Христианство в России и ее отношение к Западу

Святой Августин, епископ Иппонийский

Августин Аврелий

16. Без Тебя не распознать нам сетей вражиих: Сам укажи их!

 Ты, Господи, Свет мой, открой очи мои, да увижу свет и пойду во свете Твоем, и не впаду в сети его. Ибо кто избежит сих многих сетей, если не увидит их? И кто увидит их, если Ты не просветишь его светом Твоим?

Он — отец тьмы, и сети свои скрывает во тьме своей, чтобы уловлять ими всех, которые пребывают во тьме его, и бу­дучи сынами тьмы, не видят света Твоего; а кто ходит в Твоем свете, тот не убоится. «кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним» (Ин.11, 9. 10).

Ты, Господи, Свет, Ты—свет для сынов света, Ты—день, незнающий запада, о Тебе ходят сыны Твои без преткновения, а которые ходят без Те­бя, те все во тьме, потому что не имеют Те­бя—Света миру. Вот ежедневно видим, что чем более удаляется кто от Тебя, истинного света, тем более погружается в гре­ховную тьму; и чем в большей он тьме, тем менее видит сети на пути своем; а потому тем менее познает их, и чаще уловляется и впадает в них, и, что еще ужаснее, не знает даже, что впал в сети. А кто не знает своего падения, тот не заботится восстать, тем более, что думает, будто бы он стоит.

Ты же, Господи Боже мой, Умный Свет, просвети ныне очи мои, чтобы увидеть и познать мне, и не пасть пред лицом врагов моих.

Ибо враг наш на истребление наше трудится; и просим, да исчезнет он от лица нашего, «яко тает воск от лица огня» (Пс.67, 3). Ибо он тот первый и последний разбойник, который отважился по­хитить славу Твою, Господи, когда, надмившись, и превознесшись, сокрушился и пал в ров свой; и Ты низверг его со святой горы Твоей и из среды огневидных камней, среди которых ходил он.

И до ныне, со времени падения своего, не престает он пре­следовать сынов Твоих, Жизнь моя, Боже мой. Из ненависти к Тебе, великий Царь, желает он погубить сие создание Твое, ко­торое всемогущая благость Твоя сотворила по образу Твоему,—желает погубить, чтоб не обладало оно славою Твоею, которую сам он утратил по гордости своей.

Но сокруши его, Крепость наша, Господи, пред нами, агнцами Твоими, и просвети нас, чтобы ви­деть нам сети, какие уготовал он нам, и спастись в Тебе, Веселие Израилево.

Все это известнее Тебе, Господи; ибо знаешь упорство и жестоковыйность его. И говорю сие не для того, чтобы показать Тебе; Ты все видишь, ни одно помышление не сокрыто от Тебя. Но к ногам величия Твоего, вечный Судия, приношу жалобу на врага моего; осуди его, и спаси нас сынов Твоих; ибо Ты—Крепость наша.

Хитер и лукав враг сей, Господи; трудно открыть изгибы путей его, и узнать все виды лица его, если не просвещаешь нас Ты; то здесь, то там, то агнцем, то волком, то тьмою, то светом показывается он. И каждое из этих свойств, и всякое время и место, смотря по обстоятельствам, употреб­ляет для различных искушений. Чтоб обма­нуть печальных, сам печалится; чтобы нару­гаться над радующимися, сам представляется радующимся; чтобы ввести в обман живущих духовно, преобразуется в Ангела свет­ла; чтобы побороть сильных, является им агнцем; чтобы поглотить кротких, является им волком. Все же сие производит сооб­разно с различными искушениями; так как иные терпят искушения «ужасов в ночи»; другие «стрелы, летящей днем», иные «язвы, ходящей во мраке» (Пс.90, 5. 6); другие от нападения, иные же «от беса полуденного». И кто в состоянии распознавать все сие? Кто угадает вид покрова его? Кто узнает, на что устремлены зубы его? Вот стрелы свои скрывает он в колчане, и сети свои утаивает под видом чего-то светлого. И весьма трудно распознавать сие, если от Тебя, Гос­поди, Надежда наша, не дано нам будет, чтобы видеть сие. Ибо не только в делах плотских, удобно распознаваемых, и не толь­ко в пороках, но даже и в духовных упражнениях, скрывает он тонкие сети, самые пороки облекает в наружность добродетелей, и преображается в Ангела светла. Сии-то и многие другие средства, Господи Боже наш, употребляет против нас сын велиаров, сей сатана. То как лев, то как змий, то явно, то скрытно, днем и ночью, строит нам козни, чтобы похитить души наши.

Исхити же нас Ты, Господи, спасающий надею­щихся на Тебя, чтобы поскорбел он о нас, а Ты прославился в нас, Господи Боже наш.

 17. Все от Тебя: как мне не благодарить Тебя?

 Я—сын рабы Твоей, которая вверила ме­ня деснице Твоей; и вот, буду сие бедное мое исповедание приносить Тебе, Избавитель мой, от всего сердца моего, и содержать в мысли своей все благодеяния Твои, какие оказывал Ты мне, в юности моей, во всю жизнь мою.

Ибо знаю, что не угодна Тебе неблаго­дарность, потому что она есть корень всякого духовного зла; это—ветер иссушающий и сжигающий всякое добро, заграждающий чело­веку источник Божественного милосердия. От неблагодарности и умершее уже зло вновь рождается, и живое дело умирает, и больше не появляется. И я, Господи, принесу Тебе благодарение, чтобы не быть неблагодарным пред Тобою, Избавитель мой, ибо Ты изба­вил меня.

Сколько раз поглощал уже меня этот змий; и Ты, Господи, исхищал меня из челюсти его.

Сколько раз согрешал я, и змий готов был поглотить меня; но Ты, Господи Боже мой, защищал меня.

Когда нечествовал я пред Тобою, когда нарушал повеления Твои, змий стоял и готов был похитить меня во ад; но Ты возбранял ему.

Я оскорблял Тебя, а Ты защищал меня, я не имел пред Тобою страха, но Ты был стражем моим.

Уклонялся я от Тебя, и предавался врагу своему; но Ты устрашал его, чтобы не смел он принять меня к себе.

Такие благодеяния оказывал Ты мне, Боже мой, а я не знал того.

Так многократно освобождал Ты меня из челюстей диавольских, исхищал из уст львовых, и много раз возводил меня из ада; а я не знал того.

Снизошел уже я до врат преисподних, но Ты удержал меня, и я не вошел в них.

Приближался я ко вратам смертным, но Ты соделал, что не приняли они меня.

Не раз и от смерти телесной избавлял Ты меня, Спаситель мой, когда обдержали меня тяжкие болезни; когда подвергался я многим опасностям, но Ты на море, на земли, от огня и меча, и от всякой опасности избавлял меня, всегда был со мною, и милосердо спасал меня. Знал Ты, Господи, что, если бы тогда постигла меня смерть, то душу мою принял бы ад, и был бы я осужден навсегда; но милосердие Твое и благость Твоя, Господи Бо­же мой, предварили меня, исхищая меня от смерти телесной и от смерти душевной. Сии и другие многие благодеяния являл Ты мне, Господи, но я был слеп, и не знал, пока Ты не просветил меня.

Итак теперь, свет души моей, Господи Боже мой, жизнь моя, которою живу, свет очей моих, которым вижу,—теперь, когда просветил Ты меня, и дознаю, что живу Тобою, и приношу Тебе благодарение, правда слабое, ничтожное, не соответствующее благодеяниям Твоим, какое только может принести бедность моя. Ибо Ты один—Бог мой, Творец мой милости­вый, Который любишь души, «ибо не создал бы, если бы что ненавидел» (Премуд.11, 25). Вот пер­вый я из грешников, спасенных Тобою, чтобы другим указать пример благоутробной любви Твоей, исповедаю великие благодеяния Твои; потому что Ты и раз, и два, и три, и сто, и тысячекратно, исхищал меня из ада преисподнего; всегда устремлялся я во ад, и Ты всегда возвращал меня; тысячи раз мог бы Ты осудить меня по правде, если бы восхотел; но Ты не хотел, Господи Боже мой, потому что любишь души, покрываешь грехи мои ради покаяния, и много милосердия во всех путях Твоих.

Теперь вижу это, Господи Боже мой, и по­знаю во свете Твоем, и исчезает душа моя пред великим Твоим ко мне милосердием; потому что Ты исхитил душу мою от ада преисподнейшего, и возвратил меня к жизни. Весь я был в смерти, всего меня воскресил Ты. Посему Твоим да будет и то самое, что живу; всего себя всецело приношу Тебе. Весь дух, все сердце, все тело, вся жизнь моя да живут Тебе, жизнь моя; потому что Ты избавил всего меня, чтобы всецело обладать мною; обновил всего меня, чтобы всецело принадлежал я Тебе.

Посему возлюблю Тебя, Госпо­ди, крепость моя, возлюблю Тебя, неизречен­ное радование мое; и не для себя буду уже жить, но Тебе да принадлежит вся жизнь моя, которая погибала в нищете моей, и восставлена милосердием Твоим, Боже милосердый и милующий, исполненный бесчисленных щедрот к любящим имя Твое. Посему-то, Гос­поди Боже мой, Спаситель мой, повелел Ты мне в законе Твоем любить Тебя всем сердцем моим, всею душою моею, всею мыслью моею, всею крепостью моею, всеми сила­ми моими, и всею внутренностью сердца моего, во всякий час и мгновенье, пока только на­слаждаюсь благами милосердия Твоего; ибо не­престанно погибал бы я, если бы Ты не управлял мною непрерывно; непрестанно умирал бы я, если бы Ты не оживотворял ме­ня непрерывно, и в каждое мгновение не одолжал меня, ежеминутно являя мне великие Твои благодеяния. Поэтому как в целой жизни моей нет ни часа, ни мгновения, когда бы не поль­зовался я Твоим благодеянием; так не дол­жно быть ни одной минуты, в которую бы не обязан был я иметь Тебя пред очами в памяти своей, и любить Тебя всею кре­пость моею. Но на сие не станет моих сил, если не даруешь сего Ты, от Которо­го «всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иак.1, 17). Чтобы и неослабно любили мы Тебя, это «не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Рим. 9, 16). Твой это дар, Господи; ибо Твое же и всякое благо. Ты повелеваешь любить Тебя; даруй, что пове­леваешь, и повелевай, что угодно Тебе.

 18. О,  Любовь пламенеющая! воспламени меня любовью к Тебе!

 Люблю Тебя, Боже мой, и всегда желаю любить еще больше; потому что Ты подлинно сладостнее всякого меда, питательнее всякого млека, светлее всякого света. Посему дороже Ты для меня всякого золота, и серебра, и драгоценного камня. Что ни видел я в ве­ке сем, не равнялось сладости Твоей и ле­поте дома Твоего, который возлюбил я. Ты, Боже мой,—Огнь, который всегда пламенеет, и никогда не угасает, Ты—Любовь, которая всегда горит, и никогда не хладеет, воспла­мени меня, воспламени всего меня, чтобы все­цело любил я Тебя единого! Тот мало лю­бит Тебя, кто, любя Тебя, любит и еще нечто, и любит не ради Тебя. Возлюблю Те­бя, Господи; потому что Ты прежде возлюбил меня. И для выражения знаков любви Твоей, наипаче ко мне, где возьму слов, по причине бесчисленных благодеяний Твоих, какими питал Ты меня от начала? После того благодеяния, когда в начале сотворил Ты меня из ничего по образу Твоему, почтив и возвысив меня пред всеми тварями, какие со­здал Ты, прославив меня светом лица Тво­его, которым ознаменовал Ты дверь сердца моего, отличил меня как от бесчувственных вещей, так и от чувствующих тварей, «не много Ты умалил … пред Ангелами» (Пс.8, 6.), и сего еще было мало пред взором благости Твоей. — потому что ежедневными,, особенными и великими дарами благодеяний Твоих питал Ты меня непрерывно, и как слабого и новорожденного сына Твоего, напоевал утешением из сосцов Твоих и укреплял меня. Чтобы Тебе служил я всецело, Ты все, что ни создал, отдал на службу мне.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий