Поученія. Святая мученица Татіана

О бытіи ангеловъ.

Святая мученица Татіана

I. Св. Татіана, память коей совершается нынѣ, юная дѣва, воспитанная высокородными благочестивыми родителями въ законѣ христіанскомъ, предпочла
выгодному супружеству дѣвство и приняла званіе діаконисы римскойцеркви, въ царствованіе Александра Севера.

При всей добротѣ этого государя, и при немъ христіанамъ не было спокойнаго житья, даже въ самомъ Римѣ: въ числѣ придворныхъ и тогда были такіе, которые втихомолку проливали
кровь христіанскую, какъ воду.

Привлечена была къ суду, какъ христіанка, и діаконисса Татіана. Когда она отказалась отъ поклоненія идолу въ храмѣ Аполлона, ее подвергли пыткамъ.
Святая нисколько не колебалась отъ испытываемыхъ ею страданій; вокругъ нея незримо для другихъ стояли четыре ангела и ободряли ее, поражая
въ то же время мучителей. Заключили потомъ святую въ темницу, и здѣсь явились къ ней свѣтоносные ангелы для ея утѣшенія и ободренія. Святую опятъ
подвергли мученіямъ, и опятъ ввергли въ темницу, и опятъ свѣтоносные ангелы Божій явились къ ней, уврачевали ее отъ ранъ и прославляли ея страданія.

Заключили наконецъ страдалицу въ храмѣ Меркурія, остригли напередъ ея волосы, воображая, что въ ея волосахъ заключается врачующая сила волшебства, и тутъ свѣтоносные ангелы явились къ ней, утѣшая ее въ страданіяхъ и возвѣстили скорое отрѣшеніе отъ смертнаго тѣла. Святая была усѣчена мечемъ вмѣстѣ съ своимъ роднымъ отцомъ, котораго около того времени также судили за принятіе христіанской вѣры. Такимъ образомъ святая душа Татіаны водворилась въ мірѣ духовъ, съ ликами свѣтоносныхъ ангеловъ.

II. Жизнь св. Татіаны научаетъ насъ той отрадной истинѣ, что существуетъ высшій міръ ангеловъ, которые по волѣ Божіей посылаются на служеніе человѣку, охраняютъ его отъ зла и утѣшаютъ его среди бѣдствій.

Удивительно, что забвеніе о небесныхъ силахъ въ нѣкоторыхъ изъ христіанъ простирается до того, что сомнѣваются даже въ существованіи невидимаго
міра.

а) Если бы не имѣли мы свидѣтельства о бытіи духовнаго міра въ книгѣ Откровенія: мы могли бы найти его въ книгѣ природы. На всемъ видимомъ написано свидѣтельство о невидимомъ. Апостолъ Павелъ говоритъ, что невидимое Божіе, Его присносущая сила и Божество, омъ созданія міра, чрезъ разсматриваніе тварей, есть видимо (Рим. I, 20). Посмотрите на дерево или траву: то, что вы видите, можетъ только увянуть, засохнуть и разрушиться, а то, что производитъ зелень, ростъ, цвѣтъ и плодъ, не есть ли невидимое? Оглянитесь на самихъ себя: то, что въ васъ чувствуетъ, желаетъ, мыслитъ, не есть ли невидимое? Примѣтьте подобную лѣствицѣ постепенность тварей, которыя столько совершеннѣе одна другой, сколько болѣе открывается въ нихъ дѣйствіе невидимаго; начните отъ земли и камня, въ которыхъ невидимое совершенно погребено; взойдите по лѣстницѣ видимыхъ тварей до человѣка, въ которомъ невидимое можетъ уже господствовать: не естественно ли надъ сею степенью предполагать тварей, въ которыхъ видимое совершенно поглощено,—существа чисто невидимыя, духовныя?

б) Правда, въ нынѣшнемъ омраченномъ состояніи человѣка и міра, сквозь письмена видимыхъ вещей тускло мелькаетъ свѣтъ міра невидимаго. Но за то
въ книгѣ Откровенія очищенное вѣрою око ясно усматриваетъ не только существованіе міра невидимаго, но и его близость, и тѣсный союзъ его съ видимымъ. Тамъ херувимъ стережетъ путь древа жизни (Быт. III, 24); здѣсь ангелъ утѣшаетъ отчаянную Агарь (Быт. XVI, 7—12); въ другомъ мѣстѣ ангелы вмѣстѣ съ Господомъ гостятъ у Авраама (Быт. XVIII); ангелы спасаютъ Лота изъ погибающаго Содома (Быт. XIX); Іаковъ, то спящій во множествѣ видитъ
ангеловъ, по лѣствицѣ восходящихъ на небо. и нисходящихъ на землю (Быт. XXVIII, 12). то бдящій встрѣчается съ полками ангеловъ (Выт. XXXII, 1).
Ангелъ является Моисею въ горящей купинѣ (Исх. III, 2), для приготовленія его къ изведенію израильтянъ изъ Египта. Исаія видитъ серафимовъ окружающихъ престолъ Господень, и отъ одного изъ нихъ пріемлетъ огненное очищеніе (Ис. УІ). Откроемъ Новый Завѣтъ. Се восходитъ солнце духовъ, является Царь откровеній, Іисусъ Христосъ. Что же? Самъ Царь провозглашаетъ: отселѣ узрите небо отверсто, и ангелы Божія восходяща и нисходяща къ Сыну человѣческому (Іоан. 1,51): и дѣйствительно, мы видимъ ангела, возвѣщающаго неплодное зачатіе Предтечи (Лук. 1 ,11) и безсѣменное зачатіе Спасителя (Лук. I, 26), цѣлое воинство ангеловъ, воспѣвающихъ славу рождества Спасителева(Лук. 11,13), ангела разрѣшающаго недоумѣніе Іосифа
(Матѳ. I, 20) и устрояющаго безопасность Младенца Іисуса отъ ищущихъ души Его (Матѳ. II, 13), ангеловъ служащихъ Іисусу по искушеніи Его въ пустынѣ (Матѳ. IV, 11), ангела, явившагося для укрѣпленія Его въ Геѳсиманскомъ подвигѣ (Лук. XXII, 43), ангеловъ отвергающихъ гробъ Его (Матѳ. XXVIII, 2), возвѣщающихъ Его воскресеніе (Іоан. XX, 12), ангеловъ сопровождающихъ Его вознесеніе и возвѣщающихъ Его паки пришествіе (Дѣян. I, 10. 11).

Христіане! I. Христосъ, по изреченію Іоанна Богослова, есть Святый, истинный, имѣяй ключъ Давидовъ, отверзаяй, и нитпоже затворитъ (Апок. III,
7). Итакъ, если Онъ отверзъ небо: кто же смѣетъ затворить его? Или кто смѣетъ сказать, что теперь уже не время видѣть ангеловъ Божіихъ, восходящихъ
и нисходящихъ по волѣ Сына человѣческаго? Не вой ли суть служебной дуси, въ слуоюеніе посылаеми за хотящихъ наслѣдованіи спасеніе? Кто же
и нынѣ можетъ утверждать, что они уже безъ дѣла и мы безъ помощи?

в) Но чѣмъ несомнѣннѣе удостовѣряемся мы въ близости къ намъ св. ангеловъ и о ихъ готовности на помощь намъ: тѣмъ съ большею заботливостію
мы должны помыслитьотомъ, отчего въ наши дни такъ мало слышатъ о сей помощи, а еще менѣе вѣрятъ слышанному о томъ?

Какъ въ видимыхъ своихъ явленіяхъ св. ангелы не рѣдко принимаемы были человѣками за подобныхъ человѣковъ: такъ легко случиться можетъ, что и
невидимыя ихъ дѣйствія человѣкъ приметъ за собственныя человѣческія или обыкновенныя естественныя дѣйствія. Не случается ли, напримѣръ, что, среди недоумѣнія или нѣкоего бездѣйствія ума, вдругъ, какъ молнія, просіяваетъ чистая чистая, святая и спасительная мысль; что въ обуреваемомъ или холодномъ сердцѣ мгновенно водворяется тишина, или возгорается небесный пламень любви къ Богу? Если всякое явленіе по роду своему свидѣтельствуетъ о присутствіи дѣйствующей силы, то эти внутреннія явленія души нашей не свидѣтельствуютъ ли о присутствіи небесныхъ силъ,
по человѣколюбію бросающихъ лучи сбои въ нашъ умъ и искры въ наше сердце? Не суть ли это дѣйствія ангеловъ, по изреченію пророка Захаріи,
глаголюищхъ въ насъ? Какъ достойно сожалѣнія, если мы не примѣчаемъ этой ангельской помощи! Ибо, не примѣчая, не пріемлемъ ея, какъ должно, и не
пользуемся ею; не пользуясь, остаемся неблагодарными и виновными, не приготовляемъ себя къ другимъ подобнымъ посѣщеніямъ и такимъ образомъ даже удаляемъ отъ себя хранителей нашихъ.

Если мы, человѣки, удаляемся отъ человѣковъ, которыхъ расположенія противны нашимъ расположеніямъ; если наставникъ наконецъ отрекается отъ
ученика, не внемлющаго наставленіямъ, или воспитатель отъ воспитанника, отвергающаго руководство его; если самый отецъ удаляетъ отъ себя непокорнаго сына: то какъ не удалиться наконецъ отъ насъ св. ангеламъ, когда мы не слѣдуемъ ихъ спасительнымъ внушеніямъ, и оставляемъ безплоднымъ для насъ ихъ служеніе? Какъ не удалиться отъ насъ небеснымъ силамъ, когда мы предаемся только земному?
Какъ не удалиться чистымъ духамъ, когда мы живемъ въ нечистотахъ плоти?
Какъ не удалиться ангеламъ Божіимъ, когда мы непрестанно имѣемъ въ мысляхъ и желаніяхъ не Бога и Христа Его, но міръ и самихъ себя?

III. Чада церкви! Чада Божій! Будемъ ходить, яко чада послушанія. Не слышимъ ли, какъ натеръ ежедневно проситъ намъ у Господа и Отца нашего ангела
мирна, вѣрна, наставника, хранителя душъ и тѣлесъ нашихъ? Изгонимъ изъ души нашей плотскія желанія и суетные помыслы, и тогда посѣтятъ ее безплотныя силы,' л поведутъ насъ съ собою отъ силы въ силу, доколѣ наконецъ и Самъ явится Господь Богъ въ Сіонѣ духа нашего (Псал. L XXXIII, 8), и сотворите въ немъ Себѣ обитель (Іоан XIV, 23). Аминь. (Сост. по Ч. -М. и по проп. Филарета, митр. моск., т. II, изд. 1874 г.).

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий