Иисус Христос. Книга третья. Апостольство в Галилее. Царствие Божие

Анри Дидон

Глава вторая. Иисус в Капернауме

Анри Дидон, Иисус Христос  Геннисаретское озеро — перл Галилеи. Его никак нельзя назвать вечно голубым сапфиром; он скорее напоминает опал с постоянно меняющимся отливом. Горы окружают его точно драгоценная резная оправа.

Тивериадское озеро (Генисаре́тское озеро) Тивериадское озеро (Генисаре́тское озеро)

На западе сероватые высоты Сафеда, отвесные крутизны Уади-Гаммера, Корун-Хаттины, вершина Арвель и Тивериадские горы; на востоке последние, вечно зеленеющие отроги Гоуланских возвышенностей, которые то идут волнообразно, то вдруг выдаются остроконечными вершинами; на севере холмы Коразина, а еще выше, над ними — Большой Ермон, сияющий вечными снегами. Горы со всех сторон замыкают горизонт. Этот грандиозный круг открывается только на юге Иорданской долиной, по которой протекает священная река. Южное небо, на котором вырезываются голубые воздушные громады Аджилунских и Бесканских гор, сверкает ярким серебристым светом.

Вулканы не раз волновали эти холмы и горы, так же как и дикие окраины Мертвого моря. Всюду видны извергнутые их огнедышащими жерлами громадные глыбы черного базальта. И несмотря на это, какая разница между Мертвым морем и Тивериадским. Первое — бездна, пропасть, второе — чаша. Гнев Божий витает над Мертвым морем, Тивериадское — дышит Его любовью. Дикое, страшное безлюдье вокруг первого, мир, покой и тишина ласкают второе.

Озеро заканчивается остриями на севере и на юге. Оно имеет двадцать километров в ширину и несколько приподнято у западного берега, описывающего громадный полукруг, начиная от возвышенности Магдала и кончая плоскогорьем Кат-эль-Миние. Длина озера не превышает трехчетырех миль. Оно образует собой неправильный овал. Когда ярко-белое небо отражается в его спокойных водах, все озеро кажется серебристобелым и походит на вечные снега Ермона.

Глаз не различает, где кончается озеро, где начинается яркое серебристое небо. Холмы обоих берегов заканчиваются по мере их удаления мягкими волнистыми линиями и отличаются нежными разнообразными оттенками. Ближайшие кажутся темно-фиолетовыми, а чем дальше, тем краски делаются нежнее, и последние холмы представляются легкими очертаниями бледно-голубого оттенка. По вечерам, после заката солнца, дивное озеро точно тихо дремлет; его гладкие, словно застывшие воды принимают металлический оттенок. Если смотреть на него с широкой стороны, оно почти сливается с землей: только яркая, блестящая как стальной клинок линия обозначает берега. Прибрежные холмы отражаются в озере широкими, неопределенными фиолетовыми полосами, будто разрисованными по зеленому фону. Время от времени с гор налетает свежее дыхание ветерка и не волнует, а только слегка рябит гладкую, блестящую поверхность спокойного озера: точно легкая дрожь пробежит по нему. По мере того, как наступают сумерки, краски озера темнеют, и оно мало-помалу принимает серовато-фиолетовый оттенок, как и само небо.

Но вот на небесах показались яркие звезды, ветерок свежеет, озеро с легким плеском то подходит к прибрежным камням, то удаляется от них, ласкает корни лавров, растущих у самого берега, и тихо шумигг в высоких тростниках. Озеро проснулось. Оно говорит. Тихий ропот его бесконечно нежен и мягок. Считают, что древние называли его «Киннерот», потому что очертаниями своими оно напоминало арфу, по-еврейски —«Киннор». И как звуки арфы был нежен и мелодичен его тихий шепот.

Василий Поленов. На Тивериадском озере. 1888 Василий Поленов. На Тивериадском озере. 1888

В то время, когда Иисус находился в Галилее, по берегам ее озера было  расположено двадцать городов: Капернаум, Вифсаида, Магдал, Юлия, Керса, Гамала, Тарихея, Иппон, Куфеир... Бесчисленные караваны проходили по прибрежным дорогам и спускались через Уади-Гаммах, Эль-Армуд, Эль-Наши, Сайду, Тир и Акру, через Уади-Зукейф, Земмак, Дамаск, Гаулонитиду, Итурею, Трахонитиду и Хоран.

В настоящее время из них уцелела лишь Тивериада. Всюду развалины, бесформенные кучи простых или же отесанных камней, сохранивших от прошлого одно только наименование. С наступлением ночи на западном берегу зажигаются и мелькают огни: это костры бедуинов, кочующих в рощах зидра, среди высоких, густых трав. Караванов более не видно; только проходят верблюды кочующих племен, везущие на себе целые семьи, женщин и детей, прикорнувших среди свернутых палаток.

Изгнанный из Назарета, Иисус отправился искать убежища на берега этого предьизбранного озера.

Капернаум был одним из наиболее оживленных торговых городов этого прибрежья; тут караваны беспрерывно сменялись один за другим. Город стоял у северной оконечности озера, несколько ближе к западному берегу, чем кустью Иордана. Он был расположен на дороге из Гаулонитиды в Дамаск, на мягких склонах возвышенностей, идущих от Сафеда к озеру, у самого входа в Уади-Назиф. Домики его выдвигались до самых отмелей. Маленькие бухточки служили убежищем для рыбачьих лодок Рыбопромышленность процветала в Капернауме. В Иерусалиме был специальный рынок, на который озерные рыбаки приезжали продавать высушенную рыбу. Трудно определить точную цифру населения Капернаума.

Будучи пограничным городом тетрархии, он был окружен стенами, и в нем имелась своя центурия и контора пошлинных и таможенных сборов. Жители гордились своей синагогой, выстроенной щедротами одного из сотников.

От города Иисусова не осталось ничего, кроме груды развалин, частью погребенных под землей. Развалины эти покрывают собой пространство в один километр длиной на четыреста—пятьсот метров шириной. Это показывает, что здесь находился сам городок. Даже имя города наполовину исчезло. Капернаум стал называться Телль-Хум1.

Капернаум, развалины синагоги Капернаум, развалины синагоги

Нет никакой возможности восстановить в воображении вид древнего города при взгляде на безобразные глыбы земли и камней, напоминающие могильные холмы, и разрушенные стены, почти не поднимающиеся над уровнем земли. Только синагогу еще можно легко узнать по ее изумительно-красивым руинам. Грандиозный фундамент ее из блестящего белого отшлифованного известняка сохранился в целости. По нему можно измерить величину здания; уцелели частью и четыре ряда колонн, разделявших синагогу на пять пределов. Вот порог главных врат, верхние карнизы, места, где были дверные петли, вот обломки колонн, листья аканта, куски фризов и капителей.

Капернаум, развалины синагоги Капернаум, развалины синагоги

Очевидно, что это та самая синагога, в которой появился Иисус и где Он поучал и проповедовал по субботам в течение нескольких месяцев. Около самой синагоги, почти касаясь ее восточной стены, находится другое здание позднейшей постройки; по всей вероятности, это церковь, выстроенная во времена Константина обращенным евреем Иосифом. Она стоит на том месте, где был дом Петра, в котором жил Иисус.

Капернаум, развалины синагоги Капернаум, развалины синагоги

Века и разрушения пронеслись над Капернаумом, исполняя проклятие, брошенное ему Пророком Галилейским за то, что он не принял спасения, которое Он нес ему Своим кротким появлением. Неверный город исчез с лица земли; но природа его, небеса и дивное озеро остались без перемены. Все те же холмы, по которым ходил Иисус один или со Своими учениками, молясь и поучая народ; те же тропинки, которых Он касался Своими стопами; те же берега, поросшие лаврами и целомудренником, по которым Он спускался к озеру. Все тот же горизонт: на западе —равнина Геннисаретская с ее зелеными долинами, лежащими среди крутых красноватых скал; этим путем Христос пришел из Назарета; далее возвышенность Магдал со своей полуразрушенной башней, может быть, служившей убежищем Марии Магдалине; ближе к Капернауму — Вифсаида, родина ближайших учеников Христа; на востоке —Юлия и пустынные горы, где Он впервые умножил хлебы; страна Гераза и Керса, где Он изгонял бесов; на юге —безбрежное озеро и небо, залитое ярким серебристым светом.

При каких условиях совершилось удаление Иисуса в Капернаум? Сопровождали ли Его пречистая Матерь Его и другие родственники? Останавливался ли Он в Кане? Были ли с ним ученики Его? Молчание Евангелий не позволяет нам дать определенный ответ ни на один из этих вопросов. Важнее всего то обстоятельство, что отвергнутый и изгнанный согражданами, назарянами, Иисус безбоязненно продолжает Свое великое дело.

 Christ Appears on the Shore of Lake Tiberias (Apparition du Christ sur les bords du lac de Tibériade).  James Tissot. Бруклинский музей. Явление Христа на берегу Тивериадского озера   Бруклинский музей. Явление Христа на берегу Тивериадского озера

После этого Иисус еще теснее приближает к Себе учеников, призванных помогать Ему в Его подвиге.

До этого момента они не всегда сопровождали Его. Побыв с Ним в Иерусалиме, они возвращались в свои семьи, к своим работам. Возвращаясь из Иерусалима с праздника Пурим, Иисус отправился в Назарет, а ученики Его разошлись по местам, где они жили.

Придя на берег озера, в Вифсаиду, Иисус увидел, что за ним следовало множество народа. Толпа теснилась к Нему, чтобы слышать слово Божие, говорит один из Евангелистов2. Проходя по берегу, Иисус увидел на озере две лодки; вышедшие из них рыбаки мыли сети. Одна из лодок принадлежала Петру; Иисус сел в нее, приказав отдалиться немного от берега, и из лодки поучал народ, стоявший толпой на отмели.

Нестеренко Василий. Чудесный улов. Патриаршая трапезная Храма Христа Спасителя Нестеренко Василий. Чудесный улов. Патриаршая трапезная Храма Христа Спасителя

Перестав учить, Он сказал Симону: «отплыви на глубину и закинь сети свои для лова». «Наставник! —отвечал Ему Симон,—мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть».

Когда Петр вытащил закинутую сеть, в ней оказалось такое множество рыбы, что сеть прорывалась. Тогда они позвали рыбаков из ближайшей лодки, и обе лодки так переполнились рыбой, что грозили утонуть. Увидев это, Симон-Петр бросился к ногам Иисуса, восклицая: «выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный!»

 Джеймс Тиссо. Чудесный улов рыбы  Джеймс Тиссо. Чудесный улов рыбы

Вся душа Петра, прямая, открытая, пылкая и бескорыстная, вылилась в этом восклицании. Он сам и все его товарищи повергнуты в изумление таким необычайным уловом рыбы. С ними были Иаков и Иоанн, сыновья Заведеевы. Тогда Иисус сказал Симону: «не бойся; отныне будешь ловить человеков».

 Джеймс Тиссо. Первое чудо  Джеймс Тиссо. Первое чудо

Восклицание Петра тронуло Иисуса. Человек, признающий себя недостойным, вырастает перед Богом. Сознавая себя грешником, Петр этим самым исповедовал святость Своего Учителя. Это сознание собственного ничтожества и величия Иисуса дало ему право на его будущее великое назначение. Отречься от себя —вот первое условие для того, чтобы сделаться апостолом.

Призвание апостолов Призвание апостолов

«И, пройдя оттуда немного, Он увидел Иакова Заведеева и Иоанна, брата его, также в лодке починивающих сети; и тотчас призвал их. И они, оставив отца своего Заведея в лодке с работниками, последовали за Ним»3.

Вот первые очертания, первые проявления открытого служения Иисуса. В живом организме, который назовется Его Церковью, резче всего выделяется апостольство. Присоединение людей к Его закону, к Его учению, союз с Ним Самим —вот дело, которое Он возлагает на Своих Апостолов. Когда Он призвал их к Себе впервые, на берегу Иордана, Он не сказал им, куда Он их поведет. Теперь Он разъясняет им их предназначение, прибегая к любимейшему способу Его выражений: Он называет их «ловцами человеков».

Маленькое Галилейское море —это мир; четыре рыбака из Вифсаиды —первые из апостолов, которые будут закидывать сети в человечество. Дело —великое; исполнители —ничто; но Иисус призвал их и, подобно тому, как Господь, Которого Он называет Своим Отцом, сотворил мир из ничего, Он спасет мир через людей, также ничего собой не представляющих.

Ничтожество человека докажет всемогущество Божие.

Иисус пришел в Капернаум в сопровождении Своих четырех учеников4.

В Капернауме уже знали Иисуса. Он был там ненадолго, перед Своим первым путешествием в Иерусалим. Это было в первую Пасху со времени Его общественного служения5. Несколько месяцев спустя Он прославился в Капернауме исцелением сына царедворца Иродова6. Пророки не раз возвещали, что свет Божий воссияет над морем, около которого лежит Капернаум, на окраинах земель Завулоновых и Неффалимовых7.

Был субботний день. Иисус отправился со Своими учениками в синагогу и стал проповедовать. Учение Его произвело потрясающее впечатление. Он ярко выделялся среди всех учителей, книжников и фарисеев. Он не ссылался, подобно им, на авторитет древних, не взывал к Гиллелю и Шаммаи; Иисус говорил Сам от Себя и с высшей уверенностью и властью применял к Себе пророчества древних провидцев.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий