Иисус Христос. Книга третья. Апостольство в Галилее. Царствие Божие

Нагорная проповедь.

Анри Дидон

Глава третья. Исцеление прокаженного. Гонения фарисеев на Иисуса и его учеников в Галиле

Путешествие Иисуса по окрестностям Капернаума было непродолжительно. Через несколько дней Он опять пришел в город. Деятельность Его поразительна: в течение семи месяцев Он пройдет, проповедуя Евангелие Царствия Божия, всю Галилею и Десятиградие, дойдет до пределов Тира и Сидона; увидит Его в своих стенах и Кесария Филиппова.

В это же время Он посетит Гаризин и Вифсаиду.

Остатки рыбацкой деревне Вифсаиды

Остатки рыбацкой деревне Вифсаиды

Вифсаида — небольшое рыбачье селение — была родиной Петра. Расположенная на северо-восточной оконечности озера, на самом берегу его, в небольшой бухточке у входа в Геннисаретскую долину, она представляла собой прекрасную якорную стоянку, так как была защищена от южных ветров. Около Вифсаиды протекал чудный источник Аин-Тин. Через нее шладорога от Средиземного моря в Дамаски, пройдя через Вифсаиду, разветвлялась. Одна из ветвей тянулась вдоль озера и через три четверти часа ходьбы приводила в Капернаум; другая шла к горным ущельям Сафеда. Существует еще старый караван-сарай; он стоит как раз на точке разветвления дорог. В древние времена он служил убежищем для караванов; в нем они могли скрываться от разбойничьих нападений, случавшихся весьма часто при входе в дикие горные ущелья. От древней Вифсаиды уцелели одни только бесформенные развалины, обломки стен, скрепленных крепким цементом.

Гаризин

Гаризин

Гаризин лежит на севере от Капернаума, в двух милях от города и от озера, над лощиной, по которой в период весенних дождей несется и шумит бурливый поток. В настоящее время на холмах нет более леса. Глыбы базальта виднеются повсеместно, придавая почве чисто вулканический вид. Горизонт замкнутый. В одном только месте есть просвет, через который виден уголок голубого озера: это луч радости во мраке проклятой страны.

Пятнадцать или шестнадцать веков стоит этот город со своими хаотическими развалинами. Судя по руинам башни, напоминающим крепость, надо полагать, что в Гаризине стоял военный гарнизон.

В нем была также и синагога; ее грандиозными руинами путник может восхищаться еще и в настоящее время. Страшный хаос представляют собой в беспорядке разбросанные глыбы базальта, разрушенные притолоки, цельные глыбы, выдолбленные в форме морских раковин, обломки колонн, косяки из цельного камня... Сюда Иисус часто приходил проповедовать слово Божие.

Неподалеку от синагоги возвышается огромное старое дерево; под его ветвями могло бы свободно укрыться целое племя. Своей могучей жизненностью оно представляет поразительный контраст с царящей кругом смертью. Посреди развалин растут и ярко пестреют цветы; как изумруд зеленеет на пастбищах сочная трава. В мертвом городе, пораженном проклятием Христа, изредка останавливаются кочующие бедуины.

Из этого периода путешествия Христа в Капернаум и его окрестности документы сохранили один только факт, потому что он сильно способствовал распространению славы Иисуса и, очевидно, поражающим образом подействовал на толпу. Речь идет об исцелении прокаженного.

Проказа считалась самой страшной болезнью у евреев. Они смотрели на нее как на кару, посылаемую самим Богом1, призывали ее в самых ужасных проклятиях только на голову своих смертельных врагов2.

Как только какой-нибудь несчастный заболевал проказой, священник немедленно объявлял его нечистым, отлучал от общества и изгонял куда-нибудь за пределы города, где он и должен был жить в обществе других прокаженных3. Одежды его раздирались в знак траура. Но уединение,к которому он приговорен, не имеет ничего общего с лишением свободы; он имеет право входить в синагоги городов, не обнесенных стенами4. Там его ставят за решетку, отделяющую его от остального собрания; он должен войти первым и выйти последним5.

Проказа считалась неизлечимой, даже белая, самая обыкновенная и наименее отвратительная. Когда она покрывала все тело и чешуйки ее отпадали, а кожа делалась белой и блестящей, она теряла прилипчивость: тогда священники имели право объявить прокаженного чистым и возвратить ему свободу6.

Он должен был принести три жертвы: покаяния, виновности и всесожжения. Бедняки приносили птиц, богатые — овец. Церемония эта
совершалась в одном из залов храма, в северном углу двора женщин. Прокаженного подводили к вратам Никанора, за которые он не имел права преступить; он вытягивал по направлению ко двору мужчин сперва голову, потом руку, потом ногу; священник окроплял кровью ушные мочки и большие пальцы на руке и на ноге; другой мазал его маслом. Прокаженный после этого считался очищенным. Эта болезнь пришла из Египта и с юга Малой Азии. Прокаженные бродят в окрестностях городов, не зная, где найти себе пристанище; кожа прокаженного бела, как снег, блестит, вся покрытая чешуей; уши и нос красные, все в гнойных язвах; неподвижные, стеклянные глаза страшно воспалены, суставы пальцев почти отделены друг от друга.

Одного-то из таких отвратительных больных коснулся Иисус и исцелил его.

Возвращаясь в Капернаум, Учитель сошел с горы7, а за Ним следовало множество народа. По дороге Он остановился в одном городе. Вечером, когда толпа оставила Иисуса, к Нему пришел человек, весь в проказе, и пал ниц, умоляя Его и говоря:

  Чудо исцеления прокаженного

Чудо исцеления прокаженного

«Господи! если захочешь, можешь меня очистить».

Иисус проникся состраданием. Несчастье и вера всегда трогали Его.

Он простер руку, прикоснулся к нему, и сказал: «хочу, очистись». И тотчас проказа сошла с него.

Иисус отпустил исцелившегося, строго сказав ему: «смотри, никому не сказывай; но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им».

Очевидность болезни и внезапность исцеления при одном только прикосновении и по одному слову Христа придает этому событию чудесный, сверхъестественный характер. Но такие события встречаются  часто во время открытого служения Иисуса, составляя обычное его явление.

Болезнь считалась неизлечимой. Но если бы она даже и могла излечиваться, ее внезапное исчезновение все-таки свидетельствовало бы о божественном могуществе Христа, равном Его благости. Властитель закона, Он пожелал коснуться прокаженного, вопреки запрещению левитов8. Подобное прикосновение не могло осквернить Того, Кто одним словом Своим удалял все нечистое. Иисус не удовольствовался тем, что исцелил прокаженного; Он сделал его свидетелем, Своим свидетелем. Приказывая ему ничего не говорить народу, восторгов которого Он не только избегал, но и всегда старался умерить, Иисус послал его к священникам в Иерусалим. Он желал издали просветить этих жалких слепцов и вместе с тем показать членам Синедриона, что Тот, Кому они угрожали смертью
за богохульство, продолжает творить Свое дело, и что Дух Божий с Ним и на Нем. Человек, исцеленный от проказы, является одним из самых ярких знамений, которое только мог дать пророк. Он напоминает Моисея и Елисея:9 первый исцелил от проказы свою сестру, Мариам, второй — слугу своего, Неемана Сириянина.

Но ничто не могло сдержать радостного восторга прокаженного: он пошел, всюду рассказывая о том, что произошло. Иисус не мог больше показаться в городе. Он вынужден был скрываться в пустыне, вдали от обитаемых мест. В уединении Он находил покой и предавался молитве.

Быстро распространяется мессианский подвиг по Галилее и Палестине. Все способствует этому распространению: и недосягаемая высота Самого Иисуса, новизна Его учения, Его чудотворная сила, красноречие поразительные подвиги, впечатлительность и политическое и религиозное возбуждение галилеян. Ко всему этому еще необходимо прибавить близкие и постоянные сношения всех деревень и городов тетрархии и Иудеи с метрополией. Все сосредоточивается около Иерусалима, Храма и Синедриона. Религиозные обязанности, ежегодные паломничества и жертвоприношения привлекали в Иудею и Иерусалим массы еврейских семейств. Сбор в пользу Храма заставлял ходить по всей земле Иудейской целое сословие мытарей; авторитет Синедриона царил над поучениями
в синагогах, и члены Великого собрания действовали повсюду с чисто инквизиторской властью.

Вокруг Иисуса группируются три категории: ученики, толпа, высший правительственный класс — книжники и ученые.

Ученики следуют за Учителем, живут Его жизнью, проникаются Его учением и Его благодатью. Они — избранная почва, которую Он обрабатывает; Он возлюбил их больше других, говорит с ними, не прибегая к притчам, посвящает их постепенно в Свои намерения, приобщает их Себе и Своему Духу.

Толпа одна, как на западе, так и на востоке; она быстро воспринимает все, она пассивна и не в состоянии противиться прелести новизны, могущества и видимых и осязаемых благодеяний. В толпе выбирает Себе Иисус учеников, потому что в ней только Он встречает чистые души и простые сердца. Галилеяне, менее зависевшие от существующих властей и более доступные влияниям, которых так опасались эти власти, внушают Иисусу несравненно более доверия, чем жители Иерусалима. Иисус сразу возбудил в них восторженное чувство к Себе.

Он допускал их к Себе, принимал участие в их бедствиях и несчастиях, осыпал их Своими благодеяниями. Иисус говорил с народом притчами, облегчая их слабое понимание божественных истин, и для того, чтобы не отдавать на обсуждение невежественной толпы святое Свое учение. Народ толпами шел за Ним, сопровождая Его в деревни, в синагоги, в поля, на берега озера и отдаленные холмы.

Когда человек так сильно волнует свою страну и проникает прямо в сердце народа, тотчас же появляется и противодействие. В Галилее, как и в Иерусалиме, вокруг Иисуса начинает чувствоваться вражда; понятно, она обнаруживается прежде всего в высших классах, хранителях преданий, представителей власти и новейших учений, которые они сами и обнародовают. Она облекается во всевозможные формы: то угрожает и страшит, то льстит и лукавит. Она вечно настороже, старается поймать и подстеречь; она вечно сопровождает Того, Кого хотят погубить, и увеличивается по мере того, как растет Его известность. Она умеет волновать толпу, возбуждать страсти и в совершенстве владеет искусством лицемерия и всеми уловками ненависти; она не отступает ни перед чем,
для того чтобы повредить Иисусу, и будет преследовать Его до самой Его смерти.

Старые идеи и учреждения всегда идут против того, кто вносит в общество новые идеи, новые веяния. Хотя человек и рожден для усовершенствования, но каждое новое слово, каждое нововведение прививается с большим трудом. Иисус единственный, Божественный нововводитель — является святейшей из жертв. Стремиться усовершенствовать человечество, значит прямо идти на казнь. Прежде чем отказаться от какого-нибудь даже самого низменного положения и сопряженных с ним интересов, человек часто сопротивляется до пролития крови, а прежде всего, он сотрет с лица земли того, кто желает пробудить его. Сдержанный, осторожный, полный твердости и сознания своей силы, часто негодующий и опечаленный, Иисус будет бороться с фарисеями, посрамит, подавит, отвергнет их, уничтожит, осыплет угрозами и проклянет.

Евангельские рассказы ярко освещают эту борьбу и подробно описывают обстоятельства, придававшие ей все большую и большую силу.

 Примечания:

1.  2 Цар., III, 29; 4 Цар., V, 27.
2.  Чис.,ХII, 10
3.  4 Цар, VII, 3; Лука, XVII, 12.
4.  Келим, I.
5.  Негэм, XIII.
6.  Левит, XIII, XIV.
7.   Матф., VIII, 1-4; Марк, 1,40-45; Лука, V, 12-16.
8.  Левит, XIII.
9.  Чис., XII; Второз., XXIV, 9; 4 Цар., V, 6.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий