Иисус Христос. Книга третья. Апостольство в Галилее. Царствие Божие

Анри Дидон, Иисус Христос

Глава шестая. Притчи о Царствии Божием.

Анри Дидон

Дни, последовавшие за пребыванием в Наине и обращением Магдалины, Иисус всецело посвятил благовествованию. Он проповедовал Евангелие
Царствия Божия народу.

Г Чернецовъ. Геннисаретское озеро. 1844

Посланническая деятельность Иисуса изумительна по своей неутомимости. Он проходил по городам и селениям1, проповедуя и благовествуя Царствие Божие. Он идет, не зная отдыха, не зная усталости, и с Ним двенадцать. У Иисуса нет ничего: ни казны, ни земли, ни дома; преданный всецело Своему божественному подвигу, Он не помышляет ни об одежде Своей, ни о пище. Но Отец Небесный призывает нескольких женщин2 прислуживать Иисусу: все это были женщины безусловно преданные Христу, полные веры и любви к Нему. Многие из них были исцелены Иисусом от разных болезней и по врожденному женщинам чувству благодарности сделались Его верными слугами. Обращенная грешница, Мария Магдалина, Иоанна, жена Хузы, домоправителя тетрарха
Ирода, и Сусанна, о которой, кроме ее имени, ничего неизвестно. С нежной заботливостью ходят благочестивые женщины с Иисусом и Его учениками.
Они являются ангелами-хранителями маленькой общины. Богатые и щедрые, они предоставили Ему все свое имущество, взяли на себя дорожные расходы, готовили пищу и выбирали дома, где должен был остановиться Иисус со Своими учениками.

Проповедь Иисуса Христа у озера Геннисаретского

Капернаум и Геннисаретское озеро остаются центром этих путешествий Иисуса. Это пункт, откуда Он выходит, отправляясь в путь, и куда Он возвращается в сопровождении все большего и большего числа учеников. Местом для проповедей Иисус любил избирать или высокую пустынную гору, или спокойное тихо сияющее озеро. Евангелие Царствия Божия возвещалось с высоты холмов или же из скромной рыбачьей лодки. Стены синагоги не могли вместить в себе величайшее слово, которое когда-либо слышала земля; ему нужно было необъятно высокое небо, уединение и тишина, прерываемая только тихим рокотом волн.

Проповедь Иисуса Христа у озера Геннисаретского

Из Наина Иисус снова отправился в Капернаум и, следуя Своему обычаю, пошел на берег моря, как всегда в сопровождении громадной толпы народа. Он сел в лодку, которую ученики всегда держали наготове для Него. Толпа расположилась вдоль морского берега, и Иисус начал проповедовать3.

«Слушайте,— сказал Он,— вот вышел сеятель сеять; и, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло. Иное упало в терние, и терние выросло и заглушило семя, и оно не дало плода. И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят и иное сто».

Затем Иисус советует Своим слушателям не останавливаться на буквальном значении притчи, а стараться проникнуть в скрытое в ней поучение, и прибавляет:

«Кто имеет уши слышать, да слышит!»

Иисус предоставляет толкование притчи сознанию самих верующих; Он не насилует их воли, а призывает к Себе кротким голосом. Человек сам отвечает Христу, поддерживаемый Божией силой. Сознание само должно открыться Иисусу. Вера эта является для каждого человека первым шагом к спасению; таким образом он делается достойным милосердия Божия. Жадно слушавшие ученики не всегда проникали в тайны поучений Иисуса; но когда народ уходил, не стараясь доискаться света и истины, они оставались с Иисусом и тайно расспрашивали Его.

«Вы не понимаете этой притчи? — говорил Он им с кротким упреком.— Как же вам уразуметь все притчи?»

Иисус не говорит, что Он — сеятель, но это ясно. Никакое иносказание не может изобразить Его миссию с большей глубиной и точностью. У Него в руках истинные семена не нашей земной, скоропреходящей жизни, а семена жизни вечной. Самые великие смертные гении сеют только для смерти: Иисус сеет для вечности. Нет ничего животворнее семени: оно сосредоточивает в себе жизнь, управляет ею. Слово Божие является началом всей духовной жизни в душе человека. Точно так же, как семя является воплощением силы и материи, слово Иисуса — воплощение Духа Божия.

«Сеятель слово сеет, — говорит им Иисус. — Посеянное при дороге означает тех, в которых сеется слово, но к которым, когда услышат, тотчас приходит сатана и похищает слово, посеянное в сердцах их. Подобным образом и посеянное на каменистом месте означает тех, которые, когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непостоянны; потом, когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняются».

Проповедь Иисуса Христа у озера Геннисаретского

Корень души в Боге; глубина души исходит от Бога, а сила истекает от Духа Святого. Легкомысленные души не носят в себе Бога. Все, что посеяно в них, выжжется первым лучом солнца, сгорит на огне испытаний. А терний, заглушающий семя, это современные взгляды, житейские невзгоды, разочарования в богатстве и другие земные тревоги, властвующие над человеком, заглушающие слово Божие, делающие его бесплодным. А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово, принимают, сохраняют его в добром сердце и доказывают на деле терпением.

Добродетель — это плод учения: у одних он приносит тридцать, у иных шестьдесят, а у иных сто.

Нет ничего сокрытее, ничего таинственнее семени, ничего смиреннее и таинственнее, как слова божественные. От одного происходит плод, другое расцветает в добродетель. Душа озаряется плодом духа: милосердием, радостью, миром, терпением, кротостью, благостью, долготерпением, великодушием, верой, скромностью, воздержанием и целомудрием4.

Говоря о добродетелях Своих учеников, Иисус сказал: «Вы будете светильником Божиим. Для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать? не для того ли, чтобы поставить ее на подсвечнике? Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу».

Отец Небесный ведет все в мире к свету и совершенству.

Этот всемирный закон нашел в Иисусе и в Его подвиге самое совершенное применение. Воплотившийся в Нем Дух, истина, сокрытая в Его притчах, смиренное и неведомое Царствие Божие, сосредоточившееся сперва только в сердцах нескольких всеми презираемых людей, наполнили весь мир своей славой, блеском, своими доблестями.

Эту могучую жизненную силу Царствия Божия Иисус изображал в другой притче:

«Царствие Божие,— говорил Он,— подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе»5.

Благодать Божия таинственно влияет на душу, дает ей рост и силу; и нет силы человеческой, которая могла бы воспрепятствовать тому, что Господь посеял и питает.

Иисус любил говорить притчами о семени: оно напоминало Ему подвиг Его. Ничто в мире не было смиреннее в начале и ничто не вознеслось так высоко впоследствии.

Он сказал: «чему уподобим Царствие Божие? или какою притчею изобразим его? Оно — как зерно горчичное, которое, когда сеется в землю,
есть меньше всех семян на земле, а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков, и пускает большие ветви, так что под тенью его могут
укрываться птицы небесные»6.

Это истинное изображение Церкви Христовой; она, как горчичное зерно, сделалась гигантским деревом, и могучие ветви его покрыли всю землю.

Из века в век величайшие гении мира — эти птицы небесные, утомленные своим полетом, когда, сложив могучие крылья, располагались отдыхать под сенью учения Иисусова, которое одно только успокаивает, дает силы и проливает свет в душу. То, что Иисус видел и о чем пророчествовал, ученики могли только принимать на веру и жить надеждой; мы, рожденные позднее, счастливее их, мы все это видим. Подвиг Иисуса является как бы добавлением к Его личности; от последней мы отделены временем, первым же можем наслаждаться вполне.

Иисус изображал Царствие Божие еще иначе. Он сравнивал его с «закваской, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все»7.

Закваска — это Дух Божий; женщина — Церковь, а мука — человечество. Ничтожное само по себе, оно получает смысл и значение от прикосновения
Духа Божия, Который исполняет его и постепенно преображает.

Царствие Божие на земле еще не достигло совершенства. Добро и зло оспаривают друг у друга землю; великий Сеятель сеет зерно, и одновременно
с Ним враг сеет плевелы, и то и другое одновременно произрастает в поле.

«Царство Небесное,— сказал Иисус,—подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем. Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. Арабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не вьщергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою».

Ученики не поняли таинственного смысла притчи о плевелах в поле. Когда они остались одни с Иисусом, Он объяснил ее следующим образом:

«Сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; поле есть мир; доброе семя это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их».

Каждое из вышеприведенных слов Иисуса величественно и неоценимо по своей простоте; они обнимают собой все, и глубокими чертами обрисовывают
подвиг Христа от самого начала Его и до предвечного окончания. Борьба добра со злом совершается по воле Господней, и слуги Отца должны покоряться Ему. Насилие, свойственное человеку, побуждает лучших пойти и вырвать плевелы. Иисус учит нас терпеливо переносить зло, боясь, что вырывая его, люди своими грубыми руками могут коснуться и доброго начала и разрушить его. Надо подражать Отцу Небесному в Его бесконечном терпении.

Придет час, когда плевелы будут отделены от пшеницы велением Самого Бога. Страшный и вместе с тем радостный час! Страшный для злых
и радостный для сынов Царствия Божия.

Прозревая духовными очами конец Своего подвига, Иисус видел Свою славу, славу учеников Своих и страшную кару Божию на тех, кто отвергнул Сына Его. Он часто описывал народу то яркими, то мрачными красками будущую жизнь, полную страха и надежды: страх — преграда в его стремлении к злу, а надежда приближает и возносит его к Богу.

Эта мысль выражена Иисусом в притче о неводе8.

«Царство Небесное подобно неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег, и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века: изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов».

Неизмеримо усердие, с которым Иисус старается просветить народ галилейский и внушить ему Свое учение.

Живые образы изобилуют в его проповедях.

«Еще,— говорил Он им,— подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем вдет и продает все, что имеет, и покупает поле то. Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее»9.

Действительно, человек должен принести в жертву все, если он желает приблизиться к Богу. Всеобщая жертва — единственная цена, которой можно купить и жемчужину, и поле, где скрыто сокровище. Робкие и себялюбивые отступаются, не рискуя сделаться нищими на земле, для того, чтобы получить сокровища Царства Небесного. Один не хочет отказаться от земных удовольствий и не пользуется небесными радостями; другой дорожит своими ограниченными познаниями и не постигает бесконечной истины, а третий добивается земных почестей и лишается вечного величия.

В этих притчах в общих, существенных чертах, заключается все учение Иисуса.

Божественный подвиг и достоинства Учителя, Его скорбное назначение и конечное торжество, всемирное значение, скромное начало служения,
тайная сила, беспрестанная борьба и громадные успехи ее, обязанности человека соединиться со Иисусом, враждебность людей, значение сатаны — сеятеля плевел — значение ангелов, невидимых жнецов, Провидение Отца, бодрствующего над всем этим и готовящего развязку,— вот что мы видим в притчах Иисуса.

Царствие Божие является основной мыслью в учении Иисуса. Народ был далек от понимания глубокого смысла этого учения; он схватывал только внешние признаки его, поражался знамениями, и всем тем, что потворствовало его предрассудкам и способствовало его личным интересам. В особенности чудеса ослепляли его; но учение не просвещало. Народ похож на ребенка: сила действует на него больше, нежели разум. И когда народ восторгается учением Иисуса, на него — как тщательно отмечают Евангелисты — больше всего действует Его могущество.

«Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи»10, — говорил народ про Иисуса.

1.   Лука, VIII, 1.
2.   Лука, VIII, 2, 3.
3.   Матф., XIII, 1-25; Марк, IV, 1-20; Лука, VIII, 4-15.
4.   К Галат., V, 22,23.
5.   Марк, IV, 26-28.
6.   Матф., XIII, 31-32; Марк, IV, 30-32.
7.   Матф., XIII, 33.
8.   Матф., XIII47-50.
9.  Матф., XIII, 44-46.
10.  Матф., VII, 29; Марк, 1,22; Лука, IV, 32.

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий