Иисус Христос. Книга третья. Апостольство в Галилее. Царствие Божие

Древнейшими писателями, пополнившими этот пробел, оказываются: Плиний в своей «Истории» и Иосиф в «Биографии». Первое сочинение дает нам права сомневаться, что несколько союзных городов лежали по соседству с Сирией. В то же время оба историка утверждают единогласно, что большинство городов, как, например, Гадара, Иппон и Пелла, находились к востоку от озера; один только Скифополис, представляющий на границе Галилеи и Самарии как бы чересполосное владение между двумя провинциями, не прилегал к Иордану. Из всех этих данных  можно вывести заключение, что, если удаляясь из Тира и Сидона, Иисус пришел к Тивериадскому озеру через Десятиградие, значит, Он должен был направиться к востоку, перебраться через быстрый Леонт и, спустившись к Иорданской долине, перейти реку — быть может через мост «Дочерей Иакова», — а затем уже восточным берегом озера проследовать через Гадару и Иппон к Скифополису.

Население этих городов состояло преимущественно из сиро-греков или финикиян; еврейский элемент встречался редко. Однако, несмотря на языческое население, Десятиградие считалось, по учению раввинов, частью Израильской земли; всякий еврей, поселившийся среди неверных, чувствовал себя как дома и пользовался всеми религиозными привилегиями, связанными со священной землей. «Живущий на ней, говорили мудрецы, непрестанно носит в себе Бога; похороненный на ней избавляется ото всех прегрешений; это все равно, как если бы он покоился под жертвенником»14.

Какой дорогой проследовал Иисус? Какие из городов Десятиградия посетил? Неизвестно.

Несмотря на желание Иисуса избегать толпы, народ сбегался со всех сторон; каждый стремился увидеть Чудотворца. Любопытство, желание физического облегчения, жажда чудесного всегда способны поднять народ. К Иисусу приводили слепых, немых, хромых и разного рода увечных; всех их бросали к Его ногам; Иисус исцелял их, а восхищенные язычники прославляли Бога Израиля.

Исцеление глухонемого косноязычного.

Святой Марк подробно рассказывает одно из этих чудес, а именно исцеление глухого косноязычного, на которого Иисуса просили возложить руки15. Иисус отвел больного в сторону, положил пальцы в его уши и коснулся слюной его языка; затем Он возвел глаза к небу, вздохнул и сказал: «еффафа», то есть «отверзись».

У глухонемого в ту же минуту отверзся слух; узы языка его разрешились, и он начал говорить вполне отчетливо.

Иисус приказал всем не передавать о случившемся. Но как сдержать восторг толпы, охваченной восхищением? Чем больше Иисус запрещал, тем они больше разглашали. В народе слышался крик восторга: «Все хорошо делает,— раздавалось в толпе,— и глухих делает слышащими, и немых говорящими».

Таким образом голос народа становится гласом Божиим. Предоставленный самому себе, врожденному прямодушию и произвольному выражению ощущений, народ всегда откликается на призыв истины, правоты и блага; вот почему Иисус так любил народ. Влечение окружающей толпы утешало Его после столкновения с неприязненными и напыщенными фарисеями.

Несколько дней спустя, продолжая Свое путешествие, Иисус увидел Себя еще раз окруженным толпой; народ чувствовал к Нему непреодолимое влечение, вставал при Его появлении и следовал за Ним, как стадо за пастырем, не заботясь о завтрашнем дне, очарованный и покорный. Вот уже три дня, как толпа не отступала от Него ни на шаг16, припасы истощились; Иисус взошел на холм, сел и позвал учеников.

«Жаль мне народа, — сказал Он им, — что уже три дня находятся при Мне, и нечего им есть; отпустить же их неевшими не хочу, чтобы не ослабели в дороге», так как некоторые из них пришли издалека.

Удивленные ученики возражали Ему, доказывая невозможность накормить такое множество людей в пустыне.

«Сколько у вас хлебов?» — спросил Иисус.

«Семь, и немного рыбок», — ответили те.

Иисус приказал народу возлечь на землю; потом взял семь хлебов и рыбы и, воздав благодарение Богу, преломил их и дал ученикам, чтобы они раздали народу.

Все ели и насытились. И набрали оставшихся кусков семь полных корзин. Евших же было около четырех тысяч человек, не считая женщин и детей.

Тогда Иисус поспешил отпустить народ и поскорее удалиться. Озеро было недалеко; Иисус с учениками вошел в лодку и направился в пределы Магдалинские.

Время пребывания Иисуса в Десятиградии и Его жизнь среди полуязыческого населения остались неизвестны. Евангелисты рассказывают нам только случай исцеления глухонемого и умножение хлебов. Иисус проходил эту область, не останавливаясь нигде подолгу. И однако, где бы Он ни проходил, Иисус, несмотря на желание не возбуждать любопытства, появлялся окруженный толпой; Его путешествие было народным торжеством. Скоро весть о пребывании Иисуса в пределах Магдалинских, недалеко от Вифсаиды и Капернаума, разнеслась повсюду.

Довольно продолжительное отсутствие Иисуса — с того момента, как Он заявил в Капернаумской синагоге Свое духовное значение как Мессии, — нисколько не успокоило раздражения и ненависти Его врагов. Если народ и покинул Иисуса, то руководители различных партий и учений, фарисеи и саддукеи не переставали наблюдать за Ним, искали столкновений, рассчитывая застать Его врасплох и высказать какое-нибудь мнение, способное погубить Его; они, конечно, знали о последних чудесах Иисуса в Десятиградии и старались умалить их, приписывая нечистой силе; это был обыкновенный прием врагов Иисуса.

Некоторые из них соединились17 в небольшую группу и явились к Учителю, прикрывая свои коварные замыслы видимой искренностью; они стали просить Иисуса показать им знамение с неба, обещая без сомнения, что уверуют в Него, если Он исполнит эту просьбу.

«Твои чудеса, — как бы говорили они, — исходят из земли, где властвует сатана; нам нужно знамение самого неба — жилища Бога. Чудеса первого рода могут быть делом сатаны: покажи же нам такие, которые исходят от Бога; сделай, как Илия, Самуил, Иисус Навин или Моисей: дай нам знамение с неба, и мы уверуем в Тебя».

Это был, впрочем, излюбленный аргумент фарисеев; при помощи таких оригинальных доводов они хотели ослабить силу чудесных свидетельств в пользу Иисуса и усыпить собственное сознание, сильно поколебленное учением и чудесами Того, Кто вьщавал Себя за Посланника Божия.

Читатели помнят, конечно, с какой силой, ясностью, с каким негодующим красноречием Иисус опроверг однажды эти заблуждения, разоблачил это лицемерие. Встречая теперь тех же фарисеев, с еще большим упорством возобновляющих свои нападки, к которым присоединили и лукавство, Иисус не мог воздержаться от горестного ощущения; Он глубоко вздохнул, говорит один из Евангелистов18.

Тем не менее Он ответил противникам с никогда не покидавшим Его самообладанием:

«Вечером вы говорите: будет вёдро, потому что небо красно; и поутру: сегодня ненастье, потому что небо багрово. Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете».

Все времена — этот необъятный горизонт истории, образом которого является видимое небо,— были переполнены знамениями, имеющими силу поразить каждого. Разве Данииловы недели уже не истекли? Власть не отошла от племени Иудова? Ожидая спасения, родина не стояла на краю пропасти? Предсказания пророков не исполнялись? Илия не явился во образе Иоанна предвестником скорого наступления Царствия Божия? Наконец, разве чудеса Иисуса, Его Дух и учение не соответствовали предсказаниям пророков о Мессии? И в виду всех этих знамений старейшины израильские осмеливаются еще требовать других. Какой же свет может заставить взирать эти очи, отказывающиеся видеть?

— Для чего род сей требует знамения? — воскликнул Иисус.— Род лукавый и прелюбодейный — вместо того, чтобы слушаться Господа, он следует внушениям зла; вместо того, чтобы быть верной супругой, он прелюбодействует с сатаной; он ищет знамения; и знамение не дается ему, кроме знамения Ионы пророка.

Здесь Иисус указывает на Свою смерть и на то, что восстанет из гроба, это послужит великим доказательством Его посланничества, доказательством последним, заставившим наконец — к страшному их смущению — прозреть ослепленных, не понимающих никаких из прежде бывших знамений.

С этими словами Иисус оставил Своих собеседников; Ему нечего было делать с этими софистами, Он отпустил их и уехал. Лодка доставила Его с учениками по ту сторону озера в Вифсаиду19.

Вследствие поспешности отъезда ученики забыли взять с собой хлеба. Все еще опечаленный этим столкновением с фарисеями и негодующий на них за тот мрак, в который они сознательно погружались, и то непоколебимое упрямство, с которым они отвергали призыв Божий, Иисус сказал вдруг Своим избранникам: «Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и садцукейской (Иродовой.—Лет.)».

Ученики не понимали тайного смысла этих слов; они думали только о забытых припасах и, упрекая друг друга в излишней небрежности, спрашивали, чем они будут питаться, если Учитель, как часто делал, увезет их в пустынное место.

Хорошо понимая затаенные мысли учеников, Иисус сказал:

«Что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли?» Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце? Имея очи, не видите? Имея уши, не слышите? И не помните?

— Когда Я пять хлебов переломил для пяти тысяч человек: сколько полных коробов набрали вы кусков?

— Двенадцать,—ответили ученики.

— А когда семь для четырех тысяч: сколько корзин набрали вы оставшихся кусков?

— Семь,— ответили ученики.

Затем Иисус прибавил:

— К чему все эти заботы? Или Я не сумею напитать вас? Как же вы не разумеете? Не о хлебе сказал Я вам, говоря: берегитесь закваски фарисейской и садцукейской.

Тогда только ученики поняли смысл Его слов.

Иисус всегда старался руководить взглядами учеников, изображая им истину под символическим образом действительных событий; при этом Он всегда предохранял их от соприкосновения с фарисейской средой, где все, казалось, стремилось заглушить добрые семена Его учения.

Перебравшись на ту сторону озера, Иисус с учениками остановился в Вифсаиде20. К Нему привели слепого, умоляя коснуться несчастного; все эти люди верили твердо, что если Иисус возложит руки на слепого, тот исцелится.

Иисус взял слепого за руку и, чтобы избежать шума окружающей толпы, вывел вон из города. Там Он смочил ему глаза слюной, возложил на него руки и спросил, видит ли он что?

«Вижу проходящих людей, как деревья»,— сказал тот.

Тогда Иисус еще раз возложил ему руки на глаза, и слепой прозрел.

Он стал различать понемногу все предметы; он исцелился.

— Ступай домой,— сказал Иисус, отпуская его,— и если зайдешь в город, не рассказывай никому о случившемся с тобой.

Такое подробное повествование выдает очевидца. Святой Марк, по всей вероятности, передает его со слов Петра, одного из трех Апостолов, которых Иисус любил брать с Собой даже тогда, когда избегал народа и общества других учеников.

Мы никогда бы не поняли всей важности чудесных деяний из жизни Спасителя, если бы, по примеру толпы, смотрели на них с точки зрения внешней и материальной. В них недостаточно признавать божественные доказательства Его посланничества, нужно еще, по выражению святого Иоанна, видеть «знамения». Каждое действие Иисуса полно глубокого смысла. Так, например, исцеление слепого в Вифсаиде является символом развивающейся деятельности Иисуса, приводящего к свету людей, неспособных видеть правды Божией. Подобно тому, как, насыщая народ хлебом, чудесным образом умножившимся, Иисус показал Себя пищей человечества; точно также, возвращая зрение слепым, Он заявляет Себя светочем душ наших.

Человек утратил способность познания мира божественного; он блуждает во мраке, не умея постигнуть велений Господа. Иисус подходит к нему, берет за руку, отводит в сторону и совершает над ним необходимое дело Мессии, открывая мало-помалу его глаза к познанию вечной правды.

Такое божественное врачевание проявляется с особенной силой на галилеянах, предназначенных быть Его Апостолами; последние месяцы пребывания в Галилее посвящены исключительно им. Все более и более отдаляясь от городов и народа, Иисус теснее сближается со Своими избранниками и подготовляет их к восприятию истин, поражающих неожиданностью и недоступностью. Эта таинственная сторона деятельности Учителя не поддается изложению истории; это невидимое действие невидимого Духа на неисчерпаемые глубины человеческого сознания; однако последствия его нам известны. Вышедшие из той же среды еврейского народа, все еще блуждавшего во тьме невежества, ученики Иисуса, соприкасаясь с Ним, испытывают на себе силу Его Духа. Проникнувшись мало-помалу сознанием истины и добродетели, они незаметно для самих себя усвоили Его божественное учение, наставления и намерения. Менее нежели в три года эти рыбаки, мытари, дети народа сбросили с себя прежнюю оболочку и сделались тем, чем был Учитель. Иисус стал их мудростью и силой, душой и духом. Они думали и действовали только вдохновляемые Им.

«Уже не я живу,— сказал один из учеников,— но Христос живет во мне». В истории всего человечества мы не находим другого примера подобного превращения.

Будучи постоянными свидетелями чудес Иисуса, ученики всецело преклонились перед Его Божественностью и величием. Но они не подозревали, что увидят Его униженным, страдающим и обреченным на смерть; а между тем печальное событие приближалось; Господь Сам подготовит их к тому, что должно было совершиться.

 

Примечания:
1. Матф., XI, 20 и след.
2. Матф., XI, 25,26; Лука, X, 21.
3. Матф., XI, 27 и след.
4. Эти путешествия, предпринятые Иисусом вдали от места волнения галилеян, пропущены св. Лукой и переданы как нельзя более точно св. Матфеем и в особенности св. Марком. Он в нескольких чертах воспроизвел известные случаи жизни Учителя; однако в этих описаниях сказывается цельный образ Иисуса, неумолимого к фарисеям, кроткого с народом.
5. Матф., XV, Марк, VII.
6. Babyl., Beracoth.
7. Embbin.
8. Исаия, XXIX, 13.
9. Хорбан (карван) — сокращенное выражение обета у евреев. Они различали обеты, посвящавшие что-нибудь Богу или назначавшие предмет для какого-нибудь ими же определенного употребления. Слово ≪хорбан≫ по применению к предмету делал о этот последний посвященным и, следовательно, неприкосновенным. Набожный фарисей посвящал свое имущество или некоторый излишек Богу или на храм, и тогда запрещалось употреблять его на нужды родителей. Lightfoot, Ногае hebraica et talmud.
10. Матф., XV, 10 и след.; Марк, VII, 14 и след.
11. Матф., XV, 21 и след.
12 . Марк, VII, 24.
13. Матф., XV, 29; Марк, VII, 31.
14. Babyl., Chetub
15. Марк, VII, 32-37.
16. Матф., XV, 32и след.; Марк, VIII, 1—9.
17. Матф., XVI и след.
18. Марк, VIII, 12.
19. Матф., XVI, 5 и след.
20. Марк, VIII, 22 и след.

 

Назад   Начало    Далее

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий