Поученіе. Зачатіе честнаго славнаго пророка, Предтечи и Крестителя Іоанна

 Прот. Григорій Дьяченко

Троякій день рожденія человѣка

I. Въ настоящій день, братія, празднуется зачатіе св. Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Іоанна. 23-го сентября архангелъ Гавріилъ явился св. Захаріи, когда онъ, отправляя службу въ храмѣ, подошедъ къ кадильному алтарю, чтобы покадить. Захарія испугался, увидя вдругъ ангела.

Архангелъ сказалъ: «не бойся, Захарія. Молитва твоя улышана. Жена твоя Елисавета родитъ тебѣ сына, и наречешъ ему имя Іоаннъ (т. -е. благодать, милость Божія). Онъ будетъ великъ предъ Богомъ, отъ самого рожденія будетъ исполненъ Духа Святаго. Многихъ изъ сыновъ израилевыхъ обратитъ ко Господу. И предыдетъ предъ Нимъ въ духѣ и силѣ Иліи, дабы представитъ Господу народъ приготовленный». Тогда Захарія сказалъ ангелу: «почему я узнаю это? Ибо я старъ и жена моя тоже». Ангелъ сказалъ ему въ отвѣтъ: «я Гавріилъ, посланный отъ Бога благовѣстить тебѣ сіе. И вотъ за недовѣріе ко мнѣ ты будешь нѣмымъ, пока исполнится мое предсказаніе» Между тѣмъ народъ дивился, отчего Захарія такъ замедлилъ въ святилищѣ. А онъ, вышедъ оттуда, не могъ говорить. Народъ понялъ, что онъ видѣлъ видѣніе. Св. Захарія возвратился въ домъ, и скоро св. Елисавета зачала предсказаннаго сына и долго таилась говоря: «Господь призрѣлъ на меня, чтобы снять съ меня поношеніе между людьми за безчадіе».

II. Велика, безъ сомнѣнія, была радость у праведныхъ Захаріи и Елисаветы по поводу предсказаннаго имъ рожденія ихъ великаго предъ Богомъ и людьми сына, св. Іоанна Крестителя. Радуются и многіе другіе люди по поводу ожидаемыхъ, т. -е имѣющихъ отъ нихъ родиться дѣтей. Даже въ обычай вошло праздновать и веселиться въ день рожденія. Дабы наша радость по поводу этого семейнаго событія имѣла разумное основаніе и обнаруживалась въ христіанскомъ духѣ, сопровождаясь христіанскими мыслями и чувствованіями, размыслимъ, братія, о дняхъ рожденія христіанина.

У всякаго изъ насъ, какъ истиннаго христіанина, не одинъ день рожденія, а три.

а) Первый день рожденія есть тотъ, въ который мы родились на сей свѣтъ, подобно всѣмъ людямъ. Въ этотъ день рожденія мы получили отъ Господа Бога тѣлесную жизнь и сдѣлались человѣками, т.е. лучшимъ созданіемъ Божіимъ на землѣ, созданіемъ, одареннымъ разумомъ, свободою воли и чувствомъ. Какъ всѣ мы родились весьма безсильными и немогущими помочь себѣ, то Богъ вложилъ весьма нѣжную любовь къ намъ въ сердце нашего отца, еще нѣжнѣйшую любовь въ сердце нашей матери, и какъ бы сказалъ имъ: «старайтесь о рожденныхъ вами, воспитывайте ихъ, ввѣряю ихъ вашей любви!» И какъ они старались объ насъ! Какъ любили насъ!

б) Второй день рожденія нашего есть тотъ, когда мы чрезъ св. таинство крещенія родились въ жизнь духовную. Господь Богъ даровалъ намъ не только тѣлесную жизнь и заботится о ея сохраненіи, но Онъ даровалъ намъ еще жизнь духовную и о сохраненіи ея заботится еще болѣе. Посредствомъ прародительскаго грѣха мы сдѣлались, какъ всѣмъ извѣстно, нечистыми, весьма склоннымы ко грѣху и недостойными для царствія небеснаго. Поэтому Господь благоволилъ послать къ намъ Своего Единороднаго Сына, Который Свою смертію, съ Своей стороны, и нашею вѣрою и святымъ крещеніемъ, съ нашей стороны, очистилъ насъ, освятилъ насъ и даровалъ намъ право на небесное царство. Этотъ день по справедливости можетъ быть названъ вторымъ днемъ нашего рожденія. Первое рожденіе сдѣлало насъ человѣками, второе христіанами, чадами Божіими. Первое рожденіе дало намъ жизнь тѣлесную, земную, второе — жизнь духовную, небесную. Наше крещеніе Самъ I. Христосъ называегъ рожденіемъ: аще кто не родится водою и Духомъ, не можетъ внити въ царствіе Божіе (Іоан. 3, 5), а св. ап. Павелъ — банею пакибытія (Тит. 3,5).

в) Третій день нашего рожденія приходитъ къ намъ въ день нашей смерти. Если истинно-духовная, получаемая нами посредствомъ вѣры и св. крещенія, жизнь въ послѣдствіи времени, именно, въ лѣта полнаго смысла и разсужденія, сохраняется, питается и укрѣпляется; ежели наша душа, посредствомъ святой, постоянной и сильной любви къ Богу и ближнимъ, созрѣваетъ для вѣчности: то, наконецъ, приходитъ къ намъ третій день рожденія — день смерти. Потому что для истиннаго христіанина умереть — значитъ то же, что родиться, родиться т. -е. въ вѣчную жизнь. И первые христіане, какъ сказываетъ исторія, всегда называли день смерти святыхъ мучениковъ днемъ рожденія; а, посему и праздновали дни ихъ смерти, какъ дни торжественные, — дни, въ которые они родились въ жизнь вѣчную и истинно блаженную.

Первое рожденіе вводитъ насъ въ настоящій міръ, второе — въ царство Божіе на землѣ, третіе въ царство Божіе на небесахъ — въ небесное блаженство.

Итакъ, у всякаго истиннаго христіанина — подлинно три дня рожденія. Но изъ всѣхъ этихъ дней рожденія самый важный третій день рожденія — день смерти; потому что только день смерти рѣшаетъ, какова должна быть и будетъ наша участь въ вѣчности, т. -е. участь не на извѣстное время, но участь всегдашняя, вѣчная. День тѣлеснаго рожденія хорошъ, день рожденія духовнаго еще лучше; но они не рѣшаютъ нашей вѣчной участи: ее рѣшаетъ день смерти.

Смерть — рожденіе или переходъ въ жизнь будущую — для многихъ должна быть весьма страшна, и посему всѣмъ намъ должно употреблять настоящую жизнь всевозможно согласно съ тѣмъ, для чего Господь Богъ далъ намъ ее. Мы родились не для того, чтобы только жить, или жить какъ намъ хочется; но для того, чтобы жить такъ, какъ угодно Господу Богу; а Господу Богу угодно, чтобъ мы жили въ здѣшней жизни свято. Сія есть воля Божія: святость ваша, говоритъ св. апостолъ (1 Солун. 4, 3). Для этого дана намъ земная жизнь! И безъ святости нѣтъ истиннаго блаженства и жизни: храняй законъблаженъ (Притч. 29, 18); нечестивіи же въ день золъ погибнутъ (Притч. 16, 4), говоритъ премудрый.

«Сколько тебѣ отъ роду лѣтъ?» спросилъ нѣкто одного старца во сто лѣтъ. «Пятьдесятъ», отвѣчалъ онъ.~ «Только пятьдесятъ?» съ изумленіемъ сказалъ спросившій. — «Пятьдесятъ», опять отвѣчалъ старикъ; «только пятьдесятъ лѣтъ я живу съ умомъ и для Бога. Первыхъ пятидесяти лѣтъ моей жизни, проведенныхъ въ грѣховной легкомысленности, не могу причислить къ моей жизни. Эти лѣта не были жизнь: моя душа тогда не чувствовала себя; тогда во мнѣ жили различныя страсти, и я былъ такъ сказать, въ умопомѣшательствѣ: тогда я не жилъ!»

Этотъ старецъ разсуждалъ о лѣтахъ своей жизни весьма справедливо; потому что важность жизни въ самомъ дѣлѣ заключается не въ томъ, долго-ли кто жилъ, а въ томъ, хорошо-ли кто жилъ. Ежели бы спросить насъ о лѣтахъ нашей жизни въ этомъ смыслѣ, то весьма многіе, поступая искренно и совѣстно, сказали бы: я жилъ только еще одинъ, два, три года и такъ далѣе; а многіе, можетъ быть, сказали бы: «я еще вовсе не жилъ!»

III. Чаще вспоминайте, возлюбленные мои о Христѣ братья и сестры, о дняхъ своего рожденія и о томъ, для чего мы всѣ рождаемся! Ибо что намъ въ жизни, ежели проводимъ ее такъ, что должны будемъ страдать вѣчно, страдать ужаснѣйшимъ образомъ и безъ всякой надежды на отраду?! Будемъ жить такъ, чтобы намъ во всю вѣчность праздновать день нашей смерти, какъ день нашего рожденія для блаженства и день вступленія въ вѣчное блаженство. (Сост. съ допол. по «Слов. и бесѣд.» Григорія, митроп. новгородск., т. II.).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий