Православная духовность. Дополнение

Архимандрит Иерофей (Влахос)

О Пасхе в свете патрологии и литургического предания Церкви

Православная духовность  Воскресение Христово — уникальное историческое событие — отличает христианство от какой бы то ни было другой религии. В прочих религиях основатели — смертны, тогда как Главой нашей Церкви является воскресший Христос. Христово Воскресение — это обновление человеческой природы, воссоздание человеческого рода, переживание Царства Божия, пришедшего в силе.

В Церкви мы постоянно проповедуем о Воскресении Христовом, потому что оно имеет огромное значение для жизни верующего. Мы не ошибемся, если сравним Воскресение Христово с настоящим переворотом в мироздании, так как благодаря Воскресению человек возвратился на свое изначальное место — и даже поднялся еще выше. Речь идет об исправлении, восстановлении человека, произошедших через Воскресение Христово.

Апостол Павел говорит: «А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна…» (1 Кор. 15, 17). Истинность и сила веры обязаны светлому событию Воскресения Христова. Без него христиане «несчастнее всех человеков» (1 Кор. 15, 19).

1.

Из богослужебных текстов видно, что празднование Воскресения начинается с Великой Субботы. Об этом говорит богослужение Великой Субботы, а также и проповеди Святых Отцов, которые в этот день посвящены воскресению и победе.

Это видно также из иконописной традиции. Каноническая икона Воскресения Христова — это изображение Его сошествия во ад. Конечно, существуют иконы Воскресения, на которых изображают явление Христа мироносицам и ученикам. Однако в подлинном смысле иконой Воскресения является изображение сокрушения смерти, когда душа Христа, соединенная с Божеством, спустилась во ад и освободила души всех находившихся там и ожидавших Его как Спасителя. «Смерти празднуем умерщвление, адово же разрушение» — поем мы в церкви. Разрешение ада и умерщвление смерти есть глубочайший смысл праздника.

Задумаемся о том, что мы подразумеваем, когда говорим об аде и о нисхождении в него Христа. Слово «ад» в Новом Завете соответствует древнееврейскому «шеолу», темному, невидимому царству мертвых. В Ветхом Завете ад представлялся как некое пространство в недрах земли, но это нужно понимать символически, согласно воззрениям той эпохи, согласно которым земля находится посередине, небо сверху, а ад под землей. Исходя из того, что души не материальны, а бесплотны и невещественны, мы не можем думать об аде как о каком-то месте. Можно сказать, что души людей, находящиеся во власти диавола и смерти, находятся в аду. Именно в этом смысле мы должны рассматривать учение Церкви о нисхождении Христа во ад. Христос вошел во власть смерти, согласился умереть — после чего силой Своего Божества победил смерть, совершенно обессилил ее и Своей собственной силой и властью дал возможность каждому человеку избегать господства, власти и силы смерти и диавола.

Для понимания этого очень важно Огласительное слово cв. Иоанна Златоуста, которое читается за Пасхальной Литургией. Наряду с прочим в нем говорится, что ад, встретив Христа, «огорчися, упразднися, поруган бысть, умертвися, низложися, связася». Далее говорится, что со смертью Христа на кресте ад, приняв смертное тело, оказался перед Богом, приняв землю-прах, встретил небо, приняв то, что видел, то есть человеческое тело, человеческую природу, был побежден тем, чего не видел, то есть Божеством.

Очевидно, что цель, ради которой Христос сошел во ад, есть упразднение ада и смерти. Это событие было предречено еще в Ветхом Завете. Пророк Исайя приводит слова Бога: «Я пойду пред тобою, и горы уравняю, медные двери сокрушу, и запоры железные сломаю» (Ис. 45, 2). Иоанн Златоуст, толкуя это событие, замечает, что не сказано «открою врата медные», но «сокрушу», чтобы место заключения стало просто ненужным. Также не сказал, что «сниму запоры», но «сломаю» — чтобы показать тюрьму бессильной, потому что туда, где нет ни двери, ни запора, если кто-либо и попадется — не может быть удерживаем. Если Христос что-либо разрушает или превращает в пепел, то никто не может это восстановить.

Далее, Христос снизошел во ад, чтобы наполнить все светом Своего Божества. Апостол Павел свидетельствует об этом, говоря: «А ‘вошел’ что означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли? Нисшедший, он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все» (Еф. 4, 9-10). Таким образом, нисхождение Христа в преисподнюю земли произошло для того, чтобы все наполнилось Его светом и чтобы действительно была ниспровержена держава смерти. Святой Григорий говорит, что почитатели Бога должны были найтись не только в вышних, но и в нижних, так чтобы все исполнилось и наполнилось славой Божией. В этой перспективе написаны также тропари Церкви: «Дабы исполнить всяческая славою Твоею снишед в преисподняя земли». Св. Иоанн Дамаскин торжественно поет: «Ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя, да празднует убо всякая тварь востание Христово, в немже утверждается».

2.

День Великой Субботы, когда душа Христа вместе с Божеством находилась в аду, а тело пребывало во гробе, когда была побеждена держава диавола и смерти, считается Православной Церковью великим днем, поскольку соединяется с днем Воскресения.

В литургических текстах седьмой день творения, в который Бог после творения мира и человека «почил от всех дел Своих», сопоставляется с днем Великой Субботы, в который и Христос почил от всего, что было сделано для спасения человека. Поэтому мы поем: «сия же есть благословенная Суббота».

Из книги Бытия мы знаем, что после того как Бог за шесть дней (периодов времени) создал весь мир и человека, в седьмой день Он почил от дел, которые творил (Быт. 2, 3). Поэтому Моисеем было определено, чтобы в седьмой день — субботу, которая означает «покой», иудеи отдыхали и посвящали этот день богослужению и молитве (Исх. 12, 16).

Существует толкование, согласно которому заповедь об оставлении работы в субботу была дана Богом, прежде всего, для воссоздания и обновления человека, что должно было произойти посредством смерти Христа на Кресте и Воскресения. Начало воссоздания и обновления было положено в день Великой Субботы, однако очевидное, осязаемое начало пакибытия открылось в день Воскресения. Поэтому и мы, хотя и чтим субботу «как день нашего воссоздания», более почитаем воскресный день.

Субботство в православном Предании имеет еще и другое значение. Оно является успокоением человека, утихомириванием, так называемым священным безмолвием (исихией) во всей полноте этого смысла. Апостол Павел, упомянув, что субботство остается обязательным для народа Божия, указывает: «итак, постараемся войти в покой оный…» (Евр. 4, 11). Святой Григорий Палама говорит, что когда человек удалит от своего ума всякий помысел и когда посредством настойчивости и непрестанной молитвы ум возвратится в сердце, тогда он погрузится в божественное упокоение, то есть в Боговидение, в созерцание Бога.

Этот покой, это безмолвие не есть бездействие, как можно было бы подумать, но великое делание. Как Бог, Который хотя и почил в седьмой день, все равно продолжал управлять миром, так и человек, пребывая в состоянии духовного созерцания, творит величайшее дело — соединяется с Богом, а затем любит то, что любит и Бог. Поэтому можно сказать, что всякий может пережить Воскресение Христово из своего упокоения, из такого способа жизни. Насколько кто-либо входит в божественное субботство, в божественный покой, настолько он переживает воскресение. Пожелание «счастливого Воскресения», должно сопровождаться пожеланием «счастливого покоя».

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий