Сыны Света. Часть вторая Афонские рассказы

Сыны Света: Воспоминания о старцах Афона, Иеромонах Хрисанф

Отцы каливы Святой Троицы

Однажды вечером я был очень печален, едва ли не до отчаяния. Но Пресвятой Бог, не оставляющий нас в наших скорбях, управил спасение моей души.

Мой духовный наставник, старец Онуфрий, взял с собой «Добротолюбие» и отправился в каливу Пресвятой Троицы. Вижу – очи его наполняются слезами. Я же подумал: «Увы, а я не смогу заснуть спокойно – так меня гнетут скорби».

Вдруг старец кротко произнес: «Постой, друг, посмотри, что делается на небе. Видишь, что луна сегодня красная, словно человеческая кровь? Множество зол поджидают человечество, но мы упросим Пресвятую Богородицу принять наши души в покаянии и исповедании».

Я ответил старцу: «Мне не снести искушений и тоски».

Старец спросил: «Послушай, отец Хрисанф, можно тебе кое-что сказать?»

Но от слез я уже не мог говорить. Старец Онуфрий продолжил: «Помни, что монах – как мураш, который не сеет и не жнет, а только стаскивает готовые запасы себе в муравейник. Что бы с монахом ни произошло, он отправляется к отцам, которые дают ему готовый духовный плод, то есть примеры деяний прежних преподобных отцов. Они совершали подвиги превыше человеческих сил в той маленькой келье, в которой ты живешь.

Расспроси отца Ефрема, брата отца Нафанаила, и он тебе скажет, что подвижниками этой каливы были великие отцы. Среди них – святой новомученик Макарий и святой Лука, претерпевший казнь на Митилене. Когда калива опустела, отец Ефрем отправился туда и забрал святую главу Макария и множество книг. Но целые шкафы, заполненные книгами, остались. Эти книги нам во свидетельство и во утверждение: они возвещают о подвигах отцов, ставших делателями умной молитвы. Такая молитва возвышает монаха до знания небесных тайн.

Калива Святой Троицы в скиту Праведной Анны

Калива Святой Троицы в скиту Праведной Анны

 

Слышал я также, что во времена движения колливадов в этой каливе Святой Троицы совершал подвиг безмолвия отец Нифонт с Хиоса. Он столь возлюбил Всеблагого Бога, что ни на миг не позволял своему уму сходить к земным вещам. Многие боялись, что он впал в прелесть и советовали ему хотя бы на некоторое время оставить молитву и созерцание и подумать о чем-то земном. Отец Нифонт готов был слушаться любого, но не мог думать ни о чем земном! Когда вокруг движения колливадов разгорелся спор, он был вынужден покинуть Святой Афон, плача и стеная. Старец прибыл на остров Икарию, где основал святой Благовещенский монастырь. Он же был духовником святого Макария, епископа Коринфского. После он перебрался на остров Скиафос, где основал другой святой монастырь Благовещения и там почил о Господе в 1809 году.

Также в пещере каливы, где у вас сейчас устроена гостевая, однажды святой Герасим Кефалонийский молился сорок дней без сна и без еды».

От этих слов старца Онуфрия моя душа обрела великое утешение. Всю мою скорбь словно рукой сняло.

На следующей день ко мне зашел старец Гавриил из двухэтажной каливы Благовещения и сказал мне напрямую, что в каливе Святой Троицы всегда бывает великое благодатное безмолвие. Святой Герасим нашел это столь желанное его душе место и провел там сорок дней и ночей.

Я слышал от скитских отцов и многое другое о каливе Святой Троицы и от всей души благодарил Пресвятую Богородицу, образ Которой однажды ночью сам видел во сне. Но я рассудил, что не нужно обращать на это внимания: ведь я недостоин созерцать небесные видения.

Другой раз старец Онуфрий рассказал мне о некоем послушнике из каливы Святой Троицы: «Был один послушник в каливе, где ты сейчас живешь, и старец у него был очень рассудительным. Послушник постоянно жаловался и заявлял старцу: «Я уйду, уйду, я не могу уже больше быть здесь». Однажды утром все в этом святом месте узнали, что послушник вернулся в мир. Все скитские отцы решили: «Несчастный брат, он послушался своего помысла и не поверил, что помощью ему здесь станут ходатайства всех безвестных отцов, освятивших своими молитвами эту малую каливу. Но может быть, их горячие молитвы не дадут ему пропасть.»

Прошло несколько лет (сколько, не помню), и вдруг пронеслось известие, что прибыл этот послушник, тяжело болеющий. Он медленно и с трудом поднимался по скитской дороге и просил прощения у всех братьев и отцов, которых встречал: «Отцы и братья, простите меня, перебежчика». Старец принял его к себе с великой радостью, прославив Бога.

Но болезнь доставляла послушнику тяжкие страдания, и, даже лежа в постели, он повторял: «Крючья уготованы для грешников, и прежде всего – для непослушных послушников, отвергших обеты ангельского образа».

Навещали брата все послушники из скита. Он им говорил только одно: «Отцы и братья, будьте внимательны, не принижайте послушание. Вы видите, как мне сейчас больно».

После покаяния этот послушник причастился Святых Христовых Таин и отошел из этого временного мира в спасительную вечность.

Рассказываю тебе это, – закончил свое повествование старец Онуфрий, – чтобы ты знал, что лежишь на той самой кровати в малом архондарике, на которой страдал от тяжелой болезни и после умер заблудший послушник. Принеся искреннее покаяние, он завершил свою жизнь под покровом своего старца».

Он рассказал также историю, случившуюся с другим послушником каливы Святой Троицы.

«Здесь, в каливе, где ты сейчас живешь, был послушник, которого сильно обарывал бес уныния, повергая его в совершенное отчаяние.

Однажды, на закате солнца, когда в монастыре Дионисиат совершалась торжественная служба в навечерие честнаго Предтечи, он помыслил: «Пойду посижу хотя бы на камне да поболтаю ногами».

Он поднялся, залез на камень и начал болтать ногами. Послушник едва мог молиться умом, потому что находился под властью уныния.

Тогда один бесовский полк оставил мир и отправился в монастырь Дионисиат, чтобы искушать братию во время праздничной службы. Один из этих лукавых бесов сказал другим: «Вон там черная точка: кто-то сидит на скале. Пойду поиздеваюсь над ним». Другие предупредили: «Не ходи, а то этот малый что головня – подойдешь и сгоришь».

Бес же принял облик монаха, приблизился к послушнику и спросил: «Эй, что ты здесь делаешь?» – «А что мне еще делать? – смиренно ответил послушник. – Меня обарывает дух уныния, и я ничего не могу принести Господу моему, кроме как сесть и начать болтать ногами».

Только бес услышал эти смиренные слова, как тотчас отступил и вернулся к себе в строй. Другие бесы сказали: «Мы разве не предупреждали тебя, что к этой головне нельзя приближаться?».

Мы знаем об этом происшествии из местного предания. Все старцы пересказывают эту историю тем послушникам, которые не в силах исполнять свои духовные обязанности.»

 

Назад             Начало              Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий