Иисус Христос. Книга третья. Апостольство в Галилее. Царствие Божие

Панорама деревни Наин возле Назарета

Панорама деревни Наин возле Назарета

Анри Дидон

Глава пятая. Путешествие в Наин

Нагорную проповедь можно считать важнейшим событием как в открытом служении Иисуса вообще, так и относительно Его мессианского значения. Он преподал Свой закон, Свои правила и приобщил сознание человека Своему Духу, говоря и действуя как Учитель и как законодатель. Он не повелевает именем Божиим, как обыкновенный пророк, — Он говорит от Своего имени. Он не отвергает Моисея, но, пополняя его закон, превосходит его. Он разрушает учение книжников, Он говорит, что Он единственный Учитель, что Его одного надо слушать.

На такое заявление поднимется вся накопившаяся горечь и злоба официального мира, смотрящего на нового пророка только как на мятежника и бунтовщика. По мере того как распространяется Его проповедь, враждебность и угрозы книжников и фарисеев будут возрастать и усиливаться.

Господу угодно, чтобы подвиг Мессии рос среди борьбы и посредством борьбы.

Тем не менее Отец Небесный посылает Иисусу и спокойные дни. За Ним следуют иногда кроткие, доверчивые души, утешающие Его в злобе врагов. Они вызывают в Нем божественную силу и дают Ему единственную радость, возможную для Него среди людей: исцелять убогих, утешать плачущих, спасать грешников.

Иисус спустился с горы, сопровождаемый толпой, присоединившейся к Нему в Корун-Хаттине; слово Его привело ее в восторг; Он вернулся в Капернаум, но пробыл там недолго.

В городе был сотник, по всей вероятности римский солдат, служивший в войске Ирода Антипы1. Этот язычник возбудил к себе общую любовь и симпатию евреев и выказывал большую ревность к их вере. Человек этот отличался добрым, простым сердцем. Любимый слуга этого сотника лежал расслабленным и близок был к смерти. Не раз уже благочестивый центурион слышал об Иисусе. Он знал, что Пророк исцелил сына царедворца, воскресил дочь Иаира; знал об исцелении расслабленного, сухорукого и о множестве других чудес Иисуса. Он верил в Него и послал к Нему старейшин, вероятно, начальников синагоги, прося Его прийти и исцелить его слугу. Не отказывай ему,—заклинали Иисуса старейшины, — «он достоин, чтобы Ты это сделал для него это... он любит народ наш и построил нам синагогу».

Исцеление слуги капернаумского сотника

Исцеление слуги капернаумского сотника

Иисус пошел с ними. Когда Он уже подходил к дому сотника, последний увидел Его среди толпы. Вид Пророка внушил ему чувство глубокого благоговения, смешанного со страхом. Он колебался принять Его в своем доме и послал своих друзей сказать Иисусу следующее:

«Не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой... но скажи слово, и выздоровеет слуга мой. Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет... и слуге моему: сделай то, и делает».

Смирение, скромность и вера этого язычника тронули Иисуса.

«Истинно говорю вам,— воскликнул Он, обращаясь к следовавшей за Ним толпе, — и в Израиле не нашел Я такой веры».

Мысль Его, проникавшая всегда выше и дальше окружавшей Его действительности, провидела в этом человеке весь мир языческий, долженствующий воспринять Того, Кого отвергли евреи.

«Говорю же вам, — продолжал Иисус,—что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства низвержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов»2.

Затем, обратившись к сотнику, прибавил: «иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час».

Следующий день должен был также принести Иисусу большую радость; Он вышел из Капернаума и пошел по дороге, ведущей из Дамаска в Яффу, через Фавор и Изреельскую долину; после двухдневной ходьбы Он пришел в маленький городок Наин, лежащий у подножия ДжебельДахи. Его сопровождали ученики, и множество народа по обыкновению следовало за Ним.

Воскрешение сына вдовы

Воскрешение сына вдовы

Когда Он приблизился к городским воротам3, оттуда выносили умершего, единственного сына у вдовы. Многочисленная толпа шла вместе с ней.

Вид этой женщины опечалил Иисуса. Слезы ее пробудили в Нем божественное сострадание.

«Не плачь»,— сказал Он вдове.

И, подойдя к носилкам, на которых лежал умерший с открытым лицом, прикоснулся к нему. Несшие мертвого тотчас же остановились. Иисус, возвысив голос, сказал:

«Юноша! тебе говорю, встань!»

«Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить».

«И отдал его Иисус матери его».

Это чудное выражение имеет глубокий смысл. Мертвец действительно принадлежал Тому, Кто воскресил его, и Воскресивший сделал его Своим лишь для того, чтобы отдать матери. Толпу объял страх и трепет, но затем все возрадовались и стали хвалить и славить Бога, говоря: «великий

пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой».

Из среды народа вырываются могучие клики, которыми он выражает свой восторг перед святой истиной. Книжники, ослепленные своей ученостью, упорствующие в своих предрассудках, не видят, как перед их глазами сверкает молния небесная; они ничего не слышат, ничего не понимают. Народ не то: не в меру чувствительный и восприимчивый, бесхитростный и простой сердцем, он поражается чудом; он в ужасе останавливается при виде безграничного всемогущества и приветствует благость Его восторженными криками.

Таков второй подвиг воскрешения мертвых, совершенный Иисусом.

Отец Небесный, воскрешая людей, дает ту же власть Сыну. Иногда пророки повелевали смертью именем Бога и именем Иисуса; они являются скорее причиной, нежели орудием чудес, так как они всегда взывали к Богу, прося Его дать им знамение. Но Иисус властвует над жизнью и смертью. Слово Его властно, и смерть повинуется Ему, как Самому Богу.

Его могущество, в соединении с Его благостью, всегда готово прийти на помощь человеку. Все, что умирает, может ожить при Его призыве. Иисус сеет семена жизни на мрачном поле человечества, где грех посеял смерть. Юноша из Наина — символ множества душ, оплакиваемых церковью и возвращаемых к жизни в Боге кротким голосом Спасителя.

Церковь Воскрешения сына вдовы Наинской

Церковь Воскрешения сына вдовы Наинской

Среди развалин старого города еще и сейчас можно различить руины двух мечетей, в древности бывших христианскими часовнями4. Смоковницы окружают серенькие мазанки своей раскидистой зеленью, в тени которой возвышается, как божественное видение, небольшая ярко-белая церковь. Она воздвигнута на том самом месте, где Иисус воскресил сына вдовы.

Чудо, совершенное в Наине, наделало много шума в окрестных местностях и во всей Иудее; оно превосходило яркостью своей все чудеса, совершенные Иисусом до этого времени. Общественное мнение было убеждено и побеждено; очевидно, что Господь открылся людям, Он посетил Свой народ, а пророк из Галилеи был Его посол.

Слухи эти дошли до Иоанна Крестителя. На Востоке новости распространяются с поразительной быстротой среди любопытного, живого, общительного народа. И если кто следил с большим нетерпением за подвигом Иисуса и жадно ждал наступления обетованного Царства Божия, так это был узник Ирода. Из глубины заточения, сидя в крепости Махерон, он душой пребывал с Тем, на Кого он указал как на Избранника; он следил за Ним, видел Его возрастающую славу. Заключенные не были лишены общения с внешним миром; даже те, к которым относились с наибольшей строгостью. И закованные в цепи имели право видеться с друзьями и родственниками. Ученики Иоанна уходили и приходили, рассказывая ему подробно об Иисусе и об отношениях к Нему общественного мнения.

Ничто так не удручает душу, жаждущую подвига, как вынужденное бездействие и бессилие. Иоанн испытывал это на себе, сидя в темнице.

Он знал, как тяжело назначение Мессии, знал, что Он уже видит сильное противодействие со стороны фарисеев, священников и старейшин,— и он ничем не мог помочь Ему. К этому страданию присоединилось еще одно тайное мучительное сознание, терзавшее его еще больше, чем вынужденное бездействие и предчувствие своей близкой кончины: это была неуверенность в своих собственных учениках по отношению к Иисусу, их зависть и упорное неверие в Мессию. Эти чувства, выраженные ими еще до заточения, теперь все усиливались и возрастали. Самые высшие откровения Божии, Его любовь к Иисусу, сознание Его мессианского назначения и вера в новое Царство — вся чистота Его учения — не проникали в их душу. Несмотря на все усилия Крестителя, ученики его оставались по-прежнему упорными, замкнутыми, завистливыми, часто принимали сторону врагов Учителя. Они не только упрекали учеников Иисуса в недостатке строгости и благочестия, они даже не хотели признать в Нем Мессию, возвещенного пророками; поразительные чудеса, совершившиеся на их глазах, не убедили их. Ведь положение дел оставалось, в сущности, все то же; царство народа Божия все еще не наступало. Ничто в Иисусе не указывало на желание восстановить это царство; напротив, Он, по-видимому, не только пренебрегал им, но даже осуждал его. Если Он и послан Богом, во всяком случае Он не торжествующий Мессия. Вот затруднения, перед которыми останавливались ученики Иоанна, и никакие убеждения узника не могли ни успокоить, ни вразумить их.

Примечания:

1.   Матф., VIII, 5-15; Лука, VII, 1-10.
2.   Вдали от Царствия Божия человек пребывает во мраке и заблуждении и в мучениях зла. Вечный пир с Авраамом, Исааком и Иаковом был у евреев народным представлением о небесном блаженстве. Иисус Сам любил этот символ. Он не раз употреблял его в беседах с народом и с учениками. Так, незадолго до Своей смерти Он говорил: «отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Оща Моего». (Матф., XXVI, 29; Марк, XIV, 25.) Быть выброшенным из освещенной и изукрашенной залы пиршества в ледяной холод ночи означало высшее несчастье и бедствие.
3.   Лука, VII, 11 и след.
4.   Victor Guerin, Description de la Palestine.—Galilee, t.1.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий