Апок.'20, 13),—но отдастъ уже не для восхода въ рай, а на судъ и поверженіе въ озеро огненное.

Итакъ, доколѣ имѣемъ всю возможность, не будемъ медлить очищеніемъ себя отъ всякой сквер­ны плоти и духа, памятуя, что всяккій грѣхъ есть тя­жесть, которая по смерти будетъ влечь насъ долу— въ адъ. Аминь.

(Изъ Иннокентія Херсонскаго).

Источникъ: Сочиненія Іустина, епископа Рязанскаго и Зарайскаго.
Томъ X. Святая Четыредесятница и Святая Пятидесятница. (Поученія). М.1895 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий