Св. священномучен. Автономъ

 Прот. Григорій Дьяченко

О томъ, что между сномъ и смертію существуетъ великое сходство

I. Св. епископъ Автономъ, память коего совершается нынѣ, удалясь въ Виѳинію во время гоненія при Діоклитіанѣ, ревностно проповѣдывалъ вѣру Христову и за это былъ умерщвленъ язычниками (въ 313г.) въ то время какъ онъ совершалъ божественную службу. Черезъ 200 лѣтъ мощи его были обрѣтены нетлѣнными.

Писатель жизни св. Автонома, жившій въ УІ в., говоритъ: — «Приникая иногда очами въ гробъ мученика, я самъ видѣлъ мощи его нетлѣнными, я видѣлъ святыя мощи его, остававшіяся непобѣжденными силою смерти, которая, хвалясь въ 3 дня разрушить весь составъ живого существа, вотъ уже впродолженіе 200 лѣтъ не могла уничтожить и волосъ сего славнаго мужа: волосы его густы, лице его цѣло, кожею хорошо обтянуто, усы его не повреждены, очи открыты, и проч.» Въ стишномъ прологѣ, писанномъ еще 6 вѣковъ спустя, говорится о неповрежденномъ состояніи мощей св. Автонома и доселѣ...

II. При изображеніи нетлѣнія св. мощей священномученика Автонома невольно приходитъ на мысль сравненіе смерти со сномъ. Проходятъ вѣка, тысячелѣтія, а святые угодники Божіи въ своихъ нетлѣнныхъ мощахъ какъ бы живые спятъ до времени своего пробужденія въ день всеобщаго суда Божія.

Впрочемъ, смерть каждаго человѣка можетъ назваться сномъ, хотя бы тѣло его и предалось истлѣнію. Это не наша только мысль, это внушалъ Самъ Іисусъ Христосъ, когда говорилъ, что Лазарь и дщерь Іаирова не умерли, а только уснули (Іоан. 11, 14. Марк. 5, 35—39); сему вѣруетъ наша церковь, называя умершихъ усопшими.

Но почему смерть называется сномъ? Потому что между сномъ и смертію дѣйствительно находится великое сходство.

а) Сонъ для всѣхъ людей естественъ и неизбѣженъ. Такъ точно и смерть для всѣхъ неизбѣжна. Какъ ни сохраняйте свою жизнь, какъ ни остерегайтесь всего вреднаго для здоровья, чрезъ это вы можете продлить свою жизнь, но никакъ не избѣгнете смерти, потому что надъ каждымъ потомкомъ перстнаго Адама должно исполниться опредѣленіе Божіе: земля еси и въ землю отыдеши (Быт. 3, 19).

б) Сонъ, сжимая наши очи, закрывая слухъ нашъ и приводя все тѣло въ безчувственность и нѣкое разобщеніе съ душею, не прекращаетъ въ насъ дыханія, не лишаетъ насъ жизни. Мы во снѣ живемъ, какъ въ бодрственномъ состояніи: ибо и тогда душа наша мыслитъ, чувствуетъ, желаетъ и даже пріемлетъ впечатлѣнія отъ внѣшняго міра. Это доказываютъ наши сновидѣнія и тѣ откровенія, которыя многократно давалъ Богъ людямъ во время ихъ сна (Быт. 20, 3, 28, 12–13. Матѳ. 2, 13, 27, 19). — Такъ точно и смерть, прекращая дѣйствіе тѣлесныхъ нашихъ органовъ, разрушая союзъ тѣла съ душею и разлагая первое на составныя его части, не лишаетъ насъ дыханія жизни (Быт. 2, 7), — не уничтожаетъ души нашей, которая и по смерти нашей продолжаетъ жить, только въ другомъ — духовномъ мірѣ. Находясь въ тѣлѣ, она заключена въ немъ, какъ въ темницѣ; а поэтому, какъ узникъ, освобождаясь изъ темницы, не умираетъ, но какъ бы оживляется и радостно спѣшитъ къ своимъ роднымъ и знакомымъ: такъ и душа, отрѣшившись отъ тѣла, устремляется въ сродный ей міръ, паритъ въ царство духовъ, для новой жизни въ ликѣ безсмертныхъ.

в) Сонъ, для всѣхъ естественный, не у всѣхъ одинаковъ. Кто цѣлый день бодрствовалъ, усердно трудился, вкушалъ и пилъ умѣренно; кто здоровъ тѣломъ, спокоенъ духомъ, миренъ въ своей совѣсти: тотъ обыкновенно наслаждается сномъ легкимъ и пріятнымъ. Напротивъ, кто провелъ день въ праздности и дреманіи, или обременилъ себя излишними яствами и напитками; кого мучатъ недуги, волнуютъ страсти и угрызаетъ совѣсть: тотъ очень часто страдаетъ ночью отъ безсонницы, а если засыпаетъ, то сонъ его бываетъ тяжелъ и безпокоенъ. — Такъ точно и смерть не для всѣхъ одинакова. Кто въ продолженіе своей жизни бодрственно трудился въ исполненіи заповѣдей Божіихъ и своихъ обязанностей; кто провождалъ ее въ строгомъ воздержаніи отъ сластей міра сего, не растлилъ себя грѣхами и не возмутилъ своей совѣсти неправдами, тотъ будетъ имѣть мирную, блаженную кончину. Такой человѣкъ, нисходя во гробъ, радостно можетъ сказать съ апостоломъ: подвигомъ добрымъ подвизахся, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ. Прочее убо соблюдается мнѣ вѣнецъ правды, егоже воздастъ ми Господь въ день онъ, праведный Судія (2 Тим. 4, 7—8). Онъ узритъ и Самого Отца небеснаго, милостиво взывающаго къ нему: рабе благій и вѣрный, вниди въ радость Господа твоего (Матѳ. 25, 21). Посему-то св. тайновидецъ говоритъ: блажени мертвіи, умирающіи о Господѣ (Апок. 14, 13). — Не таково состояніе умирающихъ грѣшниковъ. Когда смерть начнетъ смежать ихъ тѣлесныя очи, тогда отверзутся у нихъ духовныя, которыя доселѣ омрачены были грѣховною тьмою, и — что имъ тогда откроется? Въ прошедшемъ они увидятъ свои пагубныя заблужденія, гнусные обманы и тяжкія неправды, достойные проклятія и кары небесной. Въ будущемъ представятся имъ всѣ ужасы мученій, ихъ ожидающихъ, явится грозный Судія и отзовется страшный приговоръ, осуждающій ихъ на вѣчныя страданія въ гееннѣ огненной. О, какая скорбь и какой ужасъ должны объять тогда душу ихъ!.. Смерть грѣшниковъ люта! (Пс. 33, 22).

г) Послѣ сна человѣкъ пробуждается и возстаетъ съ ложа своего съ укрѣпленнымъ тѣломъ, для новой дѣятельности. Такъ точно и по смерти всѣ мы пробудимся и возстанемъ изъ гробовъ своихъ съ новымъ — нетлѣннымъ тѣломъ, для новой нескончаемой жизни. Въ этомъ увѣряетъ Самъ Богъ въ откровенномъ Своемъ словѣ. Грядетъ часъ, говоритъ Спаситель, егда мертвіи услышатъ гласъ Сына Божія, и услышавше оживутъ (Іоан. 5, 25). Для всѣхъ тогда настанетъ безконечная жизнь, въ которой праведники будутъ вѣчно блаженствовать, а грѣшники вѣчно страдать, безъ всякой отрады, безъ всякой надежды на избавленіе отъ лютыхъ мученій (Мѳ. 25, 46).

III. Зная такое сходство сна съ смертію и размышляя о немъ, мы можемъ извлечь для себя слѣдующее назиданіе:

а) Смерть, какъ и сонъ, неизбѣжна для насъ: поэтому всякій разъ, какъ будемъ отходить ко сну, припомнимъ о томъ, что нѣкогда смерть такъ же закроетъ наши очи, какъ смежаетъ ихъ сонъ, и, можетъ быть, та самая постель, на которую мы ложимся для отдохновенія, сдѣлается смертнымъ нашимъ ложемъ. А помня и размышляя объ этомъ, будемъ непрестанно приготовляться къ смерти и заботиться о томъ, чтобы жизнь наша послѣ нея была блаженна.

б) Смерть, какъ и сонъ, повергая насъ въ безчувственность, не прекращаетъ нашей жизни: поэтому не будемъ страшиться, когда Господь пошлетъ ее намъ, не станамъ и безутѣшно скорбѣть, когда она постигнетъ нашихъ друзей и кровныхъ. Напротивъ, будемъ взирать на нее спокойно и благодушно, какъ на премудрое и благое распоряженіе Божіе, необходимое для упокоенія земныхъ тружениковъ и переселенія ихъ въ другую — лучшую жизнь.

в) Смерть, какъ и сонъ, не для всѣхъ людей одинакова, смотря по тому, какъ они провели до нея свое время: для праведныхъ она блаженна, для грѣшниковъ люта. Итакъ, будемъ проводить нынѣ жизнь богоугодную, станемъ усердно трудиться въ дѣланіи всякаго добра, дабы можно было отойти въ вѣчность съ спокойною совѣстію и получить за земные труды свои награду небесную. Всѣмъ бо явитися намъ подобаетъ предъ судищемъХристовымъ, да пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага или зла (2 Коринѳ. 5, 10).

Къ такимъ-то спасительнымъ мыслямъ и заключеніямъ можетъ вести насъ размышленіе о смерти и сходствѣ ея со сномъ! (Сост. по Ч. -М. и «Избр. слов. и бесѣд.», Платона, митр. кіевск.).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий