Слово в неделю 5-ю Великого Поста

 Святитель Иннокентий Херсонский

Шестую уже седмицу поста начинаем, братие мои! Так течет время! — Пост столь же мало может удержать быстроту его, как и празднества самые светлые. А иные из нас еще скучают продолжительностью времени и не знают, на что употребить его: до того может простираться в человеке забвение цели бытия своего!

Кто помнит, для чего дана ему жизнь и что потребуется от него за гробом, тот никогда не будет тяготиться продолжительностью времени: тому каждый час дорог; ибо он знает, что должен действовать и трудиться для вечности. Узнает это и каждый; но когда? На ложе смертном; тут самый рассеянный чувствует наконец цену времени; видит, как кратка земная жизнь; желал бы продолжить ее; готов отдать за то все прочее: но час смерти неотвратим — и несчастный миролюбец восхищается навсегда с того поприща, которое дается только единожды, и, погубленное, никогда не возвратится. Можете представить, братие мои, что ожидает таковых людей в вечности! Для предупреждения сего-то несчастия Святая Церковь непрестанно оглашает слух наш всеми гласами пророков и апостолов, дабы пробудить нас от усыпления и бесчувствия душевного. Для сей-то цели и мы, братие мои, возвышаем нередко пред вами слабый голос свой. Может быть, — думаем мы, исходя пред вас с словом жизни и спасения, — может быть, в нынешнем собрании есть душа, которая услышит его в первый раз, и не только услышит, но и обратит его в дело своего спасения: может быть какой-либо грешник, вняв из уст наших гласу милосердия Божия, придет в чувство, остановится на пути к аду, и Господь отпустит нам за сие хотя некую часть собственных наших прегрешений. Ибо не напрасно сказано: обративый грешника от заблуждения его спасет душу от смерти и покрыет множество грехов (Иак. 5, 20). Имея в виду сие, и вы, братие мои, не оставляйте содействовать нам не только вашим вниманием, но и вашими молитвами о нас: ибо если мы при нашей слабости духовной можем чем-либо быть полезны для вас, то единственно верностию благодати Господней, избравшей нас в служение вашемуспасению.

Настоящий день воскресный, как заметили мы в одном из прежних собеседований наших, посвящен Церковию, между прочим, ублажению памяти преподобной Марии Египетской. И подлинно, если когда воспоминание о сей дивной жене благовременно, то в настоящие дни поста и покаяния: ибо ничто так не может послужить и в поучение, и в утешение для грешников, как ее жизнь и подвиги. Известно, что наиболее смущает грешника в то время, когда он начинает приходить в раскаяние. Смущает, во-первых, мысль о тяжести своих грехопадений; во-вторых, чувство пагубной привычки ко греху и трудности сражаться с нею. — Но вот грешница, каких самый грехолюбивый мир видит у себя немного и всегда сопровождает презрением, вдруг разрывает все узы греха, на ней лежавшие, начинает жизнь святую и подвижническую, удостаивается чрезвычайных даров благодати Божией и восходит путем покаяния на такую высоту духа, что становится подобною Ангелам бесплотным. Кто после сего может отчаиваться в своем спасении?

Чтобы образ покаяния Мариина живее напечатлелся в нашей душе, для сего повторим, братие мои, кратко всю жизнь преподобной, как она изложена для нас святым Софронием, патриархом Иерусалимским (+ 644).

Рожденная в Египте, Мария с юных лет имела несчастие впасть в бездну плотской нечистоты. Поводом к сему была ее особенная красота телесная — этот дар Божий, останок райского благолепия природы нашей, но который теперь редко не обращается в первый повод к греху. Разврат начался с того, с чего наиболее начинается он в летах юных, — с неповиновения своим родителям, дошедшего до того, что скоро оставлен навсегда дом родительский. После сего нечего было уже ожидать от иятнадцатилетней девицы, кроме греха и соблазнов. И Мария, падая ниже и ниже по лествице разврата, скоро явилась на самой последней ступени. Все, что страсти и диавол могут сделать из человека, все то было сделано из несчастной. И в таком ужасном состоянии проведено около семнадцати лет. — Казалось, не было уже никакой надежды на исправление.

Но Тот, Кто оставляет девяносто девять овец и ищет одну заблудшую (ср.: Мф. 18,11-13), Тот не оставил и теперь несчастную грешницу, и премудростию Своею обратил ко спасению ее то самое, что казалось верхом погибели. Ловя все возможные случаи на удовлетворение своей страсти, Мария заметила, что один корабль, наполненный юными людьми, отправляется в Иерусалим для поклонения Кресту Христову. Диавол тотчас вложил в сердце мысль употребить сей случай для своей страсти; — и вот злополучная плывет прежде сквернила землю. Ни взор на Святой Град, ни вид Голгофы и гроба Господня не могли остановить навыка ко греху; Мария и в Иерусалиме продолжает губить себя и других. Но это было уже последней жертвой аду.

Когда наступил день торжественного поклонения Кресту Христову, Мария вместе с другими пожелала войти в храм: но сколько ни приближалась к вратам его, каждый раз уносилась волнением толпы народной. Сначала это казалось делом случая и возбуждало только новые усилия протесниться вместе с другими в церковь: но когда с одной стороны все усилия остались тщетными, а с другой заметно стало, что этот неуспех преследует из всех только ее одну, то в Марии пробудилась наконец совесть: как молния проникла все существо ее мысль, что не люди, а перст Божий и грехи ее отревают1 ее от Святыни. — В сокрушении сердца Мария подъемлет очи горе и видит пред собою на стене церковной святую икону Богоматери. Это было для нее как бы явление с неба. «Мати Божия, — восклицает со слезами грешница, — я знаю всю мою нечистоту; ведаю, что за тяжкие грехи мои мне место не в храме, а в аде: но призри, Всеблагая, на мое покаяние, и буди моею Ходатаицею и Споручницею пред Богом Сыном Твоим: отселе вся жизнь моя будет принадлежать Ему и Тебе!»

После сей молитвы Мария опять стремится ко вратам церковным; и несмотря на прежние, еще большие толпы народа, входит невозбранно во храм и совершает поклонение Кресту Христову Видимая милость сия преисполняет душу ее новым умилением и благодарностию к Богу. Возвратившись ко вратам церковным, она  паки повергается пред иконою Богоматери; снова произносит обет чистоты и покаяния; вторично избирает Ее Споручницею спасения: и, прияв свыше вразумление идти за Иордан в пустыню, — оставляет навсегда мир и все человеческое.

Я говорю: и все человеческое; ибо Мария, заключившись в пустыне Иорданской, не только попрала всю прежнюю роскошь и изнеженность, не только отвергла удовлетворение самым необходимым потребностям плоти и крови; но вознеслась, можно сказать, над самою природою человеческою. Во все время ее пребывания в пустыне у нее не было ни крова, ни одежды, ни пищи. Трех малых хлебов, взятых ею из Иерусалима, стало ей — на сколько бы вы думали? — на шестнадцать лет! Потом пищею для ней служило не столько зелие пустынное, сколько молитва и благодать Божия. И среди таких подвигов проведено четыредесять седмь лет! Можете представить себе, братие, чего стоила такая жизнь телу, привыкшему к неге и чувственности!

 Читать так же по теме:

Слово въ Недѣлю преп. Маріи Египетской. Свщмч. Григорій, еп. Шлиссельбургскій

Слово в неделю пятую Великого поста. Святитель Лука Крымский (Войно — Ясенецкий)

Неделя 5-я Великого поста. Проповедь митрополита Сурожского Антония

Преподобная Мария Египерская. Проповедь митрополита Сурожского Антония

Исправление жизни и нрава. Святитель Феофан Затворник

5-я неделя Великого Поста. Преподобная Мария Египетская. Андрей Критский

Проповедь в 5-ю неделю Великого поста, прп. Марии Египетской. Прот. Алексей Уминский

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий