Своими глазами. Часть III. В Пещи Вавилонской

Глава девятая. Просветители

Что нынче невеселый,
Товарищ поп?
А. А. Блок

 Особенности духовного образования

Своими глазами. Иерей Павел Адельгейм Пора познакомиться с теми, кто в Советском государстве несет сегодня в народ религиозное просвещение. Что за удивительные люди осмеливаются стать на пути антирелигиозной машины? На каких условиях терпит их Советское государство? Откуда они?

1. Alma-Mater

О советском религиозном образовании у большинства складываются превратные представления. Не нужно его переоценивать. Нельзя его недооценивать. Начнем с того, что во всем советском государстве есть только три учебных заведения, где можно познакомиться с религиозным вероучением. Как известно, советское законодательство категорически запрещает «преподавание религиозных вероучений в государственных, общественных и частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы»1. Запрещается преподавание вероучения на дому, в храме и других общественных местах. Нет в Советском государстве места, в котором не запрещалось бы учить религии. Верующему человеку, который хочет восполнить пробел в своем образовании, некуда пойти.

И вот есть, оказывается, такое место — Духовная семинария! Это первое заблуждение. Семинария не ставит перед собой просветительных целей. Она не восполняет пробелов атеистического воспитания. Она слишком мала по объему для этой цели. Три семинарии и две Академии дают в год меньше ста выпускников. Их цель — «давать духовное образование будущим пастырям Церкви и подготавливать преподавателей богословских предметов»2.

С другой стороны, семинария и академия неполноценны как учебные заведения ввиду отсутствия в их программе общеобразовательных предметов: «Для лиц старше 18 лет могут быть устраиваемы специальные богословские курсы с целью подготовки священнослужителей, но при условии ограничения программ этих курсов специально богословскими предметами»3.

Постановление дает соответствующее действительности определение уровня этих учебных заведений: «специальные богословские курсы»4.  Пышные названия «Академия», «Семинария» оказываются маскарадом, поскольку не приравниваются в Советском государстве к вузам. Эти учебные заведения не лицензированы, не аттестованы и не аккредитованы. Академический диплом имеет силу только внутри церковных пределов.

Такое положение дает возможность поступать в духовную семинарию лицам с любым образованием — средним, четырех- классным. Такое положение увеличивает количество годных к использованию кадров. Даже без затрат на среднее образование. К сожалению, число мест в семинарии в зависимости от роста абитуриентов не увеличивается. Зато снижается качество образования. Закончившие семинарию, поступают в академию. При этом среднее образование также не спрашивается. Можно представить себе уровень академических требований, если их удовлетворяют студенты с четырехклассным образованием. В академии есть живые люди и хорошие профессора. В академии способный человек может приобрести эрудицию, пользуясь одной библиотекой. Но это — личная инициатива. А общий уровень требований должен учитывать студента, не имеющего даже семилетки. Вот и выходят из одной академии кандидатами богословских наук эрудированный митрополит Никодим и малограмотный епископ Иоасаф. После окончания академии он продолжает писать «мой потрет» и рассказывает проповеди про «черного эфиопа». Это диапазон академических возможностей!

О старых священниках говорили: их породила уродливая буржуазная действительность. Священники 70-х годов выросли в советской действительности. Получили образование в советской школе. В семинарию приходит молодежь из городов, из деревень. Из семей колхозников, рабочих, интеллигенции. Как же осуществляется отбор? Абитуриенты подвергаются экзаменам, а их списки поступают на рассмотрение уполномоченному и особой комиссии при КГБ. Здесь осуществляется окончательный отбор.

В первую очередь принимают тех, о благонадежности которых имеются неофициальные, но авторитетные сведения. Во вторую очередь принимают мальчиков со средними способностями. Развитых и одаренных отсеивают. Мальчики из интеллигентных семей проходят как исключение. Заключается акт приема пропиской.

2. Желторотые диссиденты

Рогатки

Велено тащить и не пущать.

 В 1956 году поступил в КПДС (Киевская православная духовная семинария) краснощекий мальчик, созревший на свежем воздухе Воронежской деревни. Окончив 8 классов, он попросил в сельсовете справку в семинарию. Бог весть, какими путями возникло у деревенского мальчика такое необычное желание.

Председатель разинул рот:

— Рехнулся?
— Нет. Дайте мне справку.
— Не дури. Иди работай.
— Не дадите, так уеду.
— Я тебе уеду! Эй, Степан, Семен! Втроем они связали Васю и бросили в сарай: «Лежи, покуда не одумаешься». Но Вася не отказался от своего намерения. Ночью он сумел распутать веревки и через крышу сарая бежал в Киев.

В 1959 году семинарист 1-го класса Заяц отрекся. В газете «Вечерний Киев» он писал: «Есть в КПДС реакционная группа „Ябарс“, что значит Яриков, Бурилов, Адельгейм, Руднев, Свистун. Эти семинаристы отмежевались от советской действительности, не читают книг, не ходят в кино сами и других не пускают».

Шишка

И во лбу всегда горит.

 На первой парте сидел беленький мальчик с удивительно высоким лбом. И на этом лбу, в самом центре, сколько помню, всегда была шишка. Сперва она была синяя, со временем загрубела и потемнела. Шишка была вызвана необыкновенным усердием к земным поклонам. Он делал их во множестве и каждый раз с силой стучался лбом об пол. О деревянный в домовой церкви, о каменный в Андреевском храме. У него был высокий голос и полное отсутствие слуха. Он всегда стоял среди непоющих на правой стороне храма перед мощами великомученицы Варвары и очень усердно молился. Звали этого мальчика Леня Свистун.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий