Сыны Света. Часть вторая Афонские рассказы

Сыны Света: Воспоминания о старцах Афона, Иеромонах Хрисанф

Иеромонах Хрисанф

Отцы из Симонопетра

Япрочел твое письмо на одном дыхании и представил все, о чем ты говоришь. В монастыре, где ты был пострижен и ныне пребываешь, отцы всегда отличались великой добродетелью.

Когда я остаюсь один, то думаю о тех, кого знал из монастырских подвижников.

Я был тогда, можно сказать, подростком, и как же восхищался их житием!

На богослужении они представали самыми усердными, а во всех делах монастыря –первыми. О них и размышляй. Возведи очи свои и представь, сколько на пути от Дафны до монастыря оливковых деревьев. А ведь эти иноки собирали весь урожай с них.

Как-то раз монахи вышли на сбор оливок.

Отцы отправились все, в монастыре же оставались только пономари, чтобы прочесть часы и вечерню. Один брат был сбит с толку врагами нашего спасения и подумал, что, если он оставит службу и пойдет собирать оливки, будет наказан. Он поверил этой ложной мысли и не пошел на работу, а остался в монастыре ждать службы.

Отцы наши, узнав о решении брата, проявили рассудительность и терпение. Они всей душой верили, что Пресвятая Богородица известит их, кто прав.

Через несколько дней во время вечери, когда пелось «Да исправится молитва моя», брат увидел, как ангелы кадят перед стасидиями отцов, ушедших собирать оливки. Ангел подошел и к стасидии, где ждал брат, и тот заранее обрадовался, что сейчас ангел благословит и его, – но ангел прошел мимо, даже не остановившись. Когда брат спросил, чем он провинился, ангел ответил, что Пресвятая Богородица, Заступница монастыря, велела ему
кадить только тем отцам, которые проявляют послушание.

Услышав такие слова, монах сразу же взял корзину и побежал исполнять послушание – собирать оливки.

Недосуг, увы, сейчас написать о многом другом, что рассказывали тогда отцы монастырские.

Ты спрашиваешь, можно ли спуститься вниз и найти келью, о которой упоминается в пятнадцатисложных стихах о памяти смертной и совершенстве. Если ты задумаешься, для чего предназначена эта келья, то поймешь, что в ней спасались люди, для нас неведомые, а перед Всеблагим Богом прославленные.

Хочешь ли послушать поучение, которое произнес библиотекарь отец Дамиан перед опытными монахами?

Он сам был святым человеком и хотел, чтобы все достигли святости. Как в древности Сократ подходил к юношам на улицах и учил их грамматике и прочим наукам, так и этот треблаженный муж, подойдя ко мне (к себе он никого не пускал), сказал:

– Очень хорошо будет, чадо, когда ты совершаешь свое служение, сидеть у двери, сдерживать дыхание и мысленно произносить: «Моя келья – гроб, и следует мне помышлять о смерти. Я должен быть смиренномудр и показывать предельное послушание. Только тогда спасусь».

Он учил меня и способу молитвы, и многому другому. Уроки эти проходили не в келье, потому что к себе нельзя было приглашать даже старца. Если старцу было что-то нужно, он тихо стучал в дверь и разговаривал с послушником.

Прежде всего он просил передать: «Простите, если вас смутил. Простите, если прервал вашу молитву и внимание в Боге».

А смиренные отцы вообще не разговаривали.

Пример духовных отцов держал перед своим взором и тогдашний библиотекарь, отец Дамиан, который наставлениями поддерживал порядок в монастыре. Поэтому пусть и нынешние молодые иноки внимают себе и не заводят бесед друг с другом. Будем вкушать пищу только на трапезе, а в остальное время воздерживаться даже от воды. Отец Дамиан держался этого правила до самой смерти.

А писать о других отцах я пока не в силах. Монастырь пережил великие искушения: применив силу, монахи изгнали даже игумена, блаженной памяти старца – отца Иеронима, который учил нас, еще детей, восходить ввысь путем монашеской жизни.

Он был человеком кротким и молчаливым. Никогда не ложился, но спал сидя и за всю жизнь больше истратил керосина, читая по ночам, чем выпил воды. Слезы из глаз текли у него ручьями, а присаживался он только на всенощных службах, соблюдая монашеский устав.

Я садился слева в первом ряду, чтобы видеть читающих и поющих, а он – во втором.

Еще в детстве (звали его Яннакис, как рассказывали его старшие товарищи) он показывал такое послушание, что уже тогда мог бы послужить примером всему монастырю. А когда стал игуменом, я даже не могу передать, какие образцы монашеского делания он всем преподавал. Он служил литургию каждый день. Никогда не пил вина, а если, как игумену, ему приходилось пить на торжественной трапезе, то он позволял себе только омочить уста.

В его игуменство в монастырь прибыло множество молодых афинян. Некоторые были выпускниками коммерческого училища, другие закончили еще какие-то вузы. Если хочешь узнать, сколь образованными они были, попроси библиотекаря показать написанные ими акафистные службы святым. Возьми службу святителю Фессалоникийскому Григорию Паламе. Ты прочтешь ее и поймешь всю добродетель этих монахов. Но увы! Где эти времена?

После смены календаря население Афона пошло на убыль. Но эти молодые иноки, несмотря на свои годы, превосходили многих древних отцов, ибо стяжали божественную любовь.

В их среде не раздавался смех и не велись дерзкие разговоры. Все носили ветхую одежду. Если им делали замечание, они отвечали: «Наш старец носит ветхие одежды, у нашего старца слезы бегут рекой, нашего старца мы никогда не видели смеющимся или подшучивающим над кем-то. Нет, он всегда хранит внимание. Мы можем пойти к нему и исповедаться в любое время. Он всегда бдит, всегда бодр и молится. Как же мы можем забыть материнское
молоко его поучений? Его пример для нас – столп и утверждение».

К отцу Иерониму стекались подвижники и пустынники. Одним из них был я. Его огорчал мой уход из монастыря. Но он никогда мне не советовал вернуться и оставить старца Онуфрия, которого ценил за добродетели и признавал примером для всей Лавры.

– Смотри, – говорил он мне, – не отступай, монастырь – твой дом.

Монастырские отцы меня очень любили. Когда меня увидел один из монастырских, по имени Фотий, он посмотрел с сожалением, но не сказал мне ни слова об оставлении послушания старцу Онуфрию.

Среди юношей были и такие благоговейные, которые причащались три раза в неделю.

В монастыре было принято причащаться два раза в месяц. Однако блаженный отец Иероним, вместе с церковнослужителями Павлом Простым и Иосифом с Наксоса и этими благоговейными юношами, были едины в предстоянии Господу через постоянное причащение.

Ты меня спросишь, почему я тебе пишу все это? Чтобы ты внимал тому, что есть монашеская жизнь. Ты должен знать, сколь больших высот достигало монашество до календарной смуты и какое делание свершали наши великие наставники.

Рассмотри монашескую жизнь и молча выполняй то, что от тебя требуется. Если увидишь, что молодые монахи принаряжаются, то можешь помышлять о себе, как об отбросе этого общества.

С радостью нужно приступать ко всем служениям, на которые тебя позвали, даже если ты уже полуживой от изнеможения. Если тебя направили на работу, гони прочь врага, внушающего тебе, что ты устал. В ходе работы ты поймешь, что ударный труд приводит монахов к совершенству.

Великие святые не давали отдохновения своему телу. Когда все отцы в монастыре ложились спать, они незаметно вставали и таскали воду от источника снизу и дрова из леса, и чистили нужники.

Всеблагой Бог, ведающий все события еще до их проявления, благословлял их труды.

И чтобы эти старцы послужили нам примером в последние времена, Он устроил, что отцы монастыря заметили их ночной труд.

В наши дни в монастыре жил монах Евфимий, который исполнял все монастырские работы, а в церкви был пономарем. Однажды он закончил свои труды и вернулся в келью в половине шестого. Он присел на кровать и закрыл глаза. Его стало клонить в сон, но он заставил себя бодрствовать. А прежде Евфимий, по вражьему воздействию, потерял спички.

Он стал молиться и видит, что светильник зажегся сам собой, но светит слабо. Евфимий понял, что это диавольская прелесть. Когда он произнес молитву «Пресвятая Богородице, помогай мне», светильник тотчас же погас. Тогда старец приободрился, нашел у себя спички и побежал звонить в било, потому что в воскресный день полагалось звонить на полчаса раньше – как только забрезжит рассвет.

О таких старцах читай в моих письмах и следуй по их стопам. Если ты увидишь, что кто-то из молодых спорит или смеется, не складывает руки крест-накрест, а вместо этого почесывается, – то не уподобляйся им, но обрати свой взор к земле, из которой ты взят. И тогда, по молитвам ко Всеблагому Богу, все у тебя будет хорошо.

Помолись Пресвятой Богородице и обо мне, если хоть в чем-то я тебе оказался полезен.

Назад        Начало    Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий