Рас — церковление и во- церковление

Протоиерей Михаил Шполянский
Это текст отца Михаила Шполянского.

Эмпирическая церковь (не путать с земной ипостасью Церкви Христа!) превратилась в самовоспроизводящуюся бюрократическую машину; по сути дела псевдоцерковь

Земная церковь больна (я сейчас говорю о реалиях РПЦ, но корни проблемы уходят в 2000-летнюю историю). Беда в этой уродливой, нехристианской, антихристианской бюрократической системе. привязка всего к храму, ко кв.метрам, деньгам, власти, к личности «начальника», имущественное и правовое бесправие верующих. Пока не будет изжито это зло, пока оно живет, пока с ним считаются и пока поддерживают — ничего не изменится.

С одной стороны человеку со здравой душой и совестью жить в этой системе, пытаясь основанием жизни ставить Евангелие, невозможно. С другой – в русле сложившейся стереотипов поделать с этим также ничего нельзя. «Лечить» систему бессмысленно, слишком далеко зашла болезнь. Убедительной альтернативы, тождественной по сущности, но здравой по реализации, нет. Даже самые радикальные попытки «смены вех» приводили к тиражированию все тех же аномалий, только в иной форме.

Итак, тупик? Бюрократическую псевдоцерковь улучшить невозможно, противопоставить ей нечто здравое в той же системе координат, нечего. Да, так и есть.

Бюрократическая псевдоцерковь разоблачает саму себя

Но, несмотря на то, что зло бюрократической системы изжито не будет, есть надежда. Надежда на то, что именно оно, это зло, дошедшее до очевидного предела, сквозь две тысячи лет уклонений в патологический ветхозаветно-византийско-римско-совковый комплот, откроет чадам Церкви глаза на «голого короля». Провал всех «прогрессивных» надежд: соборность, миссионерство, возрождение и пр., оставляет нас посреди пустыни, из которой вывести может только Господь. Колосс псевдохристанской цивилизации рушится. И слава Богу. Цезарепизм как стержень таковой цивилизации – ложь и морок. Именно в разрушении мифа есть шанс вернуться к подлинности жизни во Христе. Однако – вернуться куда? Обычная реакция: или разрыв с Церковью как таковой, или перемещение из юрисдикции в юрисдикцию, из одной бюрократической системы в другую. Первое гибельно, второе бессмысленно.

Есть ли третий путь?

Есть ли иной путь — Церковь Земная, но являющая себя в совершенно иных, чем мы привыкли думать, формах? Как практически обрести таковой путь?

Прежде всего — вручить себя Господу, не пытаться за Него «благоустроить» Церковь (точнее, эмпирические структуры, присвоившие себе именование церкви). Общий вектор — личное предстояние в попущенных Господом формах. Кому Бог это дал — предстояние тем малым собором, который обустроила сама жизнь. А кому-то Господь может попустить и одинокое предстояние (что возможно и в традиционной системе — отшельничество).

Христос мегаструктур не создавал. Сколько было апостолов? Двенадцать. Ну, с женами, допустим, двадцать. Так ведь только обычная семья – уже двадцать человек. Хорошо, а более широкий круг? — кто не был непосредственно с Иисусом, а встречался периодически? Семьдесят. Но если собрать тех, которые желали бы являться не только нашими хорошими знакомыми, но и сомолитвенниками – тоже человек семьдесят. Чем это не Церковь?

Ну а в случае попущенных Богом обстоятельств духовного одиночества (что вовсе не означает духовного сепаратизма или самовозвеличивания – см., например, обстоятельства жизни Иоанна Алексеева на Новом Валааме, или того же прп. Сергия) можно тихо приходить в любой храм, приход (добавлю – имхо любой юрисдикции), и приступать ко главному, чем живет Церковь – ко Причащению Даров, не навязывая своих взглядов и не осуждая других, при этом  избегая пресса самочинного «духовного окормления». Любовь к братии вовсе не в суете и болтовне, а в смиренном соучастии в Трапезе Господней. «Духовное общение» не самоцель, но только обрамление главного: Евхаристии. «…Ничто не разлучит нас от любви Божьей» — в этом контексте даже самое формальное отношение к прихожанам не является ущербным по определению. Напротив, иногда таковое даже удобно – именно как возможность избежать ложного «духовного окормления».

Не протестантизм в традиционных формах

Конечно, это очередной парафраз изначального позыва протестантизма. Ничего плохого в том нет. Жаль, но факт: не так уж много понадобилось времени, чтобы и протестантизм обюрократился и закаменел, только уже в еще большей дробности. Потому он (в сложившемся виде) – не выход.

Евхаристия не там, где «правильные» люди читают правильные «заклинания»

Вопрос Евхаристии. Уверен, что Евхаристия не там, где «правильные» люди «правильно» читают заклинания, а там где Христос встречает верующее в Него сердце. И потому совершенно все равно, где и в каком виде принимать Дары Господни.

Есть установившиеся формы рефлексии

Но есть установившиеся исторические формы, рефлексии (иногда вполне плодотворные). И потому естественно не выходить за круг органично воспринимаемой каждым верующим традиции, и причащаться там, где душа гармонично в этот круг вмещается. При этом понимая, что юрисдикция и конфессия как самодовлеющее явление — нихил. Потому выросшим в ПЦ иереям вполне закономерно служить на церковнославянском и не менять канонического чинопоследования — при этом не придавая им самостоятельного и самодовлеющего значения. Необходимо понимать: можно жить в вере во Христа, актуализируя её и в других, непривычных для себя, формах.
Если человек приходит в храм – как избежать «прокрустизации»?
Но что в таком случае делать с батюшками — либеральными ли, консервативным ли – которые сразу попытаются натянуть на пришедшего «духовное окормление»? — чем более энергичный священник, тем быстрей и тотальней. Мое видение тут на первый взгляд парадоксально. Православным нужно искать самый формализованный приход (конечно, только в том случае, если нет прихода, жизнь которого звучит в унисон с верой и сердцем); приход, в котором всем наплевать, кто ты, был ли на вечерне, как постился и пр. «Грешен?» — «Грешен, каюся». И что плохого? – ведь Господь всегда и везде тот же.
А уж если есть возможность общаться с кем-либо из клира или прихода в личном порядке – то пожалуйста, было бы с кем.

Но где же Церковь?

Церковь живет в бесконечном многообразии форм, объединенных верой и любовью. Тут должно быть только три императива:
1. Вера во Христа.
2. Свободное, от сердца, выражение этой веры в жизни (кому семейная церковь, кому агапа друзей, кому отшельничество, кому монастырь, кому миссионерский приход, кому община протестантского типа, кому традиционная структура КЦ или ПЦ, и т.п.).
3. Равноправное приятие любых путей во Христе (иконоборцы обнялись с иконопочитателями; впрочем, если по-человечески это для них, конкретных, и невозможно, то ладно уж, пусть не обнимаются, но хотя бы не гнобят друг друга, предоставят все Господу). Кстати, в контексте этого, думаю, и все «кровь, пот и слезы» церковной истории – следствие желания НАВЯЗАТЬ. Кто хочет – будь монофилитом или арианином, кто хочет – католиком или православным, все у Бога, а Бог всем и Отец, и Судия – «…Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто, который судишь другого?». Наше дело – не клеймить инакомыслящих, а самим пытаться убедительностью своего опыта предстояния явить иную возможность жизни в Боге — тогда, когда мы хоть как-то сумеем стать на этот путь.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий