Выражение монашеского опыта (продолжение)

Старец Иосиф Исихаст

Часть 1. Письма к  монашествующим и мирянам

22  «Итак, не желаешь страдать? Не желай восходить»

Старец Иосиф Исихаст Утроба моей души! Почему ты унываешь? Почему отчаиваешься? Почему изнемогаешь? Так легко ты отказываешься от подвига?

Вот Бог попустил бесам тебя немного встряхнуть, чтобы ты увидел, где находишься. Чтобы стала видна гордость, чтобы смирилось твое сердце. Чтобы ты познал, что ты – человек, «познай себя». Чтобы ты стал сострадательным к согрешающим и совсем их не осуждал.

Как узнаешь о немощи естества, если тебя не разбудят вороны? Если сладкий Иисус не уменьшит Свою благодать, как ты научишься искусству всех искусств и науке всех наук?

Сейчас ты учишься этому искусству. Сейчас получаешь награду. Сейчас показываешь, что любишь Христа, а не тогда, когда есть благодать.

Какую благодарность покажешь, когда есть благодать? Она сама тогда взывает неизреченно о себе самой: «Авва Отче!»1 Благодать взывает к Подателю благодати: «Кто может меня отлучить от любви Твоей, Иисусе мой?»2 Это говорит посредством телесных уст благодать, живущая в тебе сила, а не плоть. Как и бес оскорбляет и хулит посредством уст человека бесноватого.

А плоть без благодати не может сотворить ничего.

Плоть, когда нет благодати, отрекается от Иисуса. Кричит петух. Петр вспоминает. Плачет горько. Кричит: «Я согрешил». Но снова скрывается в горнице. Боится иудеев. Его сердце бьется как у мыши, чующей за стеной кошек. «С Тобою, – говорит он, – аще ми есть и умрети!»3 «Не отрекусь от Тебя», – говорит он, когда рядом Христос. Но трижды от Него отрекается, когда Христос уходит.

Итак, видишь? Понимаешь, какая великая тайна скрыта здесь, в этих словах? Христос ходатайствует за нас в Духе Святом. Поэтому когда Он приходит, мы становимся риторами. Рыбаки – учителями. Блудники целомудрствуют. Воры не воруют. И все каются. И кто все это сделал? Один Ведущий. Благий Кормчий. Сладкий Иисус. Единственная Любовь.

Когда человек понимает человеческую боль? Когда сам чувствует боль. Когда пройдет через подобное. Тогда он познает, понимает боль другого. А иначе он остается жестоким и никого не жалеет, если только не окажется добрым от природы. Но все то, что от природы, ни чести не удостаивается, ни бесчестия: подвиги и падения происходят от произволения.

Итак, как мы научимся этой науке всякого ведения, если нас не встряхнет искушение? Ведь если бы ушла благодать, не мы с тобой, но даже святые апостолы не были бы апостолами! Как может брение, глина удержать воду, если не будет обожжено в огне? Бог нас хочет сделать такими, как борец на арене или мяч, которым играют.

Он возводит тебя на небеса. Показывает тебе то, что глаза страстного человека не видели и слух пекущегося о вещественном не слышал. И хотя ты ничем не согрешил, переворачивает страницу и бросает тебя в преисподнюю. И радуется, когда видит, что ты, как борец, сражаешься со всеми полчищами бесовскими. Возьми Павла и оставь меня4. После того как он поднялся до третьего неба и видел и слышал неизреченное, снова возглашает: «Дадеся ми пакостник плоти»5!

Так поступает Крепкий силою, пока не соделает человека совершенным: заставляет его восходить, созерцать, нисходить и утруждаться. И относиться к этому как к делу обычному, и к тому и другому. Не ощущая обычных изменений. «И то и другое, – говорит Он тебе, – ради Меня».

Итак, не желаешь страдать? Не желай восходить. Если кто‑то не желает терпеть скорби, пусть не просит себе и благодати.

Итак, Бог для того забрал у тебя благодать, чтобы ты стал мудрым. И она снова придет. Не оставит тебя. Это закон Божий. Но снова уйдет. Однако и снова придет. Только бы ты не прекращал просить ее до тех пор, пока она не соделает тебя совершенным.

Известно, что когда один страстный станет учить другого страстного, то благодать сразу отходит от первого и он впадает в то же самое. Ибо прежде «делания» не дано ему такой привилегии.

Однако не только в этом причина того, что тебя оставил Бог. Поскольку, если бы и не было этого, благодать непременно ушла бы за это время. Не помнишь, что я тебе сказал вначале: хочу, чтобы то, что ты говоришь сейчас, ты мне говорил через четыре года? Пролистай первые письма, и увидишь это.

Это непреодолимый закон Божий. Через три–четыре года и редко – через пять лет благодать уходит для обучения имеющего ее и для того, чтобы, если он захочет, сделать его мудрым.

Итак, не печалься, это общая чаша. Прочти о святом Андрее, Христа ради юродивом, и увидишь, что он говорил, когда Христос давал ему горькое. Оно для всех нас, соответственно мере каждого.

Итак, потерпи узы Христа твоего. Крепко сожми уста и не произноси ни слова. Ободряй себя, говоря: «Что печалишься, душа моя, и что унываешь? С тобой не случилось ничего плохого. Ушел Христос ненадолго, но и снова придет. Он немного медлит, желая тебя научить терпению и смирению. Святые столько претерпели, а ты не можешь немного потерпеть домостроительство благодати?» Так говори своей душе и не унывай. Ибо для искусителей радость – видеть, что ты печалишься и унываешь.

И когда благодать придет и уйдет и снова будет приходить и уходить, тогда научишься брани, и это не будет производить на тебя никакого впечатления, но ты будешь, радуясь, говорить: «Испытай меня, Христе мой, и искуси меня, как серебро». Тогда глубоко пустишь корни, как деревья, которые чем сильнее на них дует ветер, тем глубже укореняются. И свидетель мне Бог, что в самых больших моих искушениях я нашел самое большое утешение.

Итак, мужайся и укрепляйся о Господе, терпя искушения, и снова придет благодать.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий