Скитский патерик. Иди путем тесным и прискорбным, а не широким и веселым

Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.
Мф. 7, 13–14

Скитский патерик Не позволяй себе беспечности, дерзости, вольности, распущенности, произвола во влечениях и действиях, наслаждения мирскими утехами и удовольствиями.

Авва Вениамин говорил: «Ходите царским путем, измеряйте версты и не будете беспечны».

Авва Агафон говорил: «Дерзость есть мать всем страстям».

Авва Пимен говорил: «Начало зол – рассеянность».

Он же говорил: «Похотение, услаждение и привычка к ним погубляют человека».

Обуздывай свои помыслы, отсекай для Бога собственные пожелания; во всем, хотя с насилием, управляй собой.

Авву Аммона спросили: «Какой путь есть путь тесный и прискорбный?». Он отвечал: «Тесный и прискорбный есть обуздание своих помыслов и отсечение собственных пожеланий для Бога. Сие значит: се, мы оставихом вся и вслед Тебе идохом» (Мф. 19, 27).

Авва Алоний говорил: «Если бы я не разрушал всего, то не мог бы и созидать самого себя».

Авва Дула говорил: «Отсекай мирские привычки, чтобы борьба твоя с помыслами не затрудняла тебя и не нарушала правила твоего безмолвия».

Авва Пимен говорил: «Повергаться пред Богом, смиряться и отвергаться своей воли – вот работные орудия души».

Еще говорил: «Воля человека есть медная стена между им и Богом, и камень отражающий. Если человек оставит волю свою, то говорит себе: Богом моим прейду стену (Пс. 17, 30). Но если правда его основывается на собственной воле, он изнемогает».

Брат просил авву Крония: «Скажи мне слово назидания». Кроний говорит ему: «Когда Елисей пришел к сонамитянке, то нашел ее не знающей мужа. Но пришествие Пророка дало ей силу зачать и родить сына (см.: 4 Цар. 4, 12–17)».– «Что же это значит?» – спросил брат. Старец сказал: «Если душа бодрствует, удерживается от рассеяния, отвергается своих пожеланий, к ней приходит Дух Божий, и тогда она может рождать, поелику сама по себе она неплодна».

Авва Ор сказал авве Сисою: «Бог с тем пребывает, кто владеет собой или во всем, хотя бы с насилием, управляет собой».

Авва Макарий спросил авву Захарию: «Скажи мне, какое дело доброго воина Христова?».– «Тебе ли спрашивать меня, отец?» – сказал Захария. Авва Макарий говорит: «Я хорошо знаю тебя, сын мой Захария! Но есть кто заставляет меня спросить тебя». Тогда Захария говорит ему: «По мне, отче, тот добрый воин Христов, кто во всем делает себе принуждение».

Возлюби внутренние и внешние скорби.

Авва Пимен говорил: «В Евангелии написано: кто имеет ризу, да продаст ее и купит нож (ср.: Лк. 22, 36), то есть кто живет в удовольствиях, тот должен оставить их и избрать тесный путь».

Мать Феодора говорила: «Старайтесь входить тесными вратами. Ибо как дерева не могут приносить плодов, если не вытерпят зимних бурь и дождей, так и для нас сей век есть зима, и мы не можем иначе сделаться наследниками Царствия Небесного как через многие скорби и искушения».

Авва Антоний говорил авве Пимену: «Великий подвиг для человека – раскаяние во грехах своих пред Богом и ожидание искушений до последнего издыхания».

Он же говорил: «Никто без искушений не может войти в Царствие Небесное. Ибо не будь искушений – никто и не спасется».

Авва Евагрий также говорил: «Не будь искушений – никто бы не спасся».

Авва Пимен говорил: «Отличительный признак воина Христова открывается в искушениях».

Он же рассказывал об авве Иоанне Колове: «Молился он Богу и был избавлен от страстей и стал спокоен. Пошел он к одному старцу и сказал ему: “Вот я теперь спокоен и не имею никакого искушения”. Старец отвечает ему: “Пойди, молись Богу, чтобы пришло к тебе искушение и то сокрушение и смирение, которые ты имел прежде, ибо посредством искушений душа усовершается”. Он стал молиться, а когда пришло искушение, уже не молился об освобождении его от искушения, но говорил: “Дай мне, Господи, терпение в искушениях!”».

Рассказывали о матери Сарре: тринадцать лет мужественно боролась она с демоном блуда и никогда не молилась о прекращении сей брани, но только взывала: «Боже, дай мне силу!».

Брат просил авву Матоя: «Дай мне наставление». Авва Матой сказал ему: «Пойди, моли Бога, чтобы Он ниспослал в сердце твое скорбь и смирение».

Авва Илия говорил: «Если душа не поет вместе с телом – напрасный труд. Если кто любит скорбь, впоследствии она доставит ему радость и успокоение».

Мать Синклитикия говорила: «Много подвигов и трудов сначала предстоит приходящим к Богу, но потом ожидает их неизглаголанная радость. Желающие воспламенить огонь сперва задыхаются от дыма и проливают слезы, а потом уже достигают, чего ищут. Так и мы должны воспламенять в себе Божественный огонь со слезами и трудами. Ибо Писание говорит: Бог наш огнь поядаяй есть (Евр. 12, 29)».

Авва Антоний говорил: «Бог в нынешние времена не допускает таких искушений, какие были прежде, ибо знает, что ныне люди слабы и не перенесут их».

Возлюби размышление о смерти, суде, рае и аде.

Брат спросил авву Крония: «Что делать мне с забывчивостью, которая пленяет ум мой и не дает мне помнить себя, доколе не приведет меня к самому греху?». Старец сказал ему: «В наказание за злые дела сынов Израилевых иноплеменники взяли кивот Господень и влачили его, пока не принесли во храм бога своего Дагона. И тогда идол пал на лицо свое».– «Что же это значит?» – спросил брат. Старец отвечал: «Когда враги успеют пленить ум человека по собственной вине его, то тайно влекут его, доколе не приведут к невидимой для него страсти. Если здесь ум обратится, взыщет Бога, вспомнит о вечном суде, то страсть тотчас падает и исчезает. Писание говорит: егда возвратився воздохнеши, тогда спасешися и уразумееши, где еси был (Ис. 30, 15)».

Брат спросил авву Крония: «Чем человек достигает смиренномудрия?».– «Страхом Божиим»,– отвечал старец. Брат снова спросил его: «Как же человек приходит в страх Божий?».– «По моему мнению,– сказал старец,– человек должен отрешиться от всего, предать тело свое труду и всеми силами держаться памятования о смерти и о суде Божием».

Авва Евагрий говорил: «Сидя в келии, собери свой ум, вспомни о дне смерти; посмотри потом на умерщвление тела, подумай о бедствиях, примись за труд, презри суету мира, чтобы мог ты постоянно пребывать в любви к безмолвию и не ослабевать. Вспомни о настоящем состоянии душ во аде, подумай, каково им там! В каком они страшном молчании! Как горько стенают! В каком страхе, мучении и ожидании! Подумай об их непрестанной скорби, о душевном нескончаемом плаче! Вспомни также и о дне воскресения и явления пред Богом. Вообрази страшный и ужасный оный суд. Представь то, что приготовлено грешникам,– стыд пред Богом и Ангелами, и Архангелами, и всеми людьми, наказания, вечный огонь, червь неусыпающий, ад, мрак, скрежет зубов, ужасы, муки. Представь и блага, приготовленные праведникам, их общение с Богом Отцом и Его Христом, с Ангелами, Архангелами и всем ликом святых. Представь Небесное Царство, его блага, радость и наслаждение. Приводи себе на память то и другое. Скорб!и, плачь, об осуждении грешников, страшись, чтобы и тебе не быть между ними, но радуйся и веселись о благах, уготованных праведникам. Старайся сделаться причастником сих благ и избегнуть оных мучений. Смотри, чтобы это никогда не выходило у тебя из памяти, будешь ли в келии или вне оной, чтобы, хотя таким образом, избегать тебе нечистых и вредных помыслов».

Возлюби сокрушение и слезы о грехах.

Брат просил авву Пимена: «Дай мне наставление». Старец сказал ему: «Отцы начинали всякое дело плачем».

Однажды авва Пимен, идя в Египет, увидел женщину, которая сидела на могиле и горько плакала. Он сказал: «Если бы явились здесь все удовольствия мира, не освободили бы души ее от скорби. Так и мы должны всегда плакать».

Некогда он же шел с аввой Анувием в пределы Диолка. Проходя мимо кладбища, видят они женщину, которая страшно терзалась и горько плакала. Они остановились и смотрели на нее. Отошедши немного, встретились с одним человеком. Авва Пимен спросил его: «О чем эта женщина так горько плачет?». Тот отвечал: «У нее умерли муж, сын и брат». Авва Пимен, оборотясь к авве Анувию, говорит: «Уверяю тебя, если человек не умертвит всех вожделений плоти и не будет так плакать, не может быть истинным делателем или воином Христовым. Вся душа и жизнь этой женщины погрузилась в скорбь».

Авва Иосиф рассказывал, что авва Исаак говорил ему: «Сидел я однажды у аввы Пимена и увидел, что он был вне себя. Имея к нему большой доступ, я поклонился ему и спросил: “Скажи мне, авва, где ты был?”. Он с принуждением отвечал: “Ум мой был там, где Святая Мария Богородица стояла и плакала при Кресте Спасителя, и я желал бы всегда так плакать”».

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий