Слово похвально на Рождество святаго пророка и предтеча, и Крестителя Господня Иоанна

Naşterea Sfântului Ioan Botezătorul / Рождество Иоанна Предтечи

Преподобнаго и Богономнаго отца нашего
и исповѣдника Феодора, игумена Студийскаго

Славию нѣкоему велегласну подобяся, наше слово, благогласнѣ поющому в пролѣтныа чясы, обрѣте убо поне вмалѣ великаго воспѣти гласа, днесь раждаема. Егда же малогласенъ есть кто и сиптѣвъ зило, како воспѣти возможетъ великую пророкомъ славу, како похвалитъ изрядную апостоломъ почесть, како прославить странную мучеником дверь1?

Таже смотри се, яко прочиимъ святымъ инъ иному сотвориша похвалы: вящьший — вящьшому и смѣреный — смѣреному; сему же, нынѣ хвалимому, прьвѣе иных — самъ Христос Истина. Рече бо: «Болий Иоанна Крестителя в рожденныих женами не воста»2. Елма убо толика настоить похвала великому Предтечи преизящна от предреченнаго слова, еда убо требуа будетъ кто нашего малословия, о любослышателе? Ни убо. Но раболѣпный отдающе долгъ и отечьскый сполняюща чинъ, и яко освящьшеся от единого точию Предтечева поминаниа, продерзателное наше начахомъ.

Гряди убо прочее, да, дневи празднующе рождьствена, торждьствуемъ не окрестнии токмо, но и вся мысленаго Иордана3 страна. Видимъ преславнѣ дѣйствуемое днесь, познаимъ Захариинаа, исповѣдимъ Елисаветинаа4. Не от безродных бо сый родителей — яко да отсюду великъ явится Предтечя — но и зило нарочитых и славных. Овъ убо, якоже Ааронь5 нѣкый, и достоиньствомъ и сѣдинами во святительскую одежду одѣянъ: въ яже на прьсех, глаголю, епомиду и подиръ, кидар же и поясъ — яже от злата же и камений и иакинфа же и висса испещренная6. И тако въ Святая Святых7 вхождаше по обычаю чина священническаго. Ова же Саррѣ8 равнославна, паче же множае славна, яко и Богоматери сродствующи, раждает бо от неплодства по обѣтованию не Исака9, раба Божия пронареченнаго, но Иоанна, друга искренняго Господу нареченнаго. О бесплоднаго ложесна, таковое рождешаго отрочя, о неплодныя бразды, таковъ прозябшая класъ! Сего ради неотметнѣ велегласнѣйшаго Исайа достоитъ новѣйше нѣкако и к ней провѣщати: «Възвеселися, неплоды, не ражающиа, расторгни и възпи, не болѣвшия»10, яко процвѣте от пустыя утробы кринъ чистотный, цвѣтъ духовнаго благоюхания, вертоград благоносный въздержания. Днеявленнаго свѣтилника Христова пришествия — Иоанна, богопосланнаго воина Небеснаго Царя, изряднаго невѣстоводца Христовы церкве, немолъчнаго мученика11сущая Истинны Иоанна, велегласнаго проповѣдника покаянию, иже во плоти аггела Господня, изъявителя Агньцу, вземлющуму грѣхы мира — не имамъ того како нарещи, аще и множайшаа званию того приложу имена. Многоименитъ бо нѣкако есть и мгогодостояненъ, лучшее паче всѣх помазанникъ Господних наслѣдовавъ.

И убо почитается и Исаака праотца рождьство, егоже Сарра заченши и «рождьши сына на старость»12, потом же и рекши: «Кто возвѣстить Аврааму, яко доить Сарра отрочя?»13, о немже и «велие чреждение сотворше»14 являются въ дни тогова отдоения. Почитает же ся и Сампсонъ, рожденный Маноеви от обѣтованиа15, от неплодове и той прошед, якоже рече: «Не пиетъ вина и сикера и не снѣсть нечисто всяко»16 и «той спасетъ Иизраиля от рукы враг»17. Еще же к симъ, да, иных прешед, Самуила воспомяну, иже предняа зрящаго, егоже роди многопѣтаа Анна мужемь еа Елканою, возложеннаго от младеньства Богови18. Но никакоже Иоанново получиша величьство, возлюблени, зане ови убо прежде писаннаго Закона, ови же по Законѣ; Иоаннъ же, сынъ Захариа священника и Иелисавети чюдныа, прьвоисходный цвѣтъ Христова пришествиа, процвѣтший посредѣ Закона и Благодати, явися. Предвосиа бо мысленаа денница, назнаменаваа востокъ «Солнца правды»19, предтече воинъ, являа царево пришесьтвие, прииде невѣстоводецъ, возвѣщаа приходъ Жениховъ. И овии убо по нѣкыих временех по рождени тѣх или пророчьствоваша или чюдодѣйствоваша; ов же и еще во чревѣ носимъ Святаго Духа исполнися и чюдотворецъ показася.

Убо достояше ми таковое нѣчто, да якоже во образѣ представлю велелѣпный санъ Предтеча. Якоже убо нѣкый царь, от скровищь царьскыих происходя, имать убо прьвое предводителя паличникы нѣкыа и скипетроносца, потом же ипаты20, ипархы21 же и чиноначалникы, послѣжде же нѣкоего сановомъ началнѣйшаго, с нимже абие царь неходатайственѣ является, златомъ и камениемъ свѣтлымъ сиая, — сице убо ми разумѣй о истиннѣм и единѣмъ всѣх Цари Бозѣ нашемъ. Хотящу бо ему с плотию внити въ вселеную, предидоша убо патриарси, сирѣчь Авраамъ22, и Исаакъ, и Иаковъ23, таже Моиси24 богоявленный, Ааронь же и Самуилъ, и весь пророчьскый полкъ. Послѣжде же явися Иоаннъ, таже абие Владыка Христос, о немже рече: «Иже по мнѣ грядый пред мною бысть, яко первѣе мене бѣ»25. И послѣдний достоиньствомъ лучши властию бысть, якоже показася. Сице убо и пророкомъ, и апостоломъ, и инымъ всѣмъ прьвѣйший есть, по истинному слову, великый Предтеча, овѣмъ убо послѣдьствуа, овѣм же предначальствуа.

Но еуангельскую повѣсть разгнувше, услышимъ, что Гавриилъ26 Захарии обѣтоваетъ. «Явися, — рече, — ему аггелъ Господень, стоя одесную олтаря кадилнаго, и смятеся Захариа, видѣвъ, и страх нападе на нь»27. Тѣмже страшно нѣкое аггельско видѣние есть и въ страшнѣ мѣстѣ явися, яко «страшно бо, — рече, — место се. Нѣсть се, но домъ Божий»28. И не чюдо, аще, праведенъ сый, святитель смятеся, и страх нападе на нь, понеже и Даниилъ, иже «желаниомъ мужъ»29, видѣвъ, устрашися, на лици же падъ и бездыханенъ бывъ от аггельскаго величьства презмѣрныа свѣтлости: «Явися ему, — рече, — аггелъ Господень». Что рекуть намъ к симъ христоненавистници, не вѣрующе, аще отнудь аггелъ человѣку явися и въобразися никакоже инако, или яко явися? Явися убо в таковѣ же зрацѣ, якоже Моисею прьвѣе на горѣ Синайстѣй в жертвеницѣ, о херувимскомъ воображении сказуя30. И аще бесплотное и безъобразное по явленному образу описуется, како телесному и воображателному подпадаетъ осязанию же и требованию (сирѣчь Спасовъ видъ): не въображаем ли явленнѣ непривидѣнною его плотию показаниемъ31? А да не соописовати нас непщують в сих безумнии и Божество, егоже не изречение, ни постижение, ни положение, ни образъ, ни мѣсто, ни количьство, ни качьство, ни ино что есть во описании ради недовѣдомаго и необьемлемаго, понеже и отсюду и невидимое. Съвоображаемъ всяко, ниже ключимо есть, но ключимѣ свое комуждо отдаемъ: неописанному — неописанное и описанному — описанное, якоже истинны слово представи. Но на прьвое пакы да возвратимся.

«Рече же к нему аггелъ: „Не бойся, Захариа, понеже услышана бысть молитва твоа«32. Абие спрята страх рѣчию, иже анггельское видѣние поеже устрашитися, страх отятъ; съпротивный бѣсовьскыимъ прилогомъ. „Не бойся, Захариа, зане услышана бысть молитва твоа и жена твоа Елисаветъ родитъ сына тебѣ»»33. О желание богодателнаго получениа, о желаниа аггеломъ принесеное обѣтование: получи, еже желааше, постиже, еже надѣяшеся, обрѣте, еже искааше — безплодиа обновление, бездѣтьства гобзование — не от послѣдованиа естьству, но от молитвенаго прошениа. Не бо клятвы запрещение бяше неплодьство — ни убо! — но знамениа великааго предназнаменание. Захарии бо належащу чястыми къ Богу молбами раздрѣшити неплодьство, отсюду услышана быти того, мню: «Не убо и еще исполнися время, не скончашася дние ко явлению. Тогда убо чай чадородиа, Захариа, внегда приидетъ Чаяние языкомъ; тогда надѣйся неплодьству раздрѣшение, егда приидетъ „Упование всѣмъ концем земнымъ"»34. Елма же прииде время: «Восприими прочее желателное Гаврииловѣмъ проречениемъ, „обновися, яко орелъ, юностию«35, познай естьство съпружницу, „услышана бо бысть молитва твоа, и жена твоа Елисаветъ родитъ сына тебѣ, и наречеши имя ему Иоанн». Познай имя, еже наречещися хотяше36 от самого истинословиа свыше».

Рече же Захариа ко аггелу прочее (тому яко срабъ, но съ дрьзновениемъ глаголеть): «По чесому разумѣю се? Азъ бо есмь старъ и жена моа заматорѣвши во днех своих»37. Готовому бо и духовному дѣянию невѣрьствиа грѣх да напишется священнику. Настоящее же слово не противнѣ лежитъ, но якоже искушение; предиды тожде пострадати, рече, еже и великому Фомѣ38, Захарии. Не бо приличнѣ бяше тому не вѣдѣти, пророку сущу, и божественых наказану, яко можетъ убо Богъ и естьство обновити, и старость юну сотворити, и прехождение прехытрѣ извѣсти, якоже при Авраамѣ и Саррѣ, якоже при сумантяни39 и иныхъ многых, и во всяческых того чудесех. Но понеже прошениемъ многыим и преславныимъ надеждамь бяху обѣтоваемая напрасно слышана, смущати нѣкако обыкоша душа, не невѣриемъ одержимъ быти, мню, но о событии тщася, абие, якоже сладостию обьятъ бывъ, возъпи и рече: «По чесому разумѣю се? Да не прескажеши убо, да не солъжеши нѣкако, даждь ми знамение, даждь ми вручение, якоже древле Богъ Аврааму, — въ еже быти ему отцу многымъ языкомъ, и от чреслъ его изыти царемъ — обрѣзаниа знамение; и прежде сего, якоже Ноеви — не навести потопъ на землю — еже на облацѣ дугою; к симъ и Моисеови — змиетворным и скоропретворнымъ жезломъ въ еже вѣровати египтяномъ, яко явися ему Сый»40. И отвѣщавъ, рече архаггелъ, рече к нему: «Се будеши млъча и не могый глаголати до негоже дне събудутся сия, зане не вѣрова словесемъ моимъ»41 — приложим же к молчанию просто же и неистязателнѣ — «яже сбудется во время свое»42.

Приятъ убо знамение Захариа, ключимо вещи, — молчание: вѣщание, рѣшащее к вѣщанию живому и составному, раждаемому от него. И стиснувъ устнѣ, пояше гласы неслышателными Рождениюдателя, «изшед бо, — рече, — не можааше глаголати, и разумѣша, яко видѣние видѣ въ церкви, и той бѣ помаваа и пребываа нѣмъ»43 — ово убо, заеже не вопрашаемъ быти, яко не возможно быти видѣнию слышатися; ово же, яко заматорѣвшимъ чювьствомъ, и себе весь спрятався и, видѣниемъ изнемогъ, оглохнувъ въздухоспадателными глаголы. Ничтоже тако, якоже пророкоотецъ и пророчьствиа дѣло отсюду назнаменавъ, и се есть законныа службы умлъкнутие, благодати же ради рождьства Иоаннова возглаголание. Но убо яже посредѣ да преидемъ, яко ни дьню дающу, ниже самой силѣ нашей довлящи. Пакы на предлежащее поидемъ.

«И бысть, — рече, — яко услыша Елисаветъ цѣлование Мариино, взыграся младенецъ радощами во чревѣ еа»44. О Иоанне, блаженное младя, нерожденное възыграние: иже во чревѣ — како украсися? Несвершеный — како полнѣйши? Шестомѣсячный — како многолѣтенъ? Неразумны — како разумнѣйший? Неглагольный — како благоглаголенъ? Писаниом неискусный — како премудрѣйши? Скажи намъ, скажи, в темнѣй странѣ матерних ложеснъ съдержимый, зрителныимъ обычаемъ не удѣйствуа, слышателный шум не уприемъ, гласовное вѣщание не увѣщаа, ходителное движение не уначенъ, смѣшеное свойство неухытривъ, — како зриши, како ощущаеши, како благословиши, како възыграся ногама, како шепераеши? Отвѣщай, отвѣщай, о всеизрядне!

«Велико, — рече, — бываемое таиньство и внѣ человѣчьскаго постижениа чюдо. Истъщаваю в лѣпоту естьство за хотящаго истощитися о естествѣ. Възыгрателенъ сый, зрю, понеже „Праведное Солнце" зрю воплощаемо; ощущаю, понеже прехожду, яко глас великааго Слова раждаемаго, вопиа; единъ единороднааго Сына Отча разумѣю воплощаема; ликоствую, зане всѣх Творца внушаю человѣка воображаема; радуюся, елма Избавителя миру ощущаю вътелесѣема. Начало вамъ, — рече, — назнаменую Божиаго в миръ схождениа и тѣлесное происхождение; предтичю пришествие Христово и начинаю вамъ исповѣдание. „Приимѣте псаломъ"45, Давыдьскы рещи, „и дадите тимпанъ пророчьскы, Псалътирь красенъ с гусльми«46, „воспойте ему и пойте ему; повѣдите вся чюдеса его»»47.

Тѣмже убо, Иоанне, превзыде ли земная, приниче ли въ небеснаа, превознесе ли себе аггельскых и первослужителныих украшений? Како убо ихже естьство не приялъ еси, сих чинъ и достоиньства наслѣдова и еже тѣмъ от вѣка невѣдомо и незнаемое абие яко съ Богомъ напрасно прешед и возвѣсти намъ, таже и еще во утробѣ сый?

«Не по воздуху шествовах, — рече, — ни по облакох текох, не превзыдох небеснаа, не превозвысихся огнепалных и бесплотных силъ — ничтоже от сих да непщуется — но иже надо всѣми Сый и пребываа во Отчиих недрох со Святымъ Духомъ утаи вся неотступнѣ от всѣх огньныих слугъ своих, яко во другое небо, прешед въ чрево Приснодѣвы Мариа, яви себе и тайно научи мя таковая. Возвѣститель убо есмь Младенца, „яко Отрочя раждается намъ, Сынъ и дастъся намъ«48, по великому Исайи, „превѣчный Богъ». От неплодныа раждаюся, зане Дѣвыа рождьство приходитъ».

О выше естественых великодѣйствий! О преславнаго чюдодѣйства, яже намъ нерожденный младенецъ благовѣствуетъ днесь! Елика намъ Елисаветино рождьство, богословуа, провозвѣсти! Да играетъ подсолнечьная вся, да ликоствуетъ церкви предпразденьственая, предходящиим рождьствомъ Христову рождьству торждествующи, и радости да исполняются всячьскаа, возвѣстителя приемлюще Всецарева Христова пришесьтвиа!

Но, о блаженый Иоанне, в великыих великый пророче, въ прьвыих первый апостоле, в мученикох изящнѣйший великомучениче, пустынный богокрасителный гражданине, краснаго Жениха друже возлюбъленне, неизреченнаго Свѣта свѣщниче готовый, непорочнаго Агньца проповѣдниче въвѣреный, неизреченнаго Отечьскаго гласа неизреченный слышателю, креститель Христовъ нареченый, Иродовый нечистоты обличителю несуменный, иже во адѣ живота провозвѣстивый, богогласная трубо вселенѣй — воструби намъ и нынѣ с небесе священными молитвами си сладцѣ в сердци, ввѣреныимъ ти людемъ, худому своему стаду с духовныимъ моимъ отцемъ49, милостив же, пакы дерзнутому мною, убогыимъ, начинанию: не яко бо даръ, но яко от раба долгъ иже от любве тебѣ со страхомъ и желаниемъ принесох о Христѣ Исусѣ, Господѣ нашемъ, емуже слава и честь и покланяние съ Дръжителемъ Отцемъ и Пресвятымъ Духомъ нынѣ и присно, и во вѣкы вѣкомъ. Аминь.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий