Христианство в России и ее отношение к Западу

19. Все для человека, чтобы весь человек был для Тебя.

 «Всё положил под ноги» человеку (Псал.8,7), чтобы один человек весь был покорен Тебе. И чтобы Твоим был весь человек, поставлен он господином над всем Твоим. Все внешнее сотворил Ты для тела, тело же для души, и душу для Тебя, чтобы Тобою одним занималась она, и Тебя одного любила, Тобою обладая в утешение себе, а всем низшим на служение себе. Ибо что ни заключается в окружности небес, все это ниже души человеческой, которая сотворена обладать горе верховным благом, и, обладая оным, блаженствовать; потому что, прилепив­шись к нему, и став выше потребности во всем низшем и изменяемому вместе с бессмертием насладится она и вечностью высо­чайшего величия, которому старается уподоб­ляться. А тогда, в дому Господнем, насла­дится и теми совершенными благами, в срав­нении с которыми видимое нами здесь вме­нится как бы ни во что. Это— те блага, которые «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2, 9). И сии-то блага, Го­споди, дашь Ты душе, ежедневно радуя ими души рабов Твоих, Всещедрый! И что див­люсь сему, Господи Боже мой? Сим чествуешь Ты образ Твой и подобие Твое, по которому созданы они, ибо и телу нашему, хотя оно тленно и презренно, чтобы оно видело, дал Ты светлость небесную, рукою неутомимых служителей Твоих—солнца и луны, которые по повеленью Твоему день и ночь непрестанно служат чадам Твоим; и чтобы оно дышало, даровал чистоту воздушную; и чтобы слышало, дал разнообразие звуков; и чтобы обоняло— приятность запахов; и чтобы вкушало—раз­личие вкусов; и чтобы осязало, дал дебелость всем телам. В пособие нуждам его, дал Ты ему вьючных животных, а птиц небесных, рыб морских и плоды земные расточил для питания его, произвел врачевство из земли для каждого, какого бы то ни было, повреждения в теле, уготовал утешение, об­легчающее во всяком злострадании; ибо Ты милосерд, и милостив, и знаешь скудельный состав наш; Ты—Скудельник наш, а мы все как брение в руке Твоей.

 20. Если здесь много благ: то каково будет там?

 Вот открыто мне Твое великое милосердие; но умоляю Тебя, еще просвети светом Тво­им, чтобы открылось оно еще больше; ибо из сего малого уразумеем мы великое; и из сего видимого—невидимое Твое, Господи Боже, святый и благий Творец наш. Если для сего тела презренного и тленного являешь Ты, Господи мой, столько великих и неисчислимых благодеяний, посылая их с неба и из воздуха, из земли и моря, во свете и тьме, в теплоте и тени, в росе и дожде, в вет­рах и инеях, в птицах и рыбах, в зверях и деревах, во множестве трав и злаков земных, и в служении всех тварей Твоих, из которых каждая во время свое, и одна за другою, оказывают нам услуги в облегчение нашего горестного состояния; то каковы же, как велики и неисчислимы будут те блага, которые уготовал Ты любящим Тебя в оном небесном отечестве, где узрим Тебя лицом к лицу? Если так посту­паешь с нами, заключенными в темнице; что сотворишь с нами в чертоге Твоем? Велики и неисчетны дела Твои, Господи Царь небесный! Ибо если так прекрасно и приятно даже все то, что в равной мере даешь Ты в общее употребление и добрым и злым; то каковы же будут те блага, которые со­блюдаешь одним добрым? Если так неис­числимы и разнообразны дары Твои, которыми ныне равно наделяешь и присных Твоих и врагов; то как велики и неисчислимы, как сладостны и приятны будут те дары, которыми ущедришь Ты одних присных Тво­ихъ? Если столько утешений в этот день плача, то сколько подашь в день брака? Если столько приятностей имеет темница; то сколь­ко имеет их отечество? «Глаз не видал другого», Боже, «кроме Тебя» (Ис.64,4), «что приготовил Бог любящим Его». По великому множеству велелепия Твоего, и «много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя» (Пс.30, 20). «Велик Господь», Боже мой, и не измерим, «и величие Его неисследимо» (Пс.144, 3); нет числа премудрости Твоей, нет меры щедротам Твоим; нет ни конца, ни числа, ни меры воздаянию Твоему. Но как Сам Ты велик, так велики и дары Твои; потому что Ты Сам — награда и дар истинным Твоим подвижникам.

 21. Сладость души моей! не хочу иных утешений кроме Тебя!

 Таковы великие благодеяния Твои, Господи Боже, которыми восполняешь Ты скудость алчущих сынов Твоих; потому что Ты соделался надеждою отчаянных и утешением безутешных; Ты—венец надежды, украшенный славою, уготованный побеждающим; Ты — вечное насыщение томимых гладом, подавае­мое алчущим; Ты—вечное утешение, удаляю­щее Себя тем одним, которые ради Твоего утешения пренебрегают утешением мира сего. Ибо утешающиеся здесь недостойны Твоего утешения; скорбящие же здесь бывают уте­шены Тобою, и причастные страданий делаются причастниками и утешений. Никто не может утешаться и в том и в другом веке; кто радуется здесь, не может радоваться и в будущей жизни: необходимо надобно погубить одно утешение тому, кто хочет обладать другим. Помышляя о сем, Господи, Утешитель мой, отрекаюсь от утешений души своей в сей жизни, чтобы соделалась она достойною вечных Твоих утешений. Ибо справедливость требует утратить Тебя тому, кто ищет себе утешения более в чем-нибудь другом, не­жели в Тебе. И Тобою Самим умоляю Тебя, Господи, высочайшая истина, не попусти мне утешаться каким-нибудь суетным утешением, а не Тобой. Пусть все будет для меня горьким, чтобы душе моей казался сладостным Ты один, неоцененная сладость, которою ус­лаждается всякая горечь. Сладость Твоя усла­дила Стефану метаемые в него камни; сла­дость Твоя Лаврентию соделала сладостного разжженную сковороду. Ради сладости Твоей Апо­столы «пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие» (Деян.5, 41). Надежно и радостно шел Ан­дрей на крест, потому что спешил к сла­дости Твоей. Сия-то сладость так наполнила верховных Твоих Апостолов, что ради нее один возжелал стремглав быть распятым на кресте, а другой не убоялся подклонить главу свою под меч. Чтобы купить сию сла­дость, Варфоломей отдал собственную кожу свою. Чтобы вкусить ее, Иоанн бестрепетно испил яд. А когда вкусил ее Петр, тогда забыв все низшее, воскликнул: «Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи» (Матф.17, 4); здесь останемся; Тебя будем созерцать, потому что ни в чем другом не имеем нужды; довольно нам, потому что Тебя видим, Господи, довольно, потому что насы­щаемся такою сладостью. Одну каплю сладости Твоей вкусил Петр, и омерзела ему всякая другая сладость. Что же сказал бы он, если бы вкусил великое оное множество сладости Божества Твоего, какое «хранишь для боящихся Тебя»? Сей-то неизреченной сладости Твоей вку­сила и оная дева Агафья, о которой читаем, что, радуясь и торжествуя, шла она в тем­ницу, как бы призванная на пир. Сей-то сладости, думаю, вкусил и тот, кто сказал: «Как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя» (Пс.30, 20); кто и других увещевал: «Вкусите, и увидите, как благ Господь!» (Пс.33, 9). Сия то сла­дость есть оное блаженство, Господи Боже наш, которое, как ожидаем, даруешь нам, ради которого непрестанно воинствуем у Тебя, Господи, ради которого «умерщвляемся весь день» (Пс.43, 23), чтобы жить в Твоей жизни.

 22. Без Тебя не войти нам в вечные обители Твои!

 Но Ты, Господи, ожидание Израилево, же­лание, стремясь к которому, сердце наше воздыхает ежедневно, поспеши, не умедли. Восстань, поспеши и приди вывести нас из темницы сей «исповедатися имени Твоему» (Пс.141, 8), да прославимся во свете Твоем. От­верзи ухо Твое слезным воплям чад Тво­их, взывающих к Тебе: «Отче наш! хлеб наш насущный даждь нам днесь» (Матф.6, 11); да укрепясь им, пойдем день и ночь, пока не достигнем святой горы Твоей Хорива.

И я малейший из малых в дому Тво­ем, Боже Отец и Сила моя, «когда прииду и явлюся лицу Твоему», чтобы, как ныне испо­ведуюсь пред Тобою во времени, так испо­ведаться тогда пред Тобою вечно? Блажен буду, если дозволено мне будет увидеть свет­лость Твою. Кто же даст мне, чтобы дозволено мне было Тобою прийти туда? Знаю, Господи, знаю, и признаю себя недостойным войти под кров Твой; но соделай сие ради славы Твоей, и не постыди надеющегося на Тебя раба Твоего. И кто войдет в святи­лище Твое, видеть силы Твои, если Сам не отверзешь? И кто же отверзет, если Ты за­ключишь? Если разоришь, никто не созиждет. И если заключишь в чем человека, никто не отверзет. Если удержишь воды, все посохнет; и если излиешь их, потопят землю. «Аще же прекратишь вся, кто речет Тебе: что сотворил еси» (Иов. 11, 10)? Но неизме­няема благость милосердия Твоего, по которой восхотел Ты сотворить, и сотворил, что хотел. Ты создал нас, Зиждитель мира, Ты и управляй нами; Ты сотворил нас, не при­зри же нас, потому что мы—дело рук Тво­их. А мы—брение и черви, не можем войти в вечные обители Твои, если не введешь нас Ты, Господи Боже наш, создавший все из ничего.

 23. Ты—надежда моя: хочу ли, не хочу ли,—спаси меня!

 И я—дело рук Твоих, исповедуюсь пред Тобою во страхе Твоем, что «не на лук мой уповаю, и меч мой не спасет мене» (Пс.43, 7), спасут же десница Твоя, и мышца Твоя, и просвещение лица Твоего: в отчаяние вверг­ся бы я, если бы надеждою моею не был Ты, создавший меня; и не оставь меня, потому что не оставляешь надеющихся на Тебя.

Ты, Го­споди Боже наш, милостив и кроток, терпелив и устрояешь все по милосердию. Если и согрешили мы, то мы Твои; а если и не согрешили, то знаем, что все мы сочтены у Тебя. Мы—то же в мире, что древесный лист, и «суета всяк человек живый» (Пс.38, 6); «яко дух (дуновение) живот наш на земли» (Иов. 7, 7). Не гневайся, если падаем мы — дети Твои, «яко познал еси создание наше» (Пс.102, 14), Господи Боже наш. Ужели Ты, Бог неизреченной крепости, хочешь пока­зать Твое могущество на листе, движимом ветром, и будешь преследовать сухую солому?" Ужели Ты, вечный Царь Израилев, осудишь «пса умерша, или блоху едину» (1Цар.24,15)? Слышим о милосердии Твоем, Господи, что не творишь Ты смерти, и не веселишься о погибели умирающих (Прем.1,13). Потому умоляем Тебя, Господи, не попусти несотворенному Тобою владычествовать над сею тварью Твоею, Тобою созданною! Если жалеешь о погибели; что препятствует Тебе, Господи, веселиться всегда о спасении нашем? Если восхощешь Ты, можешь меня спасти; а я, если бы и хотел, не могу спасти сам себя,— так велико надо мною множество бедствий моих! «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу» (Рим.7, 18). Не могу и пожелать доброго, если Ты не восхощешь; тем паче не могу сделать, что желаю, если не подкрепит меня Твое могущество. А что могу, того иногда не хочу, если на то не бу­дет воли Твоей, «яко же на небеси и на земли». А чего хочу, и что могу, того не знаю, если не просветит меня премудрость Твоя. Если же и знаю, то, частью по нехотению, и частью по недостатку сил, мудрость моя обращается ни во что, если не поможет мне Твоя истинная мудрость. Но в Твоей состоит все воле, и никто не может противиться воле Твоей, Господи всяческих, владычествующий над всякою плотью; что ни восхощешь, все тво­ришь Ты на небе и на земле, в море и во всех безднах. Да будет же воля Твоя в нас, на которых призвано имя Твое; да не погибнет сие славное создание Твое, которое сотворил Ты в славу Твою. «И кто есть человек», рожденный от жены, «который поживет и не узрит смерти, и избавит душу свою из руки адовы» (Пс.88, 49), если не изба­вишь Ты един, Жизнь всякой жизни, Кото­рою все живет?

 24. По опыту вижу, что я ничего не могу: Ты спаси!

 Как уже исповедался я пред Тобою, по­хвала жизни моей, Боже мой, сила спасения моего, надеялся я некогда на силу свою, но это была не сила. И когда в этой надежде хотел состязаться на поприще, где особенно думал устоять, там всего скорее падал, и чаще оставался назади, нежели упреждал, а чего думал достигнуть, то более и более уда­лялось от меня. Итак, во многих подобных опытах изведав силы свои, ныне про­свещенный Тобою познаю, что где более на­деялся действовать сам собою, там всего менее мог действовать. Говорил себе: «и то сделаю, и то совершу»; но после не было сделано ни того, ни другого. Была охота, не было умения; было и умение, не доставало охоты, потому что надеялся я на силы свои. Теперь исповедуюсь пред Тобою, Господи Боже мой, Отец неба и земли, «яко не в кре­пости своей силен муж» (1Цар. 2, 9), да не похвалится пред Тобою неразумное кичение всякой плоти. Не в человеческой силе хотеть человеку того, что может, или мочь, чего хочет, или знать, чего хочет, и что может. Но Ты направляешь стопы человеческие, т.е. стопы тех, которые сознаются, что не сами собою, но Тобою управляются они. Посему умоляем благоутробное милосердие Твое, бла­говоли, Господи, спасти, что сотворил. Ибо, если восхощешь, то можешь нас спасти, и в Твоей воле сила спасения нашего.

 25. Томлюсь в неизвестности будущего: Надежда моя, не оставь меня!

 Помяни милосердие Твое древнее, по кото­рому в начале предварил Ты нас благословениями сладости Твоей. Ибо прежде нежели родился я—сын рабы Твоей, Господи, на­дежда моя, и от сосцов матери моей предварял Ты меня, уготовляя мне стези, по ко­торым бы я мог идти, и достигнуть славы дому Твоего. Прежде нежели образовал Ты меня в утробе матерней, известен был я Тебе, и прежде нежели вышел я из чрева, предоставил Ты о мне, что было угодно Тебе. Что и как написано о мне в книге Твоей в тайне совета Твоего, того я не знаю, и потому весьма страшусь; но Ты знаешь сие.

Ибо чего я ожидаю по преемству дней и времен, чрез тысячу лет сей временности, то пред лицом вечности Твоей уже соверши­лось, и будущее для Тебя уже исполнено. А я, не ведая сего, стою среди этой мрачной ночи, и нападают на меня страх и трепет, когда вижу, что отовсюду угрожают мне мно­гочисленные опасности, преследуют меня многие враги, и множеством неисчетных бедствий окружен я в жизни сей. И если бы среди стольких зол не было у меня помощи Твоей; то дошел бы я до отчаянья. Но ве­лика надежда моя на Тебя, прекроткий Вла­дыка, Бог мой, и помышление о множестве щедрот Твоих ободряет мысль мою, и прежние знаки милосердия Твоего, предварившие меня до рождения моего, ныне же особенно просиявшие на мне, удостоверяют надежду мою в будущих лучших и совершеннейших дарах благостыни Твоей, соблюдаемых присным Твоим, да возвеселятся они о Тебе, Господи Боже мой, Веселие святое и животвор­ное, всегда возвеселяющее юность мою.

 26. Ради любви Твоей к нам и Ангелы Твои любят нас как братий своих.

 Возлюбил Ты меня, любовь моя единствен­ная, и прежде нежели мог я возлюбить Тебя, сотворил меня по образу Твоему, и поставил выше всех тварей Твоих. Достоинство же сие сохраняю только тогда, когда узнаю, для чего Ты сотворил меня. Горе сотворил Ты Ангелов Своих духов, которым заповедал «охранять тебя на всех путях твоих: на руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею» (Пс.90, 11—12). Это—стражи на стенах нового града Твоего Иерусалима, и на горах окрест его, бдение и стерегущие «ночную стражу у стада своего» (Лук. 2, 8), чтобы души наши, когда не будет избавляющего, как лев не поглотил древний супостат наш, который, «как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1Петр. 5, 8). Это граждане блаженного града вышнего Иерусалима, «он -матерь всем нам» (Гал.4,26), «посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение» (Евр.1,14), чтобы освобождать их от врагов их, сохранять на всех путях их, подкреплять и вразумлять, и молитвы чад Твоих возносить пред лице славы величия Твоего. Они любят сограждан своих; ибо надеются, что ими восполнится число отпадших от лика их. И потому они с великою заботливостью и с неусыпным усердием пребывают с нами всякий час и на всяком месте, помогают нам, промышляют о нуждах наших, служат ревност­ными посредниками между нами и Тобою, Го­споди, вознося к Тебе наши стенания и воз­дыхания, чтобы исходатайствовать нам благоволение благостыни Твоей, и принести к нам вожделенное благословение благодати Твоей. Сопутствуют они нам во всех путях на­ших, с нами входят и исходят, внима­тельно наблюдая, благоговейно ли и честно ли ведем себя среди рода лукавого, и с каким усердием, и желаем, и ищем Царства Тво­его и правды его, и с каким страхом и трепетом служим Тебе, и радуемся о Тебе, Веселие сердца нашего. Помоществуют они нам, когда трудимся, охраняют нас, когда покоимся, подают советы, когда исходим на брань, увенчивают, когда побеждаем, раду­ются с радующимися, если радуются о Тебе, сострадают страждущим, если страждут за Тебя. Велика у них заботливость о нас; велика приверженность любви их к нам; и все это в честь неоцененной любви Твоей, какою возлюбил Ты нас; потому что любят, кого Ты любишь; охраняют, кого Ты охранишь, и оставляют, кого Ты оставляешь. Не любят они творящих беззаконие; потому, что и Ты «ненавидишь всех, делающих беззаконие. Ты погубишь говорящих ложь» (Пс.5, 6. 7). Как скоро ведем себя хорошо, ра­дуются Ангел и печалятся демоны; а как скоро уклоняемся от доброго, веселим диавола, Ангелов же лишаем их радости. Ибо у них радость « об одном грешнике кающемся» (Лук.15,7); а у диавола радость об одном праведнике, отвергающемся покаяния. Посему даруй, Господи, всегда радоваться Ангелам о нас, чтоб и Ты чрез них всегда прослав­лялся в нас, и мы с ними введены были в один овчий Твой двор, и совокупно ис­поведались святому имени Твоему, Творец человеков и Ангелов.

И воспоминая о сем пред Тобою, исповедаюсь Тебе, принося хва­лу за сии великие Твои благодеяния, какими почтил Ты нас, дав в служение нам Ан­гелов Своих духов. Ибо дал Ты нам все, что заключается на широте небесной; как будто бы мало было для нас того, что под небесами, если бы не присовокупил и того, что превыше небес. Да восхвалят Тебя за сие все Ангелы Твои, Господи; да исповедаются пред Тобою все дела Твои, и да благословят Тебя святые Твои, которых без меры почтив и обогатив, украсил Ты многими дарами. «Чудно имя Твое, Господи, по всей земли» (Пс.8, 2). «Что есть человек, яко возвеличил еси его, или яко внимавши умом к нему» (Иов.7, 17)? Ибо Ты, древняя истина, изрек: «радость моя  с сынами человеческими (Притч. 8, 31). «Разве человек не гной, и сын человеческий не –червь» (Иов. 25, 6)? «Подлинно, совершенная суета-всякий человек живущий» (Пс.38, 6)? И  достойным для себя почитаешь Ты отверзать на него очи Твои, и приводишь его с Тобою на суд!

 27. Единый чистый, кто чист пред Тобою, если Ты Сам не очистишь избранных своих?

 Научи меня, глубочайшая бездна, Зижди­тельная Премудрость, поставившая «на весах горы и на чашах весовых холмы» (Ис.40,12), и поддерживающая тяжесть земли; и сию плотяную тяжесть, которую ношу я, поддержи не­видимыми Твоими перстами, чтобы увидеть и познать мне, сколь «чудно имя Твое по всей земли!» Древнейший свет, сиявший прежде всякого света на святых горах древней веч­ности, пред которым «все обнажено и открыто» (Евр.4, 13) еще прежде нежели пришло что либо в бытие, Свет, которому, как чистей­шему и чуждому всякой скверны, ненавистна всякая нечистота, какое утешение Тебе от человека? «Что общего у света с тьмою?» (2Кор. 6, 14) Что в человеке утешает Тебя? Где во мне достойное святилище величия Твоего, чтобы войти в него и обрести утешение любви Твоей? Чистая трапеза прилична Тебе, всеочищающая Сила; ибо видеть Тебя, а тем паче обладать Тобою, могут только чистые сердцем. В человеке же где столько чистый храм, чтоб мог он принять Тебя? Кто может сделать чистым зачатое от нечистого семени? Не Ты ли один чист? А от «нечи­стого что очистится?» (Сир. 84, 4) Ибо и по закону, который дал Ты отцам нашим в огне, попаляющем гору, и в облаке, покрывающем «мрак вод» (Пс.17, 12), к чему прикоснется нечистый, «нечисто будет» (Чис.19, 12). «Все мы сделались — как нечистый» (Ис.64, 6), происходя от растленной и нечистой плоти, имеем на челе            своем знаки нечистоты нашей, которых не можем сокрыть от Тебя Всевидящего. А потому не можем быть и чистыми, если не очистишь Ты, единый чистый. Очищаешь же тех из нас сынов человеческих, в которых угодно обитать Тебе, и которых по недоступно-глубоким тайнам непостижимых судеб премудрости Твоей, всегда справедливых, хотя и сокровенных, не по каким либо предварительным их заслугам предопределил Ты прежде мира, призвал из мира, оправдал в мире, и возве­личишь по конце мира. Чему изумевая, дивятся все мудрые земли. И я, Господи, размышляя о сем, прихожу в ужас и оцепенение от «глубины богатства и премудрости и разума» (Рим.11, 33), которой не досязаю. И непо­стижимы судьбы правды Твоей; потому что из «из той же смеси сделать» одни сосуды «в честь», другие же в «вечное безчестие» (Рим. 9, 21). Посему, которых из множества избрал Ты Себе в храм, предуведал, что соблюдут они себя достойными святыни Твоей, тех очищаешь, изливая на них воду чистую, тех и имена и число знаешь Ты, «исчисляет количество звезд; всех их называет именами их» (Пс.146, 4). Написанные у Тебя в книге жизни, никогда они не погибнут; им все споспешествует во благое. «когда он будет падать, не упадет» (Пс.36, 24), потому что поддер­живаешь их рукою Твоею, храня «вся кости их, да ни едина от них сокрушится». Но «смерть грешников люта» (Пс.33, 22), т. е. тех, которых Ты, прежде нежели сотворил небо и землю, по неисповедимой глубине сокровенных, но всегда праведных, судеб Твоих предуведал достойными вечной смер­ти. Счисление же имен и злых дел их у Тебя, исчислившего множество песка морского и измерившего глубину бездны, и их оставил Ты в нечистотах их; посему все им служит во зло. Великое недостоинство их делает, что и самая молитва их обращается в грех, и если до небес взыдут, и главою коснутся облаков, «и положат гнездо свое среди звезд» (Авд.1, 4), и тогда погибнут наконец по грехам и беззакониям своим.

 28. Трепещу при мысли, как изменчив человек и как праведен Ты, Судия земли!

 Велики судьбы Твои, Господи Боже Судия праведный и сильный, судящий и дающий пра­ведный суд; они не испытаны и глубоки. Когда помышляю о сем, в трепет приходят все кости мои; потому что человек, живя на земле, не может уверить себя, что все дни жизни своей благочестиво и свято будет служить со страхом, и радоваться с трепетом; а не будет служение его без страха, и радость без трепета. «Пусть не хвалится подпоясывающийся, как распоясывающийся» (3Цар. 20, 11), да не хвалится пред Тобою всякая плоть, но да убоится и вострепещет от лица Тво­его; потому что не знает человек, любви ли достоин он, или гнева, но все сие блюдется в неизвестности до будущего века.

Ибо видим, Господи, и от отцов наших слыша­ли, (о чем не могу воспомянуть без великого трепета, и сказать без многого страха), что многие первоначально восходили до небес, и полагали гнездо свое среди звезд, а после ниспадали до бездн, и души их оцепенели во зле. Видели мы, что звезды спали с неба чуть удара змеиного ошиба, а лежавшие во прахе земном, при помощи восставляющей десницы Твоей, Господи, чудесно возвысились. Видели мы живых умершими, и умерших востагощими от смерти. Видели мы, что хо­дившее между сынами Божиими, среди каменей огненных, как брение обратились как бы в ничто. Видели мы, что свет омрачался, и из тьмы воссиявал свет; потому что «мытари и блудницы … идут в Царство Божие» (Матф.21, 31) тех, которые, по видимому, достойны обитать в нем «сыны царства извержены будут во тьму внешнюю» (Матф.8, 12). И за что же это? Не за то ли, что и они взошли на ту гору, на которую первоначально взошел некто Ангелом, а сошел диаволом? Которых же предопределил Ты, предусмо­трит их достойными, тех и призвал и освятил и очистил, чтобы действительно они были достойною обителью величия Твоего. С ними и в них обретаешь Ты Себе свя­тое и чистое утешение; или увеселяешься, и увеселяешь юность их, обитая с ними по­среди их, и они-то—святый храм Твой, в чем великое достоинство человеческого на­шего естества.

Назад/Начало / Окончание

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий