Второе условие Евхаристии: воздержание

Священник Павел Адельгейм

священник Павел Адельгейм

«Образ есмь неизреченныя Твоея славы,
аще и язвы ношу прегрешений».
(Стихира на погребение).

1.Противоречие.

Два желания, как два невидимых крыла, поднимают человеческую душу над животной природой: желание вечной жизни и желание святости. Оба желания для человека не только естественны, но обоснованы божественными заповедями.

Человек призван к святости и вечной жизни: «Ищите прежде Царствия Божия и правды его»; «Святы будьте, как Я свят». Грехопадение связало крылья человека.

Два врага приобрели силу над человеческой природой: грех и смерть. Их власть выявляется в торжестве животных инстинктов над человеческим духом. Поступки животных выражают закономерность естественных процессов. Три инстинкта объясняют поведение животных: а. питание; б. размножение; в. самосохранение.

В отличие от животных, человек может не только подчиниться инстинктам. Он может господствовать над ними. Преодоление животных инстинктов подвижники называют борьбой со своими страстями. В победе над страстями раскрывается величие человеческого духа. Эта борьба требует усилий: «Вы ещё не до крови сражались, подвизаясь против греха»(Евр.12,4).

2. Оружие духа.

Пища необходима живому организму. Но «душа больше пищи»(Мф.6, 25), — говорит Христос. В заботе о пище нельзя потерять «образ Божий», положенный в основу человеческого достоинства. Поэтому человеку приходиться преодолевать животные инстинкты. Когда Господь постился сорок дней и, напоследок, взалкал, искуситель предложил превратить камни в хлеб. Христос ответил словами Моисея: «Не одним хлебом живёт человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих»(Втор.8, 3; Мф.4,2-4).

Инстинкт размножения человек преображает в таинство любви, требующей жертвенного служения и вечной верности: «Оставит человек отца и мать, и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф.19, 5-6;)

Человеку свойственно заботиться о сохранении своей жизни. Жизнь — дар Божий. Его нужно беречь. Но человек может отдавать свою жизнь во имя любви к Богу, к ближним, к Отечеству. Христианская иерархия ценностей позволяет жертвовать своей жизнью во имя любви. «Не бойтесь от убивающих тело, души же не могущих убити; Кто хочет душу* свою спасти, тот погубит её, а кто погубит душу свою ради Меня и Евангелия, тот обретёт её. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя»

3. Подвиг, как образ жизни.

Преодоление животных инстинктов подвижники благочестия назвали «аскетическим воздержанием». Аскет побеждает чувственные влечения ради достижения нравственного совершенства и богообщения:«будьте совершенны как совершен Отец ваш небесный (Мф.5,48)

1. В церковной традиции «аскетическое воздержание» называют словом «пост». Это первое значение термина. Пост является подвигом. Подвижник прилагает усилие подняться выше своих естественных потребностей для достижения нравственного совершенства.

2. Другое значение термина «пост» выражает фиксированный период времени. Не только подвижники, избравшие воздержание в качестве образа жизни, но все христиане призываются войти в их образ жизни на ограниченное время. В этот период христиане живут особенно сосредоточенной внутренней жизнью. Изменяются внешние формы жизни. Меняется пища, сужается круг наружных интересов, больше времени отдаётся домашней молитве, богомыслию и церковному богослужению. Целью внешних изменений является изменение человеческого духа, преображение «внутреннего человека».

Св. Иоанн Златоуст говорит: «Кто ограничивает пост воздержанием в пище, тот бесчестит его. Не одни уста должны поститься. Пусть постится око и слух, и руки, и ноги. Какая польза от поста, если гневом и ненавистью снедаешь душу брата твоего? Какая польза от поста, если очи твои омрачены завистью и жадностью? Какая польза от поста, если язык твой не престает осуждать и злословить? Какая польза от поста, если ум занят греховными помыслами, а в сердце живёт нечистота?»

Блаженный Иероним спрашивает: «К чему утончается тело воздержанием, если дух насыщается гордостью? Какую похвалу заслужим бледностью от поста, если зеленеем от зависти и краснеем от гнева?»

Святой Василий Великий пишет: Кто воздерживается от пищи, а ведет себя плохо, тот подобен диаволу, который, хотя и ничего не ест, не перестаёт грешить". Святые отцы призывают не терять из виду духовную задачу поста за формами его внешней практики.

4. История поста.

До 3-го века самый день Пасхи чтили постом в память смерти Христовой. Писатели 3-го века употребляют слово «пасха» в смысле «пост», подчёркивает Скабалланович (Т.Т. стр.66). «День Господень есть воспоминание страданий Христовых»- пишет Ориген (на Ис.бес.6). Следы крестного переживания воскресного дня сохраняет чтение крестовоскресного канона в неделю на Утрени. Письмо Св. Иринея Лионского о пасхальных спорах проливает свет на первоначальный характер праздника Пасхи: «Разногласят не только о дне, но и самом образе поста. Одни думают, что нужно поститься только один день, другие два дня, иные ещё больше; некоторые исчисляют этот день свой в 40 часов дневных и ночных»(Евс.Церк.Ист.5,24). Мы видим, что Пасха праздновалась соблюдением поста.

Предпасхального поста не было. Постились в самый день Пасхи. Пасхальный пост обнимал период в 40 часов. Со 2-го века Пасха переживается как радость о воскресении Христа из мертвых. Предпасхальный пост, который мы называем «четыредесятницей» за его продолжительность, возник из «крещального» поста. Древняя церковь готовила постом оглашаемых к таинству Крещения. Вместе с оглашенными постились восприемники, священнослужители и многие христиане. Крещение совершалось в день святой Пасхи. Предшествующий пост со временем стал осознаваться как «предпасхальный». Первоначально он ограничивался 40-ка дневными и ночными часами. Позднее постились всю седмицу.

Постепенно 40-ка часовой пост развился в сорокодневный. Субботы и воскресения сперва исключались из дней поста. Святой Иоанн Златоуст называет их «днями отдыха для подвижников поста». В наше время пост не прерывается.

5. Практика поста.

Образ жизни в период поста определяется церковным Уставом. Принятый в РПЦ «Устав» не является единственным. В древности каждый монастырь имел свой устав. Отсюда пошла известная поговорка: «в чужой монастырь со своим уставом не ходят». В Византии Уставы различались своей строгостью. Православная Российская Церковь долгое время пользовалась уставом преп. Феодора Студита. Позднее был принят устав преп. Саввы Освященного. Согласно действующему уставу, Великим постом определяется род и количество пищи, время и количество трапез:

1. Разрешается постная, т.е. растительная пища. В праздники разрешается есть растительное масло, икру, рыбу.
2. Изменяется время трапезы. В праздничные дни трапеза устраивается раньше, в будние – позже. В дни строгого воздержания трапеза допускается поздно вечером.
3. Предписывается различное количество трапез в течение дня. В праздники возможны три и две трапезы. В будни –одна трапеза. В некоторые дни трапезы не бывает.
4. Ограничивается количество пищи. Устав указывает когда положены пять смокв, когда один — два укруха хлеба. Большая или малая «красовуля» вина или кваса.

6. Проблема приходской практики .

Устав формирует главную задачу поста – научить воздержанию. Приходские храмы не имеют собственных уставов. Они пользуются монастырским уставом. Миряне не могут осуществить монашеский образ жизни, а Устав не скорректирован для приходской практики. Возникает неизбежное нарушение Устава, которое нельзя осознать как личную вину. Если мирянин не приносил монашеских обетов, его нельзя осуждать за нарушение монастырского устава. Применение Устава мирянами либо лишает его требования определённости, либо нарушает их. Два различных образа жизни не могут осуществить один и тот же Устав.

В приходских храмах не выполняют устав в полной мере. Не выполняются уставные богослужения: Повечерие, Полунощница и другие. Вне монастыря можно выполнить только первое условие поста: изменить род пищи. Однако, изменение рода пищи не препятствует пресыщению. Из постной пищи можно приготовить изобильные и самые изысканные яства. Сосредоточенность на изменении рода пищи оказывается недостаточной, чтобы исполнить подвиг воздержания. Необходимо ограничение количества пищи. Такое ограничение вне монастыря предоставляется свободному произволению мирян.

Устав не учитывает возрастные различия, поскольку создавался только для совершеннолетних. Мать вынуждена кормить младенца материнским молоком независимо от требований Устава. Отсутствие поправок ведёт к нарушениям. Если закон не совершен, требуется дополнительная регламентация. Она зависит от мнения духовника и не может быть однозначной. Одни духовники допускают послабления Устава, другие предъявляют жёсткие требования. Устав теряет свою универсальность, но остаётся неисполнимым. Вызывает удивление, что за тысячи лет в Церкви не возник Устав, организующий жизнь основной массы Народа Божия, соответствующий возможностям приходской жизни.

7. Христианское переживание поста.

Господь Иисус Христос призывает принять подвиг поста с радостью: «Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры: ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое, чтобы явиться постящимся не перед людьми, но перед Отцом твоим, Который втайне»(Мф.6, 16-18). И подвижники поста отзываются светлой радостью:
«Светлый день воздержания наста. Светлым лицом, приидите, встретим Владыку, просяще благодать ниспослати нам свыше и многих прегрешений исправление»(Триодь постная)

«Любезно, братие, пост облобызаем, приспе бо духовных подвигов начало: оставим телесное сладострастие, возрастим душевные дарования, спостраждем, яко рабы Христовы, и да прославимся, яко чада Божии, и Дух Святой в нас вселися, просветит души наша»(Триодь постная).

8. Плоды поста

«Постимся постом приятным, благоугодным Господу: истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, отложение ярости, отлучение от похоти, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение – пост истинный есть и благоприятный»(Триодь постная). В течение поста читается молитва преп. Ефрема Сирина, изображающая возрождение грешника. Она читается за всеми богослужениями поста и состоит из трёх частей. Каждая часть сопровождается земным поклоном:

1. «Господи и Владыко, живота моего! Дух праздности,
уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми»
2. «Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и
любви даруй мне, рабу Твоему».
3.«Ей, Господи, Царю, даруй мне зрети моя прегрешения
и не осуждати брата моего, яко благословен во веки. Аминь».

После третьей части молитвы следуют двенадцать поясных поклонов со словами «Боже очисти мя грешного». Молитва читается полностью ещё раз и полагается один земной поклон. Эта молитва обнаруживает плоды поста.
Первая часть изображает бесплодное состояние души грешника.

Вторая часть изображает душу, в которой созревают дары Святого Духа.

Третья часть молитвы открывает тайну духовной жизни: покаяние начинается с видения своих грехов. Если человек не видит своих грехов, он духовно болен. Если он осуждает чужие грехи, он близок духовной смерти. Только покаяние возрождает душу для жизни с Богом и по Божьи. Поэтический перевод этой молитвы на русский язык сделал А.С. Пушкин.

Сложили множество божественных молитв.
Но ни одна из них меня не умиляет
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста.
Всех чаще мне она приходит на уста
И сердце мне живит неведомою силой.
Владыко дней моих! Дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья.
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий