Иисус Христос (продолжение)

Для того чтобы понять всю силу Его воздействия на эту новую среду, а также и события, отметившие Его служение, необходимо с точностью ознакомиться со взглядами и сознанием тех, кому Он пришел проповедовать Евангелие.

Суровая фарисейская партия преобладала среди образованного класса. В учении своем и обрядах фарисеи соблюдали тем большую строгость, чем меньшую ревность и усердие в их исполнении показывал низший класс, смешавшийся с многочисленными язычниками. Низшие классы выказывали не слишком ярый фанатизм против религии и обычаев чужеземцев. Фарисеи разделяли с народом ненависть массы к римскому владычеству и с трудом покорялись необходимости платить цезарю ежегодную дань.

Аристократия состояла вся из саддукеев. Они все принадлежали к партии Ирода, считавшей царство идумеян законным, несмотря на их иноземное происхождение. Этой партии принадлежали богатство и почести. Ее представители занимали высшие административные должности как в Галилее, так и в Иудее, жили, утопая в роскоши; все это были друзья тетрарха; они презирали народ и относились крайне враждебно ко всякому новому веянию, угрожавшему спокойствию религии или патриотизма.

Одной из самых популярных должностей была должность сборщика податей. Подчиненные их назывались мытарями; они-то собственно и собирали подати и пошлины. В этом всеми презираемом сословйи несправедливости и притеснения являлись господствующими пороками. Народ, угнетаемый казной, ненавидел мытарей; фарисей, оскорбленный в своем крайнем патриотизме, не мог простить им их связи с язычниками, благодаря которой они делались орудиями народной зависимости. Они считали их париями, приравнивали к ворам и наемным убийцам и не допускали их к свидетельству на суде. Мытари были многочисленны в Галилее, где почва плодороднее, население гуще, чем в других провинциях, масса торговых путей и сама торговля, сосредоточиваясь в прибрежных городах Галилеи, Десятиградия, Трахонитиды, Итуреи и Дамаска, шла полным ходом.

Они набирались обыкновенно среди низшего класса населения, из тех, кто жил, не соблюдая всей строгости фарисейских обычаев, и кого благочестивая партия, в своей обрядовой гордости, презирала, сколько было сил, считая их грешниками и нечестивыми. То были ростовщики, пастухи, торговцы плодами, собранными в Субботний год, и общественные увеселители, развлекавшие толпу птичьими боями.

Фарисеи вообще относились с презрением к массе городского и деревенского населения. Они составляли маленькую провинциальную аристократию. Никто и не помышлял бороться с ее влиянием, так как она являлась олицетворением патриотизма — что важнее всего в глазах восточного народа вообще и евреев в особенности,— знания Священной Книги и обрядов.

Учения фарисеев и саддукеев, имевшие такое громадное влияние на средний класс иерусалимского населения, не проникали в народную массу. Народ всегда и всюду будет противиться хитросплетениям науки, ее казуистическим тонкостям. Преобладающим чувством в народной массе этих провинций была пламенная любовь к отчизне и ожидание Мессии-Освободигеля. Из религиозных обрядов исполнялись ежегодные путешествия в Иерусалим.

Вот уже несколько месяцев, как длилось страшное волнение вследствие ожидания Мессии, возбужденное проповедью Иоанна Крестителя. Галилеяне толпами стекались к тому, кто возвещал наступление Царствия Божия; многие из них сделались его учениками. Заключение пророка в темницу не только не усмирило это волнение, а напротив, усилило его до последней степени. В глазах народа узник Ирода надел на себя мученический венец. Гонение не заглушает слов пророка; оно усиливает и освящает их. Весь народ, потрясенный словами Предтечи, теперь смотрел и ждал. Мытари и грешники, получившие крещение, более чем когда-либо ожидали и призывали грядущего Мессию и недоумевали, каким путем Он придет к ним.

Все надежды и волнения выражаются в этом изречении: «приблизилось Царствие Божие».

Выражение, заимствованное у Даниила, указывает на царство Мессии, которое должно следовать за великими царствами мира и затмить их своим великолепием и благодеяниями.

В идее, которую оно проводит, не определяя точного ее значения, высказывается весь гений еврейского народа; она заставляет его жить, она служит толчком к его развитию. Эта идея внушила провидцам их главнейшие пророчества; не было ни одного, кто бы ни воспел ее. Иоиль, Захария, Малахия, Осия, Исаия, Михей, Софония, Иеремия, Иезекииль, Аггей, Даниил10,—все в течение более чем пяти столетий поддерживают в душе еврейского народа надежду на Царствие Божие и пришествие Мессии; все в ослепительных и все более и более определенных образах описывают эру, к которой Иегова мало-помалу приближает свой народ и все человечество.

Откровения11 двух столетий, предшествующих явлению Христа, наполнены подобными предсказаниями. У евреев существовала религиозная аксиома, в силу которой та молитва, где не упоминалось о Царствии Божием, не считалась молитвой12. Во время служения в храме народ громко отвечал на возгласы священников: «Да будет благословенно во веки веков имя славы Царствия Божия»13.

Исходя из уст Иисуса, возглас этот распространяется всюду и принимает характер пламенной молитвы. Никакой другой молитвенный возглас не пользуется такой популярностью. У каждого народа встречаются по временам выражения, производящие магическое действие; мысль, вдохновившая их, всегда возбуждает внимание народа, внушает ему симпатии и пробуждает народные страсти. Откуда это непреодолимое очарование? Причина его кроется в том, что в известном выражении заключается идеал, к которому в данную эпоху стремится вся страна, все силы века, вся цивилизация.

Для большинства евреев выражение это имело какой-то смутный, неопределенный смысл. Большинство никогда не вдается в точный анализ; если оно старается понять что-либо, то всегда уменьшает значение разбираемого, придает ему материальный характер.

Лучшие из евреев жили глубокой верой в великие обетования Божии, в Его милосердие и правосудие; они ожидали подвига, но не старались определять его, боясь ошибиться.

Вне этого меньшинства мы ясно видим два сильных течения, увлекающих умы на путь заблуждений: первое — земное, политическое, второе — законное, религиозное. Уносимые первым потоком мечтают об основании Царствия Божия как о восстановлении царства Израильского, освобождении от римского владычества и появлении Мессии как земного правителя этого Царства. В простоте и пылкости своей веры они уже видят Иерусалим центром и метрополией всех народов земных, видят храм Иеговы открытым и язычников, толпами сбегающихся к нему! Все они поклоняются их Богу и в лице их Мессии, преклоняются пред Царем всего мира.

Возбужденные священной надеждой, они трепещут при одной мысли о возобновленном мире, полном радостей и счастья. Истинный золотой век для мессианского человечества! Таково свойство детской веры: она лелеет себя несбыточными надеждами и не сознает существующих препятствий. Галилеяне предавались этим мечтам с необыкновенной страстностью, потому что эти мечты вполне отвечали их независимой, воинственной натуре.

Людей же, уносимых потоком религиозным, особенно увлекало торжество закона Моисеева в том виде, в каком понимали и объясняли это торжество все книжники и хассидимы начиная с Ездры. Они соглашались повиноваться чужеземной власти, только бы Бог Израилев сделался Богом всего мира, а Тора, в свою очередь, стала бы всемирным законом. Это течение преобладало в школах и среди народоначальников как саддукеев, друзей властителей, так и умеренных фарисеев школы Гиллеля.

По мере того как несчастья за несчастьями подавляющим образом действуют на их патриотизм, религиозное стремление все усиливается и усиливается; под пером ученых талмудистов оно уже является в образе точного и определенного вероучения14. В глазах евреев, увлеченных политическими и религиозными заблуждениями, Царствие Божие не что иное, как их собственное царство. Все они толкуют по-своему предначертания Божии: одни — имея ввиду покорение всего мира под власть одного народа, другие — стремясь подчинить сознания несовершенному закону; ясно, что еврейская нация должна была погибнуть, а закон Моисеев должен был быть пополнен. Только одно Существо в мире открыло весь божественный  смысл, заключающийся в словах «Царствие Божие», и Существо это — Иисус.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий