Поучения. В день Пасхи

       Протоиерей Родион Путятин

Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси.    

Воскресение Христово

 Итак, не мы одни празднуем нынешний день: и на Небе ныне праздник. Не мы одни славим воскресшего Христа: и Ангелы на Небесах поют Его Воскресение: Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси.

     Что же Ангелам? Иисус Христос не для них сходил на землю, не за них пострадал, не за них умер, не для них и воскрес; почему же они поют Его Воскресение? Потому и поют, что они Ангелы, существа добрые. Вот злые духи не станут ныне петь, для них всякая духовная радость нестерпима, для них мучение, когда другие блаженствуют. Таково уж свойство злых. Но не таковы Ангелы на Небесах. Они всегда радуются, когда другие наслаждаются радостями; кто ни получи благодеяние от Бога, они торжествуют, как будто сами получили это благодеяние. Таким образом, Ангелы на Небесах ныне радуются, потому что мы веселимся, торжествуют, потому что у нас ныне торжество.

     Слушатели благочестивые! Остановимся здесь на несколько минут. Ангелы ныне с нами радуются и торжествуют, потому что они – существа добрые; диаволы не радуются с нами, не торжествуют, потому что они – духи злые. Перейдем теперь от существ духовных к себе, к людям. И кто из нас добр душой, кто чист сердцем, тот ныне от души радуется, от сердца торжествует; а кто имеет душу недобрую, сердце нечистое, у того ныне нет и радости, нет и торжества. Да, закон везде один, и на Небе, и на земле: нечестивому, злому не свойственно ныне радоваться; радуются всегда и ныне только добрые.

     И в самом деле, как ныне радоваться и торжествовать тем, у кого сердце полно злости, у кого душа омрачена грехами? Такие люди не могут сознавать нынешнего торжества, не могут чувствовать нынешней радости: воскрес ли бы Христос, остался ли бы Он во гробе – для них все равно. Они и празднуют нынешний день потому только, чтобы быть в праздности, чтобы свободнее удовлетворять своим похотям. В мутной воде самые явственные предметы не отражаются; так и нечестивых людей самые торжественные радости не радуют. И что много объяснять вам эту истину? Посмотрите на злого человека, и вы сами это увидите, увидите, как он нехотя приветствует вас с нынешней радостью и как он принужденно ответствует вам на ваше радостное приветствие. А это отчего? Оттого, что в нем самом вовсе нет радости; его душа – такая глушь, в которой никогда не отдается гласа радования.

     Ах, как было бы хорошо, если бы на свете не было таких людей! Как весело было бы торжествовать нынешний день, если бы не было этих гордых и надменных, этих коварных и завистливых, этих жестоких и своекорыстных! И всегда больно встречаться с такими людьми, но особенно больно встречаться с ними в радостные дни – так и бежал бы от них! Ты хотел бы от души разделить с ними радость, от чистого сердца поздравить их с праздником, а они как камни бесчувственны, как лед холодны, точно не слышат и не видят тебя. Впрочем, не будем роптать, все к лучшему. Мы не на Небе, а на земле: здесь полной радости не может быть.

     Кто из нас чист от скверны? Никто; все мы грешники, все мы более или менее злы. На Небе Ангелам злые духи не препятствуют радоваться; и нам злые люди не помешали бы радоваться, если бы мы сами не были причастны злу. И потому чем роптать на злых и нечестивых людей, лучше очистим себя от скверн греховных, выбросим злость из своих сердец. Тело мы украшаем для праздника, одежды темные меняем на светлые. Так и должно быть.

     Ныне и Церковь, как царица, вся является в золоте, вся она одеяна и преиспещрена, все в ней благоухает смирной и алоем. Стыдно и неприлично нам, ее чадам, ходить ныне в каких-нибудь рубищах. Но, заботясь о внешнем украшении, еще более позаботимся об украшении внутреннем; переменяя одежду тела, переменим и одеяния души нашей. Ведь белая одежда не закрывает черноты души; злость сердца и под золотом видна. При том же, украшение тела для праздника каких требует беспокойств и издержек! А украсить душу так легко и скоро! Стоит только воззвать к Богу – и Он даст нам сердце новое; стоит только пролить слезу раскаяния – и душа наша, яко снег, убелится.

   Итак, будем, слушатели, хранить сердце в чистоте, омоем душу слезами раскаяния – и мы будем светло торжествовать настоящий день, и нам никто не помешает радоваться ныне и всегда. Аминь.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий