Иеромонах Савва (Янич). Вероотступничество, глава 6-я

Продолжение. Начало Здесь.

Экуменизм Патриарха Афинагора:
«Время Догматов прошло»1

Вероотступничество. Иеромонах Савва (Янич) Патриарх Афинагор известен своими проэкуменическими взглядами и позицией еще со времен избрания митрополитом Корфу (1922 г.), а затем архиепископом Америки (1947 г.).

Вступив на кафедру в 1949 г., он немедленно посылает архиепископа американского Иакова, чтобы тот устно засвидетельствовал свое почтение папе Иоанну XXIII, назвав его «вторым Предтечей»2 (!?!). После вступления Афинагора на константинопольский Престол экуменизм стал широко внедряться в Православную Церковь. В своей экуменической теологии «единства церквей» патриарх Афинагор исходит из положения, что между различными христианскими вероисповеданиями нет существенной разницы3. Все они, якобы, составляют единую Соборную и Апостольскую Церковь, несмотря на существование известных расхождений в учениях. «Основная задача, которая стоит перед христианами нашего века, – проникнуться сознанием о том, что все мы братья во Христе, все принадлежим единой и истинной Церкви Христовой»4. Тогдашние попытки осуществления единства путем богословских споров не дали результата, поскольку догматические различия препятствовали на пути обретения единства. Поэтому патриарх Афинагор, считая, что пришло новое время, время «Святого Духа», верит, что есть только один путь к единству и этот путь лежит через «диалог любви», в котором сам Дух Святой явит единство единой и неделимой Церкви Христовой5.

 Патриарх Афинагор обменивается братским целованием с папой Павлом VI Патриарх Афинагор обменивается братским целованием с папой Павлом VI

Чтобы вести диалог любви, необходимо прежде всего «оставить в прошлом теологические проблемы, которые нас разделяют» и постараться «всегда пребывать соединенными в любви Христовой»6. И сам он в своей вдохновенной беседе скажет: «Пришло время хранить любовь, закопать вековую ненависть, освободить порабощенную истину и прояснить реальность»7. По мнению этого патриарха-модерниста, христианство сегодня испытывает потребность в новой теологии примирения8.

Патриарх Афинагор в сонме еретиков всех мастей Патриарх Афинагор в сонме еретиков всех мастей

Очевидно, что для этого необходимо провести полную ревизию православного учения, особенно экклезиологии. Вековое учение и глубокое убеждение тысяч святых мучеников и исповедников православной веры в том, что единственной истинной Церковью Христовой является Православная Церковь и что только в ней возможно спасение, представляется экуменистам пережитком прошлого. Придерживаясь «теории ветвей»9, они считают необходимым всем церквам вновь основать Святую Кафолическую и Апостольскую Церковь с тем, чтобы вновь найти Христа10. Но каким образом? «Мы как средство объединения предлагаем Святую Чашу...» – сказал в одном из выступлений патриарх Афинагор. Именно communio inter sacris представляет собой основную цель «диалога любви»11. Итак, следует осуществить союз на базе догматического минимализма, а все различия предать забвению как местные богословские предания, которые совершенно не являются для всех обязательными к выполнению.

Чтобы создать благоприятные условия для работы в этом направлении, было необходимо отменить анафему 1054 г., что и было сделано со всей торжественностью 7 декабря 1965 г. Простым росчерком пера была отменена анафема против папизма и Римская «церковь» была провозглашена «сестринской»12. Вслед за этим в обращении Константинопольского патриарха и его митрополитов к папе появляется некоторое смущение. Используются все титулы и выражения, обычные для отношений между двумя сестринскими православными церквами13. Мало этого. Имя папы вносится в диптих Константинопольской Церкви, что является одним из основных показателей признания православия за теми, кто исповедует ересь, осужденную Святыми Отцами и Святыми Соборами14.

Идея объединения всех христианских и нехристианских конфессий, по сути своей, является первым шагом на пути к объединению всего человечества, в чем, по мнению патриарха Афинагора и папы Павла VI15, и заключена их первоочередная задача. Итак, объединение христианского мира – это лишь первый этап. Взгляд патриарха Афинагора на нехристианские вероучения является абсолютно недопустимым для православного епископа. Он отражает еретическое понимание Бога и веры16 и ставит Православие на один уровень с различными безбожными и еретическими учениями.

Патриарх Афинагор и папа Павел VI с клиром в Иерусалиме   Патриарх Афинагор и папа Павел VI с клиром в Иерусалиме

Портрет патриарха Афинагора довершает его нескрываемое рвение в вопросах модернизации и реформации Православной Церкви, ее церковных обрядов и правил жизни. Анализируя сделанные в этой связи заявления патриарха, можно легко заметить полное отсутствие правильного понимания святоотеческого предания и его значения для сохранения чистоты Православной Церкви. Как и во всех приведенных выше примерах, речь идет о неканоническом и еретическом образе мыслей. Многие из этих заявлений вызвали весьма бурную реакцию17. Мы приводим лишь наиболее радикальные места из выступлений патриарха Афинагора, которые вполне отражают новый дух Вселенской патриархии. Много можно говорить о его экуменических встречах с папистами в Константинополе и Риме, о встрече в Иерусалиме с папой и совместной с ним молитве, об известной отмене анафемы 12.07.1965 г., о молитвенных сборищах с армянскими монофизитами, о визите в Рим в октябре 1967 г., когда он служил с папой Павлом VI, а затем вместе с ним, под гром аплодисментов и вспышки фотоаппаратов, благословлял собравшихся.

Чтобы лучше понять истинное лицо экуменизма, приведем в сокращении отрывки из книги «Миротворцы», подробно описывающей одиссею патриарха Афинагора. Подобной режиссуры придерживались в подобных же представлениях его последователи и единомышленники.

Примечания:

1. Из заявления патриарха Афинагора 29.06.63.
2. «Ваше Святейшество, мой Патриарх поручил мне сообщить вам, что шестой стих первой главы Евангелия от Иоанна написан для Вас и что он верит в то, что Вы и есть тот человек, который послан Богом и имя которого Иоанн, и седьмой стих той же главы касается Вашей миссии. Так же как «Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о свете, дабы все уверовали через него, так же, для той же цели и Вы избраны. Сами Вы не свет, но подняты на Римский Трон, чтобы «свидетельствовать о свете» (Иоан. 1, 6-8)». Из приветственного слова.
3. «Мы не видим никаких препятствий на пути объединения Римской и Восточной Церквей. Этих препятствий мы не видим, потому что их попросту не существует» («Ортодоксос типос»).
4. «Мы, Православные и Католики, – братья. Петр и Андрей были братьями, только один жил в Риме, а другой – в Греции. Так и мы должны: Католики и Православные, соратники и братья. Врата ждут нас открытыми, надо только войти». («Католик», 24.1.62).
5. «Современный «диалог любви», происходящий в форме голого сентиментализма, по сути дела есть отказ от спасительной «святыни Духа и Истины веры». Суть любви есть истина, и любовь живет в истине... Еретическое и гуманистическое разделение Любви и Истины всего лишь знак недостатка богочеловеческой веры и утраты духовного равновесия и здравомыслия. Во всяком случае это ни в коем случае не путь святых отцов». О. Иустин (Попович).
6. Из приветствия мелхитскому униатскому патриарху Максиму IV (Καθολικη, 22, 1964): «Мы живем в период нового времени. Оставим прошлое, теологические проблемы, которые нас разделяют, оставим их тем, кому они нужны, а мы с этой минуты постараемся всегда пребывать вместе в любви Христовой».
7. «Мы начнем третий период Церкви, период любви, примирения и единства... Пришло время хранить любовь, закопать вековую ненависть, освободить порабощенную истину и прояснить реальность».
8. «Призываю [всех] оставить тон полемики и противостояния в теологии и основываться отныне на духе изучения и поиска истины в любви и терпении. Христианство сегодня имеет потребность в теологии примирения». (Из выступления на белградском богословском факультете, Εθνοφ, 13.10.67).
9. Теорию ветвей, подвергнувшуюся справедливой критике ревнителей святоотеческого Православия, сменила в последнее время не менее еретическая теория «семей Церквей», утверждающая родственность правоверия и ереси. Обе эти теории ни в коем случае не являются проявлением религиозного сознания, поскольку основываются на философии плюрализма, который отрицает существование Абсолюта, или, по крайней мере, возможность его достижения. Всякая положительная религия объявляет себя как раз средством восстановления утраченной связи с Абсолютом. Экуменизм, таким образом, не только практически, но и теоретически является лишь средством навязывания профанам новой для них (но не для посвященных) религии антихриста. Соответствующая ей анти-церковь, когда будет построена вполне и восторжествует, явит всему миру свой максимально возможный тоталитаризм, тщательно скрываемый ныне. Тогда от нынешней сентиментальности и слащавости не останется и следа. Примечание редактора русского издания.
10. При встрече с папой в Иерусалиме патриарх заявил: «Это не просто встреча двух ответственных лиц. Она имеет великую цель – вновь найти Христа, (ναπανευρωαμεν τον Χριστον) который только с теми, кто вместе, а не с теми, кто разделен» (из книги Ειρηνοποι, стр. 135).
11. «Этот диалог мы ведем с намерением достичь нашей основной цели – общей Чаши, которую имели мы на протяжении тысячелетия до 1054 года. У нас и тогда были расхождения, поскольку и тогда были теологи, но тем не менее мы имели святотаинское общение» (из выступления в Лондоне 13.11.67 г.).
12. Ни одна поместная православная церковь не выразила протеста против этого неканонического и неправославного акта. Протесты направили лишь отдельные лица, а также РПЦЗ и приверженцы старого стиля. Поскольку речь идет о неканоническом и противоречащем Преданию акте, мы с полным правом можем заключить, что он не обязывает православных принимать его.
13. Одним из множества примеров является приветствие патриарха Афинагора папе Павлу VI, произнесенное в ходе его визита в Рим в 1967 году. «Мы испытываем особую радость по поводу нашего приезда в Рим к достойному Архиерею, носителю апостольской благодати и последователю целой плеяды святых и мудрых мужей, которые удостаивались чести занимать первый Престол во всем сообществе христианских Церквей мира...» (Κατηολικη, 7.12.67).
14. «Находясь подле Вас, Ваше Святейшество, я с особым чувством вспоминаю Вас и Вашу Святую Римско-католическую Церковь в молитве, во время святой литургии во всечестном патриаршем храме» (Κατηολικη, 4.11.69).
15. «Будем надеяться что вскоре осуществится мечта христиан всех времен об объединении Церквей... Этот диалог приведет к объединению христианских Церквей, что станет первым шагом на пути всеобщего единения» (Κατηολικη, 18.8.63). «Мы живем в то время, когда Папа Римский идет впереди всех нас. Возлюбленный брат мой Павел IV – мы называем его Вторым, а не шестым, потому что он должен был бы родиться сразу вслед за апостолом Павлом – продемонстрировал столько дальновидности и смелости, что мы можем называть его величайшим Папой в истории» (Κατηολικη, 24.5.67).
16. «Мы очень заблуждаемся, если думаем, что православная вера сошла с неба, а другие конфессии ничего не стоят. Триста миллионов людей избрали ислам, стремясь достичь своего Бога, существуют сотни миллионов протестантов, католиков, буддистов. Цель любой религии – обогатить человека» («Ортодоксос типос», дек. 1968).
17. В качестве примера приведем выдержки из интервью патриарха Афинагора газете ... от 20.3.1970. Последствием этих скандальных заявлений стало то, что четыре митрополита Греческой Церкви во главе с Августином Флоринским прекратили поминовение патриарха. «Сегодня ряса ничего больше не значит... Ряса не делает священника, священник должен показать себя и без мантии. В этом – все дело. Конечно, надо быть реалистами и прежде всего не бояться истины. Часто мы говорим: это традиция, пусть так и будет. Это ошибка, великая ошибка. Сколько в Церкви обычаев не подлинных, не древних, потому-то мы и должны бороться, освобождаться от них... Мы также абсолютно согласны с браком клириков и после рукоположения. Рукоположение не препятствие для брака... Нас обвиняют в ошибочности курса. Мы были бы очень довольны, если бы нам предложили свой вариант объединения Церквей... Мы в качестве средства предлагаем Святую Чашу. У нас была общая Чаша и тогда, когда мы были отделены от Запада до 1054 г. Потом дело дошло до раскола, до анафем со стороны двух Церквей, Западной и Константинопольской. Так где же препятствия? Говорят, у нас много различий. Каких? Примат и непогрешимость? Какое нам до этого дело? Пусть каждая Церковь придерживается своих обычаев. Если Католическая Церковь хочет – пусть придерживается этого. Но я спрашиваю вас: где эта непогрешимость сегодня, когда папа имеет при себе совет, состоящий из пятнадцати членов? Кроме того, мы все считаем себя непогрешимыми. В своей работе, во всем. Разве спросит тебя твоя жена, сколько ей соли сыпать в суп? Конечно, нет. Она имеет свою непогрешимость. Пусть имеет ее и папа, если хочет. Мы этого не ищем. Теологический диалог не даст результатов. Мы к нему не готовы, и на это потребуются сотни лет. Только один диалог возможен – диалог любви».

Перед нами настоящий апофеоз плюрализма: нет экклезиологии, нет святоотеческого учения, нет церковного Предания, нет, наконец, даже истории Церкви! Все это сводится, в конце концов, к одному: нет Истины – нет Христа!

 

Продолжение следует

Савва (Янич), иеромонах
Вероотступничество. — © Издательство «Русская идея», 2004
EKUMENIZAM I VREME APOSTASIJE

Фото на обложке: Константинопольский патриарх Варфоломей и кардинал Эдвард Кассиди
Иллюстрации из коллекции Ю.В.Сапронова

Перевод с сербского Е.В.Рубино

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий