Свв. мучен. Акепсимъ епископъ, Іосифъ пресвитеръ и Аиѳалъ діаконъ

Виды нарушенія шестой заповѣди закона Божія, запрещающей убійство

Прот. Григорій Дьяченко

I. Свв. мученики: Акепсимъ епископъ, Іосифъ пресвитеръ и Аиѳалъ діаконъ, память коихъ совершается нынѣ, пострадали въ IV вѣкѣ въ персидскомъ царствѣ. Когда царь Сапоръ воздвигъ гоненіе на христіанъ, то языческіе жрецы прежде всего разыскивали епископовъ и пресвитеровъ.

Когда представленъ былъ къ начальнику Акепсимъ, 80-лѣтній старецъ, то онъ сказалъ святому: «ты, я слышалъ, считаешься мудрѣйшимъ между христіанами, а между тѣмъ нисколько не умнѣе несмысленныхъ дѣтей, потому что не поклоняешься солнцу и огню, которымъ поклоняется самъ царь». — «Царь вашъ и вы вмѣстѣ съ нимъ обезумѣли, почитая тварь вмѣсто Бога», отвѣчалъ святой. Начальникъ приказалъ бить его желѣзными прутьями. «Гдѣ же Богъ твой? что же Онъ не избавляетъ тебя отъ мученій?» смѣялся начальникъ. — «Богъ мой вездѣ, — отвѣчалъ Акепсимъ. — Онъ могъ бы избавить меня отъ твоихъ рукъ, но я молю Его о томъ, чтобы Онъ далъ мнѣ силу перенесть мученія и получить награду за это на небесахъ». Его бросили въ темницу. На другой день представлены были къ начальнику пресвитеръ Іосифъ и діаконъ Аиѳалъ. Мучили и ихъ, когда они отказались поклониться солнцу и огню, говоря: «мы не настолько слѣпы, чтобы кланяться твари», и посадили въ темницу. Послѣ еще не одинъ разъ пытались заставить святыхъ измѣнить Христу и жестоко мучили за непреклонность. Наконецъ, побили ихъ камнями. Чтобы христіане не погребли тѣла мучениковъ, приставлена была стража; но сдѣлалась страшная гроза, и молнія поразила стражей. Тѣла же святыхъ Господь Самъ сокрылъ (Ч. -М.).

II. Въ день памяти свв. мучениковъ Акепсима, Іосифа пресвитера и Аиѳала діакона, убитыхъ камнями по повелѣнію безчеловѣчныхъ мучителей, побесѣдуемъ, братія, объ убійствѣ человѣка и разныхъ видахъ этого ужаснаго грѣха, запрещаемаго шестою заповѣдію закона Божія: «не убій!»

а) Первоначальная цѣль заповѣди — не убій — внушеніе почтенія къ человѣческой жизни. Человѣкъ для человѣка — священная вещь или, лучше сказать, долженъ бы быть священной вещью. Но такъ какъ наклонности къ себялюбію каждаго человѣка дѣлаютъ для себя идоломъ, то поэтому жизнь человѣка должна быть священна въ глазахъ другого. Истинные христіане всегда такъ и разсуждаютъ. Въ Китаѣ, въ Дагомеѣ и во всѣхъ нехристіанскихъ и развращенныхъ странахъ человѣческая жизнь совершенно не цѣнится. Римляне охотно собирались цѣлыми толпами въ амфитеатръ, чтобы посмотрѣть, какъ сильные юноши разрубали другъ друга на куски для ихъ забавы. Въ христіанскихъ же земляхъ она безконечно дорога.

Господь обѣщаетъ взыскать даже со звѣрей за пролитую кровь человѣка: Онъ ли не взыщетъ за кровь человѣка, вопіющую объ отмщеніи? Вси бо пріемшіи ножъ, ножемъ погибнутъ: какъ часто это сбывается!

Только самые неразвитые народы или самые низкіе и порочные люди не заботятся о погибающемъ, если эта гибель не причиняетъ имъ самимъ вреда.

Шестая заповѣдь на ряду съ отеческимъ отношеніемъ Бога къ людямъ устанавливаетъ братство человѣка. Главнымъ образомъ она запрещаетъ своевольное отнятіе человѣческой жизни. Царствія Божія не наслѣдуетъ убійца, если не покается истиннымъ христіанскимъ покаяніемъ.

б) Излишне говорить о поединкахъ: ихъ безсмысленность и грѣховность ясны теперь каждому христіанину. Полное непониманіе духа христіанской любви и извращенное понятіе о чести и способахъ ее возстановить — вотъ печальная почва поединковъ.

в) Что смыслъ шестой заповѣди запрещаетъ самоубійство — очевидно, и даже лучшіе изъ язычниковъ понимали, что законъ вѣчнаго Господа былъ противъ самоубійства. Но это отчаяніе безвѣрія, это отреченіе отъ единственнаго и священнаго Божія дара, это дерзновенное вступленіе за рубежъ земной жизни есть явленіе крайне печальное. Вѣра въ Бога — живая и крѣпкая — и въ загробную жизнь вотъ средства противъ самоубійства. Прежде самоубійство было явленіемъ крайне рѣдкимъ. Въ теченіе четырехъ тысячелѣтій исторіи ветхаго завѣта упоминается лишь о трехъ самоубійствахъ.

г) Ненависть есть одинъ изъ весьма распространенныхъ видовъ убійства. Припомните только слова св. ап. Іоанна: «всякій, ненавидящій брата своего, есть человѣкоубійца» (Іоан. 3, 15); или вспомните о словахъ І. Христа: «вы слышали, что сказано древнимъ: не убивай... А Я говорю вамъ, что всякій гнѣвающійся на брата — подлежитъ суду» (Матѳ. 5, 21-22).

Самый даже языкъ является вѣскимъ свидѣтелемъ распространенностя этого преступленія, такъ какъ существуетъ чрезвычайное разнообразіе словъ, обозначающихъ дурныя страсти, которыя являются зачатками преступленія и убійства.

Злость, ярость, гнѣвъ, изступленіе, легкомысліе, месть, ссоры, сварливость, соперничество, упрямство, злорадство, враждебность, злопамятность, ненависть, недоброжелательность, непріязнь, зависть, ревность, крамола, досада, строптивость, нетерпимость, желчность, презрѣніе, отвращеніе, омерзѣніе, человѣконенавистничество — всѣ эти и подобныя имъ обозначенія, составляющія прискорбный перечень проявленій ненависти, указываютъ на то ужасное разнообразіе видовъ, которые принимаетъ на себя это огромное и многоголовое чудовище. Они всѣ — виды раздраженнаго себялюбія. Какъ часто наблюдали мы ихъ и какъ часто страдали отъ нихъ!

Но кто же изъ насъ вполнѣ свободенъ отъ того или другого вида этихъ смертныхъ грѣховъ, столь обычныхъ и столь живучихъ?

Какъ многіе, напр., чуть не гордятся тѣмъ, что они легко раздражаются. Они думаютъ, что это указываетъ на величіе ихъ духа, между тѣмъ какъ это обнаруживаетъ лишь ихъ гордость и несдержанность.

Какъ часто отравлялась жизнь злобнымъ письмомъ, и согласіе и золотое спокойствіе изгонялись изъ семей однимъ необдуманнымъ словомъ! Какъ правъ былъ премудрый Соломонъ, говоря: «гнѣвъ гнѣздится въ сердцѣ глупыхъ». Это то, что мы называемъ «лелѣять злобу».

Какъ часто приходится слышать такія рѣчи: «я ему отплачу»; «я стану ему на дорогѣ»; «я еще не расплатился съ нимъ»; «я отплачу ему тою же монетою». Иногда это кончается слабой досадой, но иногда оно обращается въ злобную месть, дѣлающую изъ людей жестокихъ безумцевъ. Но смыслъ этой заповѣди говоритъ: «не мсти за себя и не давай мѣста гнѣву». «Дѣлай добро ненавидящимъ тебя». Вотъ возвышенное ученіе евангелія!

Передъ нами примѣръ Божественнаго Учителя нашего и Спасителя: будучи оскорбляемъ, Онъ не отвѣчалъ на оскорбленія; будучи преслѣдуемъ, Онъ не грозилъ, но предалъ Себя волѣ Того, Кто судитъ праведно. Какъ хорошо всѣ мы знаемъ эти истины и какъ часто уклоняемся отъ нихъ лукавымъ самообманываніемъ нашихъ сердецъ!

Не показываетъ ли намъ притча о немилосердомъ заимодавцѣ (Матѳ. 18, 21-35), что непрощающему не простится, и не предостерегаетъ ли она насъ, чтобы мы не душили своего раба должника, требуя отъ него долгъ?

Къ этимъ недостаткамъ близка и дурная страсть зависти. Мелочные люди съ легко раздражаемой гордостью не могутъ выносить, если кого предпочитаютъ имъ, или кто-нибудь превосходитъ ихъ.

Когда человѣкъ хотя на милліонную часть вершка возвышается надъ равными себѣ, то сколько нападокъ приходится ему выносить; его стараются принизить, употребить во зло его довѣріе. И если какой злобный клеветникъ, чтобы уронить его достоинство, распространитъ про него язвительную насмѣшку, — то его имя начинаетъ чаще упоминаться, и двадцать устъ съ ядовитой радостью разносятъ эту насмѣшку!

И эта зависть переходитъ въ ненависть, злобу, человѣконенавистничество. Но всѣ эти чувства, какъ сказалъ І. Христосъ, равносильны убійству. Они приводятъ человѣка къ заслуженному имъ самимъ несчастію, какъ наказанію Бога. Они охватываютъ и опутываютъ душу, и наполняютъ ее страданіемъ и тоской.

Зависть — это нѣчто въ родѣ адскаго огня, который, какъ и подземные огни, нельзя потушить.

д) Соблазнъ ко грѣху — есть также величайшее преступленіе противъ шестой заповѣди, ибо чрезъ него можетъ быть погублена душа для вѣчной жизни.

На страницахъ многихъ изданій людей невѣрующихъ І. Христосъ снова распинается, и Его печальное лицо взираетъ съ креста на то же самое и спустя почти двѣ тысячи лѣтъ послѣ Его страданій.

Какъ много, братія, изъ насъ такихъ, которые, не давая себѣ отчета въ своихъ словахъ, совершали грѣхъ.

Ставить камни преткновенія на пути неопытнаго, — соблазнять слабаго на путь нечестія или порока, — быть для другихъ искусителемъ, — смущать души, ради которыхъ Спаситель принялъ смерть — вотъ гибельнѣйшія преступленія для человѣка!

Кто даетъ вредную книгу младшему и слабѣйшему, — книгу, которая въ десять минутъ погубитъ его; кто для своего товарища, котораго онъ называетъ своимъ другомъ, является путеводителемъ къ грѣху, кто первый бросаетъ сѣмена ада въ душу одного изъ меньшихъ братьетъ Христа; кто ведетъ другого на самый край пропасти, уча его лгать или предаваться азартной игрѣ, или пьянству, или разрушать лучшіе задатки его природы, можетъ быть въ глазахъ Бога хуже убійцъ, которыхъ вѣшаютъ за преступленіе. (См. Дух. нравств. бесѣды Фар–а).

Всѣ заповѣди Бога связаны одна съ другой. Нарушая одну изъ нихъ, часто нарушаютъ ихъ всѣ. Не одинъ лжецъ, но и пріобрѣвшій свое богатство, запятнанное убійствомъ чьего-либо добраго имени, или соблазнитель, вращающійся иногда даже въ высшихъ кругахъ общества — предъ глазами Бога убійца. Воздаяніе Господа за убійство не пройдетъ мимо него.

е) Всякое себялюбивое, преступное, притѣсняющее другихъ занятіе предъ глазами Бога — убійство. Оно можетъ сдѣлать милліонеромъ или вельможей, но какъ истинно то, что Богъ все зданіе общественнаго строя основываетъ на краеутольномъ камнѣ христіанской любви, такъ истинно и то, что духъ Каина пребываетъ въ тѣхъ, кто процвѣтаетъ на счетъ бѣдствій своихъ братьевъ-людей.

По древнимъ законамъ левитовъ, если волъ, извѣстный своею бодливостью, бросался кого забодать, то собственника вола предавали смерти.

ж) Брат. -христіане! не забудемъ напомнить вамъ, что даже холодное равнодушіе и безучастность къ бѣдствію людей заключаетъ въ себѣ родъ убійства. Священникъ и левитъ были тѣми же убійцами для несчастнаго израненнаго собрата человѣка, о которомъ говорится въ извѣстной евангельской притчѣ, котораго они оставили лежать на дорогѣ, какъ будто бы онъ ихъ не касался, и все это лишь потому, что они придерживались разныхъ обрядностей и не сходились во взглядахъ на жертвоприношенія.

з) Если мы обращаемся съ кѣмъ-либо дерзко или презрительно, если мы причиняемъ какой-либо вредъ его жизни, лишаемъ его благополучія, то мы также нарушаемъ духъ шестой заповѣди. Но мы нарушаемъ его и тогда, когда соглашаемся съ такимъ обращеніемъ, не возстаемъ противъ него, не стараемся изъ всѣхъ силъ исправить безчисленныя несправедливости, причиняемыя всюду людьми своимъ же братьямъ, если мы не заботимся о бѣдномъ, если мы не посвящаемъ части своей жизни на дѣла, угодныя Господу, если мы не любимъ своихъ ближнихъ, какъ самихъ себя.

III. Братіе-христіане! Будемъ молить Господа, дабы Онъ, по Своей милости, послалъ намъ въ наши сердца духъ христіанской любви, чтобы при свѣтѣ его мы провѣрили всю нашу жизнь и при этомъ яркомъ свѣтѣ могли бы судить самихъ себя, для того, чтобы намъ не пришлось испытать слишкомъ поздно страшное изреченіе: «всякій, ненавидящій брата своего, есть человѣкоубійца; а вы знаете, что никакой человѣкоубійца не имѣетъ жизни вѣчной, въ немъ пребывающей» (1 Іоан. 3,15). (Составилъ священникъ Григорій Дьяченко по указ. источн.).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий