Иисус Христос. Книга третья. Апостольство в Галилее. Царствие Божие

Вот необходимая, самая совершенная молитва в ее совершенной форме. Так обращаются сыны Божии к Отцу своему. Это голос бесконечной любви к Богу, жаждущий Его Царства и славы; воззвание, полное доверия к Тому, Кто питает всякое творение; кроткий вопль прощающего, надеющегося на милосердие Божие; горячий порыв страдающих и обиженных, всем сердцем верующих в избавление.

Придет все это и наступит полное совершенство. Не станет зла, ненависти, на земле не будет больше раздоров или умирающих от голода. Мир, тишина, гармония, любовь, добро, радость —словом, само Небо снизойдет на землю. Бог пребудет в людях и люди в Боге.

Таково учение Иисуса. Вся Его душа излилась в этих словах, которые передают нам на языке человеческом неизъяснимый порыв Духа21, коснувшийся всех слышавших Его.

Тщеславие проявлялось также в частых постах, пользующихся большим уважением у фарисеев. Они не только умножили их, но сделали строже; они запрещали во время поста всякое омовение и помазание; посыпали главу пеплом, нарочно старались выставлять свою строгость, вызывая тем самым похвалу народа.

«Также, когда поститесь, —говорил Иисус ученикам Своим,—не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.

А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но перед Огцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

Иисус настаивает на небесной воле, лежащей в основании и руководящей нашими обязанностями. Ученик Его не должен привязываться к земле или человеку, ни к чему житейскому. Самолюбие, радость или суетная жажда славы не должны существовать для него. Везде и повсюду один только Отец Небесный; на Него одного следует устремлять взоры; ради Него действовать; Он таится в глубине нашей совести; но Он видит, слышит, награждает, благословляет. Те, на кого Он смотрит,—заметны, кого слушает, —полны силы, кого благословляет и награждает, —предвкушают уже близость Царствия Его и славы.

К этому чудному миру —Царствию Отца, хочет Иисус направить и подготовить сердца Своих учеников. Воля —душа наших поступков; но руководит волей и вдохновляет ее любовь. Человек —существо земное, алчное, падкое до прибыли, ненасытное к богатству, жадное до всего окружающего; копить, насаждаться, обладать —в этом постоянном стремлении сказывается его скупость; она губит его, низводит до твари; Иисус хочет видеть его нищим духом, свободным от всего этого ничтожества, всем существом преданным Отцу, тайному и неиссякаемому источнику бытия, жизни, силы и радости.

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».

Иисус приравнивает любовь и руководимую ею волю к открывающему нам свет глазу22. Глаз —светильник нашего тела; воля —глаз нашей  души.

«Светильник тела, —говорит Он,—есть око; итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло; а если же оно будет худо, то и тело твое будет темно. Итак, смотри: свет, который в тебе, не есть ли тьма?≫23.

Нельзя любить двоих одинаково сильной любовью. ≪Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне≫24.

Было бы ошибочно видеть в словах Иисуса осуждение земной деятельности  человека, источника его благосостояния общественного и частного; Он высказывается только против беспорядочной любви к обманчивым благам этого мира, которая в эгоистичном стремлении к наслаждению порабощает свободу и труд. Призывая человека к любви к Богу, Он только возвращает его семье.

С этих пор для человека не существует уже напрасных забот. Чего ради станет он волноваться? Разве у него нет Отца, Который тайно заботится о нем?

И сказал ученикам Своим:

«Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?»

«Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту х от я на один локоть?»

«И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них».

«Если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает; кольми паче вас, маловеры!»

«Итак, не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? Или во что одеться?»

«Потому что всего этого ищут язычники», которые не верят Отцу Небесному и не любят Его; у вас же есть Отец, и Он знает, «что вы имеете нужду во всем этом».

«Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам».

«Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для к аж до каждого дня своей заботы»25.

Эта любовь к Отцу Небесному, которую Иисус внушал ученикам Своим, есть неиссякаемый источник умиления и кротости.

Человек, который чувствует к себе любовь Бога, любит и сам той же любовью; он делается покорным, добрым, снисходительным, он никого не осуждает. Такой человек заметит скорее собственное нравственное убожество, нежели недостатки брата.

«Не судите,—сказал Иисус,—да не судимы будете».

«Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и такою мерою мерите, такою и вам будут мерить».

«И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в своем глазе не чувствуешь?»

«Или как скажешь брату твоему: ≪дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно?»

«Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего».

Доброта не должна быть, однако, слепой; она различает духов, чтит Бога, Который поддерживает и просвещает ее; она сдержанна и осторожна и бережет дары небес. В этом и заключается ее слабая защита против человека, не знающего уважения, разнузданного, задорного, нечистого, подобно псу или борову. Такими резкими чертами изображал Иисус душу, которая, отдавшись исключительно силе своих влечений, презирает правду, оскорбляет любовь, сопротивляется разуму.

«Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас».

Тем не менее Иисус не хочет безотчетного доверия. Расширяя область действия человека, любовь к Богу не подавляет, а скорее возбуждает в нем самодеятельность и порождает в душе великие желания, располагающие к горячим молитвам. Чтобы осуществить свои ничтожные замыслы, человек рассчитывает только на себя; а сыны Божии, трудящиеся для дела Отца Небесного, надеются на Него, зная, что усилия их напрасны без Его силы, и ничто не сделается помимо Его воли.

Чтобы обрести эту силу и раскрыть ученикам предначертания Божии, Иисус говорил:

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят».

«Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею?»

«Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благия давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него».

Отец Небесный ни в чем не отказывает молитве, внушенной Духом и поддерживаемой доверием. Сыновнее воззвание привлекает любовь и волю Самого Бога.

В учении Иисуса все наши обязанности к людям исходят из простого и в то же время возвышенного основания. Оно обнимает все человеческое общество.

«И так во всем,—объяснял Он,—как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки».

«... .не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше≫26.

Объяснив все эти великие обязанности, Иисус убеждал учеников быть верными, предостерегал их от лжеучителей, предохранял от суетности, которая не проявляется в добродетели и жертвах, наконец показал им непоколебимую стойкость того, кто опирается на слово Его, как на скалу.

« Входите,—говорил Он,—тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их».

«Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы»?

«Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые».

«Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые».

«Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь».

«Итак, по плодам их (то есть по поступкам их.—Авт. ) узнаете их (лжепророков. —Авт. )».

«Не всякий, говорящий Мне: ≪Господи! Господи!≫, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного».

≪Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие».

Иисус —единственный Учитель, единственный Судья. Он торжественно объявляет это: слушать следует только Его; Он один явится Судьей над всем живущим. Он —древо жизни; лжепророки —худые деревья, плоды которых убивают. Его истина незыблема, бессмертна; это скала, на которой должно строить.

«Итак, всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю  мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».

Мудрость язычников и нравственность евреев отжили свой век. Иисус указал на все, что было узаконено первой из них; Он закончил все то, что подготовила вторая. До Него не появлялось ни одного мудреца, который не сделал бы некоторых уступок слабостям человеческим или злу; Иисус не нуждается ни в какой сделке. Он произносит последнее слово правосудия и святости. И Он один имеет право требовать совершенства и мужества, так как Он один сообщает слабой совести человека силу Божию. Он вырывает человечество из рук страстей, обуревающих его, удерживает от гнева, сладострастия, мщения и ненависти; Он учит его кротости, терпимости, доброте, любви: Иисус отвлекает человечество от земли, где оно умирало, истощая свои силы, и приводит его уже очищенным к Отцу Небесному, единому источнику блаженства и жизни вечной.

Страдание не есть препятствие —оно только средство. Отказавшиеся от всего земного познают Бога; кто страдает, тот счастлив; смиренные и кроткие оказываются наиболее сильными; гонимые —торжествуют; жаждущие правды —насыщаются; а сердца, чуждые эгоизма и сладострастия,— видят Бога. Жертва —рычаг, долженствующий поднять весь мир. Человеческая мудрость ниспровергнута.

Вот суть законодательной деятельности Иисуса во всей ее безусловной красоте.

Обезоруженная критика преклоняется перед этим дивным памятником, полным гармонии и смелости, который властвует надо всеми и возносит Иисуса превыше всех учителей; этот памятник растет с веками. Подобно тому, как прежде толпа галилеян дивилась Ему, так и теперь человек продолжает смотреть на Него с изумлением; Он приковывает к себе его внимание и ободряет его, намечая путь, указывая конечную цель; это пирамида, воздвигнутая посреди сыпучих песков пустыни, по которой проходит человечество.

21. К Рим., VIII, 26.
22. Изречение, очень употребительное у евреев. Глаз чистый означает великодушное сердце; дурной глаз —алчную душу. «Пусть тот, кто дает,—говорят последователи Талмуда,— дает от доброго глаза; кто приносит жертву, пусть приносит ее от чистого глаза».
23.  Лука, XI, 34,35.
24.  Выражение сирийско-халдейское, означающее богатство, вероятно, богатство накопленное, скрытое, по-еврейски Matmon. Cf. Reuss, Hist, evangel
25. В Талмуде находится изречение мудрого раввина Элиазара, имеющее евангельский характер: «Кто имеетв корзине хоть кусочек хлеба и говорит: ≪чем я буду завтра питаться≫ —тот маловерный».
26.  Лука, VI, 37,38.

Назад        Начало     Вперёд

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий