В ответе за дар свободы

Преподобный Серафим Роуз

Жизнь иеромонаха Серафима (Роуза) смело можно назвать чудом нашего времени. Его история — урок для тех, кто любит обобщения и считает всех американцев пресыщенными и недалёкими. Он был в самом центре напряжённых духовных поисков, всколыхнувших Америку в середине ХХ века, — и то, что он нашёл, доказывает: эти поиски не были игрой. Коренной американец, урождённый протестант, он вошёл в Православие, принял монашеский постриг и стал всемирно известным миссионером, проповедником, автором многих книг. Требовательный ум, честное сердце и жажда истины — вот и всё, что потребовалось Юджину Роузу для того, чтобы Господь вывел его на верную дорогу.

Его духовный сын иеромонах Дамаскин (Христенсен) рассказывает, что воспитанный в протестантстве Юджин отверг религию своей юности и погрузился в изучение культурного наследия Востока, имея намерение переводить священные тексты. Но душа человеческая, как он понял впоследствии, по природе своей стремится к живому Богу; итак, почти против его воли, юношу снова повлекло ко всепобеждающей правде Христа. Вероятно, однако, обращения не произошло бы, не узнай он о Православной Церкви, в то время практически не ведомой Западу. Он убедился, что это та самая Церковь, которую основал Христос и Его апостолы, сохранившая в полноте и неповреждённости древнее христианское учение. Но не в этом свидетельстве истории был ключ к обращению будущего отца Серафима — ведь и другие религии хранят верность своим историческим корням. Прежде всего, Православие насытило его жажду правды: здесь он испытал живительное воздействие Божьей благодати, здесь открылся ему необъятный простор для духовного роста и здесь же обнаружил он те метафизические принципы, благодаря которым мир предстал его пытливому разуму связным и согласным целым.

Если прежде отец Серафим посвятил свою жизнь поиску истины, то теперь, найдя её, он столь же беззаветно посвятил себя служению ей. Вместе с единомышленником он основал в Сан-Франциско миссионерское братство (ныне оно носит имя преподобного Германа Аляскинского*). Через несколько лет, желая избегнуть мирской суеты и искать Господа в уединении, братство обосновалось в горах Северной Калифорнии, где и продолжало свою миссионерскую издательскую деятельность. Здесь, в пустыне, в монашестве, прошли оставшиеся 13 лет недолгой жизни отца Серафима.

Одной из центральных задач отца Серафима было донести до молодых искателей правды, каким он и сам был прежде, главную мысль: духовной жизнью нельзя «интересоваться» и «увлекаться»: она — битва, в которой очищается душа. Слова, сказанные им об Америке тех лет, сегодня вполне применимы и к нашим реалиям.

***

Мы живём в благодатных условиях мира и свободы, и это опасно для нас. Вокруг нас — сокровища святого Православия, спасительные сокровища, каких нигде больше нет, а мы с чувством полного удовлетворения остаёмся совершенно бесплодными. Если встречается препятствие на нашем православном пути — надо только радоваться: впереди борьба, а вместе с ней — и надежда, что мы не зачахнем, не погибнем.

Мы часто впадаем в характерное заблуждение. Нам кажется: вот если бы мне куда-нибудь уехать, переменить обстановку — тогда у меня всё наладилось бы, — но смысла в этом, как правило, никакого. Начинать надо прямо здесь, прямо сейчас. Чем это труднее, тем лучше: преодоление трудностей, борьба за веру — этого нам как раз больше всего не хватает. Здесь, на Западе, мы как в сказочной стране дураков: но раньше или позже — скорее раньше, чем позже, — сказке придёт конец.

К этому надо готовиться — не запасать консервы, как некоторые наши наивные сограждане, а всерьёз, с полным православным пониманием происходящего. Приходило ли вам когда-нибудь в голову, что с вами будет в концлагере, в одиночке, в карцере? Вы попросту сойдёте с ума, если ваш разум не готов к такому испытанию, если в нём нет правильного заряда. А чем заряжен ваш разум? Если там только земные, мирские образы и понятия, если ваша жизнь катится день за днём без мысли о Христе, о Церкви, о сути Православия и вдруг вы попадаете в одиночную камеру — нечем заняться, некуда пойти, ни кино, ничего, только голые стены, — вам не выжить.

Об этом есть очень интересная проповедь Рихарда Вурмбранда, румынского пастора-протестанта. Когда мы лишены всех книг, вообще всех внешних источников информации, мы вынуждены полагаться только на свой внутренний «багаж». Пастор Вурмбранд говорит, что отрывки из Библии, которые он знал наизусть, мало чем помогли ему в тюрьме; не много помощи было и от формального знания христианских истин. Но если у нас в душе, в самом сердце — Христос, мы найдём что делать. Можно не помнить весь церковный календарь, но, вспоминая нашу повседневную жизнь, мы вызовем в памяти основные события годового богослужебного круга: что сохранится в сердце, с тем мы и останемся. Какие из молитв и песнопений мы сумеем запомнить, те нам и будут в помощь: день за днём нам придётся читать и петь одно и то же. Нужно, чтобы было о ком молиться. Чем больше число людей, о которых вы молитесь, тем больше вам будет помощи, когда на вас самих накатит беда, тем больше у вас будет друзей в камере одиночного заключения.

Каждый христианин получает от Бога свой дар — талант, за который потом нужно перед Ним держать ответ. У нас в свободном мире этот дар — сама свобода; она даётся нам для исповедания нашей веры и для углубления в неё благодаря доступности и изобилию православных источников. Но мы обязаны при этом, чтобы наша православная вера была истинным христианством, как определил его святитель Тихон (Задонский): Православие сердца, а не одного только ума. Для такой веры требуется время, требуется страдание, терпение, духовный опыт, но более всего требуется наша собственная решимость.

***

В какой-то мере путь известен каждому, кто не удаляется от Церкви и её учения: ходи на службы, храни веру, причащайся Святых Даров, читай православные книги. Но, бывает, люди делают всё это почти механически, не углубляясь в Православие.

Ходить в церковь и соблюдать внешнюю форму Православия — этого мало: надо ещё ясно отдавать себе отчёт во всём, что бы вы ни делали. Если вам приходилось говорить с протестантами или атеистами, которые всерьёз хотят узнать о православной вере и обычаях, вы согласитесь с тем, как это важно. Ведь, отвечая на их вопросы, вы можете хотя бы слегка приоткрыть им глубину Православия и тем самым, по существу, спасти их души. Почему вы осеняете себя знаком Креста? Почему вы молитесь святым? Почему у вас в церкви стоят или кланяются до земли? Почему у вас всегда поют «Господи, помилуй»? Что такое Причастие? Почему вы рассказываете о своих грехах священнику? Особенно в наши дни, когда вокруг нас столько не знакомых с истиной, но упорно ищущих её людей, нельзя допускать, чтобы всё это происходило просто по привычке: мы должны уметь, по словам апостола Петра, дать отчёт обо всём, во что мы верим и что делаем. Задавайте вопросы, читайте, разбирайтесь в церковных службах по книгам — тем или иным путём, но углубляйте свои знания.

Далее, недостаточно изучать Православие — необходимо буквально пропитываться им. Преподобный Серафим учил, что христианин должен «весь как бы погружаться в Закон Божий»; это требует от нас гораздо большего, чем думают некоторые. Но нельзя, конечно, хвататься за всё сразу. Если вы ходите в церковь по воскресеньям, начинайте бывать на всенощной по субботам и в канун праздников; если вы поститесь Великим постом — постарайтесь попасть на замечательные великопостные службы — Литургию Преждеосвященных Даров, Андреев канон, Похвалу Пресвятой Богородицы.

И ещё очень важная вещь: надо читать. Иоанн Златоуст говорит даже, что без чтения духовных книг невозможно спастись. Почему так? Всё дело, опять-таки, в мощном влиянии мира, которому мы бессознательно подвергаемся день за днём и час за часом: мы неминуемо поддадимся ему, если не будем сознательно сопротивляться, наполнять свой разум и сердце христианскими образами. Для этого есть множество книг. Прежде всего, конечно, Священное Писание и его православные толкователи. Далее, жития святых и современных подвижников; «Моя жизнь во Христе» праведного Иоанна Кронштадтского; «Невидимая брань» в изложении Никодима Святогорца и Феофана Затворника; «Душеполезные поучения» аввы Дорофея; «Духовные беседы» Макария Великого; богослужебные книги; «Лавсаик» с житиями пустынников, чьи слова звучат сегодня так же свежо и верно, как и полторы тысячи лет назад; жизнеописания новомучеников России; «Единое на потребу» архиепископа Андрея (Рымаренко). Все эти книги вносят изумительную ясность в душу каждого, в ком есть хоть искра живой веры, они раскрывают дверь навстречу свежему ветру невидимого мира, без которого душа чахнет и гибнет.

***

Из евангельского учения и жизни по Евангелию мы должны извлечь любовь и сострадание к людям. Ведь никогда, наверное, человек не был так несчастен, как сегодня, несмотря на весь внешний комфорт и технический прогресс. Люди страдают и гибнут без Бога, и мы способны помочь им найти Его.

Воистину в наши дни во многих охладела любовь, не допустим же охладеть нашему сердцу, пока Господь посылает нам Свою благодать. Если мы холодны и равнодушны, если вместо христианского отклика на страдания ближнего мы пожимаем плечами: «Это не моё дело. Пускай беспокоятся другие, мне не до того!» (поверьте, я слышал такие слова от людей, называющих себя православными!), то мы превратились в соль, потерявшую силу, и нас остаётся выбросить вон на попрание людям.

***

Но, разумеется, стержень углубления веры — это целительные средства церковного покаяния и святой Евхаристии, которые вы должны принимать во всей возможной полноте, как рекомендует вам священник. А вместе с ними и каждодневные проявления христианской любви: пожертвования на церковные нужды, помощь больным и бедным. Если вслед за вашими добрыми делами идёт и сердце, то они помогут вам защититься от обмирщения, подняться над этим временным миром к Небесному Царству.

Есть, конечно, и оборотная сторона у нашего движения в глубь Православия: чего надо избегать, чему сопротивляться. Когда невидимая брань станет для вас реальностью, когда вы убедитесь в том, что христианство у вас в душе терпит непрестанные удары невидимых врагов, особенно через дух обмирщения, вам станет ясно, с чем именно в вашей жизни никак нельзя мириться и с чем надлежит бороться в первую очередь. Но эта борьба сильно облегчается всеми благодатными, вдохновляющими элементами христианской жизни, о которых мы говорили выше. Мы не имеем права забывать, что окружающий нас мир в значительной мере подчинён дьяволу, «князю мира сего», и что его главное оружие против нас — это наше пристрастие к земному. Но если мы остаёмся православными и не отступаем в борьбе, мы получаем от Бога Его благодать, только она способна оторвать нас от земли и поднять в небо.

Однажды преподобный Герман, беседуя с офицерами на военном корабле, спросил, что они любят больше всего, а затем пристыдил их, заметив, что самая большая любовь подобает к одному только Богу. Беседу свою он окончил знаменитыми словами, которые сегодня можно найти на многих его иконах: «Давайте же, от сего дня, от сего часа, от сей минуты любить Бога превыше всего». Как просто — и как точно для всех нас.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий