Иисус Христос. Том 2. Книга четвертая. Великие события в Иерусалиме

Иисус Христос. Том 2

Глава первая.  Удаление из Галилеи

Удаление из Галилеи — великое событие в жизни Иисуса Христа, оно резко делит ее на два разных периода. Галилея и Иудея — это два обшир­ных поля Его деятельности.


В Галилее Он проповедовал Евангелие народу, возвещал Царствие Божие, обнародовал Свой закон, собирал вокруг Себя верных последо­вателей и учеников. Поставив из них Апостолов, Иисус Христос тем за­ложил основание Своей Церкви. Он Сам открылся во всей святости Своего божественного посланничества, в силу которого Тело и Кровь Его должны были служить хлебом живым для всего человечества. И ко­гда дело Его завершилось, хотя народ, не умевший и не хотевший по­нять Его, еще не прозрел, Иисус мог сойти с земного поприща. И если бы Он оставил землю во время пребывания на горе Фавор во всем вели­чии Своего Преображения, ничто существенно не изменилось бы в Его предначертаниях.

Но воля Небесного Отца была такова, чтобы Его Сын вкусил смерть. Агнец Божий, кротко принявший на Себя грехи мира, погрязшего в по­роках злобы, ненависти, себялюбия и гордости, должен был быть предан смерти. И Галилее принадлежала честь лицезреть Его жизнь и деятель­ность, а Иудее — видеть Его смерть.

Оставить Галилею и возвратиться в Иудею — это равнялось для Ии­суса вступлению в страшную, смертельную борьбу, и Он решился на это с присущим Ему мужеством.

«Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим»,— говорит св. Евангелист Лука1.

Шесть месяцев отделяли Иисуса от смерти. Весь остаток жизни Он посвящает приготовлению к смерти, глубоко затаив в Себе эту тягостную мысль и горечь предстоящих мук и страданий. Неоднократно говорит Он и намекает об этом Своим ученикам. Но те не понимают и не верят Ему. Они спокойны, и если допускают возможность предстоящей борьбы, то вера в могущество Учителя их вполне разуверяет в этом и ободряет. Коле­бания и уход многих нисколько не поколебало их собственного доверия, и они живут в мечтах о той славе, которую обещает им их особое выдаю­щееся положение людей, близко стоящих к Мессии.

Путешествие Иисуса в Иерусалим было ознаменовано различными фактами, еще рельефнее показавшими спокойствие Его духа, мудрость и удивительную кротость.

«Приближался праздник Иудейский — поставление кущей2» — один из величайших еврейских праздников. В 29 году он пришелся на 12 ок­тября.
В городах и деревнях составлялись целые караваны, чтоб отправить­ся из Галилеи в Иерусалим на праздник; родственники, друзья и соседи соединялись вместе и готовились к отъезду. Родственники Иисуса — со стороны Пречистой Матери Его, названные у Евангелиста Иоанна брать­ями, пришли также звать Иисуса на праздник в Иерусалим, где Он не был со времени праздника Пурима3, и где у Него осталось несколько тай­ных учеников.

«Выйди отсюда,— говорили Иисусу Его братья,— и пойди в Иудею, чтобы и ученики Твои видели дела, которые Ты делаешь. Ибо никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если Ты творишь такие дела, то яви Себя миру4».

Когда Иисус словом Своим пробудил сознание народа галилейского, эти же родственники называли Его бесноватым и старались оторвать Его отдела. Теперь, видя Его одиноким и оставленным, они дают Ему советы собственной житейской мудрости. Если Он действительно Мессия, как говорит, то должен явить Себя не в невежественной Галилее, где Его не поймут, а в главном городе, центре образования, в присутствии началь­ников и учителей.

Очевидно, им хотелось видеть в Нем что-либо особенное, согласно их национальным предрассудкам, какое-нибудь божественное знамение, подобно тому, как требовали от Него, упорно и со злобой, Его злейшие враги. Иначе они не верили в Него. Его спокойная уверенность мало действовала на них. Между тем они должны были знать, что в Иерусали­ме уже искали Его, чтобы умертвить.

«Мое время еще не настало,— сказал им Иисус,— а для вас всегда время».

И следующими словами Он напоминал им о той страшной ненавис­ти, которая, угрожая, бушевала вокруг Него:

«Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я сви­детельствую о нем, что дела его злы».

Почти все родственники Иисуса, глядя на Его посланничество с точ­ки зрения житейских расчетов и выгод, порешили, что оно — безуспеш­ное и неудачное дело в Галилее, так как народ оставил Иисуса, а фарисеи Его ненавидели и всеми силами мешали Ему. Он Сам внушил им, что ненависть, с которой Его преследуют и которая приводит их в негодова­ние, тесно связана с осуществлением Его высокой задачи.

Никогда толпа не будет приветствовать Его радостью, потому что Он осуждает ее пороки. Его слова, вся Его жизнь возбуждают только ярость толпы против Него. Его судьба — жить и всегда быть и любимым, и нена­видимым. Он идет вперед, сопровождаемый любовью и благословения­ми бедных и слабых и враждой сильных мира, Он знает, когда и где под­чиниться этой вражде или как избежать ее; но Он покорен во всем воле Отца Небесного, предначертавшей образ Его действий.

«Вы пойдите на праздник сей,— сказал Иисус родным Своим,— а Я еще не пойду на сей праздник, потому что Мое время еще не исполнилось».

Ответ явно уклончивый. Иисус осторожен по отношению к Своим родным, которые не умели понять Его и только препятствовали Его на­мерениям.
Караваны путешественников отправились в Иерусалим. Иисус остал­ся. Его намерением было — отправиться в Иерусалим немного позднее, без ведома толпы. Одним только ученикам Он прямо сказал о Своих пла­нах. Вместе с ними Он оставил Галилею и направился по прямому пути в Иудею, через Самарию5.

«И послал вестников пред лицем Своим; и они пошли, и вошли в се­ление Самарянское, чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим».

Еще вначале Своей общественной деятельности Иисус нашел госте­приимный и теплый прием в этой же самой Самарии6. Но счастливые дни миновали: наступил период горечи и разочарований.

Отказ приютить Иисуса страшно обидел Его учеников. Двое из них, Иаков и Иоанн, любимые ученики Его, сильнее всех приняли к сердцу обиду.
«Господи! — воскликнули они,— хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?»

Эти слова Апостолов, в порыве их неумеренного усердия, ясно пока­зывают, до какой степени верили они во всемогущество Иисуса. Величие Его славы, явленное перед ними на горе Фавор, глубоко запечатлелось в их сердцах и воспламенило их; пример Илии, его порывистой горячно­сти, сразу пришел им на память.

Иисус обратился к ним и дал им следующий ответ:

«Не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не погуб- лять души человеческие, а спасать».

В самом деле, в это время Он шел не поражать и умерщвлять, а отдать Свою жизнь и умереть за людей.

Человек обыкновенно раздражается и мстит за обиды свои; эгоистич­ный и несдержанный — он не страшится призывать Господа в своем гне­ве и мстительности. Иисус же умеет любить, а любовь забывает обиды. Иисус умеет прощать и вместо того, чтобы убивать Своих врагов, Он са­моотверженно умирает, чтоб спасти их от греха и порока.

Маленький караван путешественников направился в другое селение и, вероятно, желая избежать негостеприимную Самарию, спустился в долину реки Иордан, чтобы следовать в Иерусалим по обычной дороге, через Иерихон и пустыню Иудейскую.

Случилось, что, когда они были в пути, некий человек подошел к Иисусу и сказал Ему: «Господи! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел».
«Иисус сказал ему: лисицы имеют норы, и птицы небесные — гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где преклонить голову7».

Действительно, у Иисуса не было пристанища. В Капернауме Он поль­зовался временно гостеприимством Апостола Петра и, покидая его, нигде не находил пристанища. Тот, кто хотел быть Его учеником, должен был раз­делять с Ним Его участь.

Понимал ли спросивший всю глубину и необходимость безусловного бескорыстия? Или, смущенный ответом Иисуса, он поспешил удалить­ся? Это осталось неизвестным.

Тогда Иисус сказал другому: «Следуй за Мною».

«Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.

Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертве­цов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие»8.

Те, которые остаются среди мертвых, должны погребать своих мерт­вецов, живые же должны охранять, освещать и согревать жизнь челове­чества.
«Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими.

Но Иисус сказал ему: никто, положивший руку свою на плуг и ози­рающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия».

Житейские дела, мелкие интересы — все это суетное и скоропреходя­щее не должно занимать собой мысль работника, приобщенного Иису­сом к Своему великому делу; он всецело принадлежит к царству Бога живого. Сделавшись работником Отца Небесного, ему остается только внимательно и прямо смотреть в поле, предназначенное ему волей Божией, и твердо вести на нем свою борозду.

Эти три столь характерные факта не только рисуют нам твердость духа Иисуса, но они воскрешают перед нами и оживляют все Его путешест­вие, которое Он хотел облечь тайной9.

Иисуса сопровождали только Его ученики. Он замышлял послать их на проповедь по двое, как уже посылал Своих Апостолов.

Выбрав из учеников семьдесят человек, Иисус повелел им обойти го­рода и селения восточной Иудеи и Переи, в то время как Он продолжит Свой путь к Иерусалиму, и назначил им место свидания по ту сторону области Иорданской, хотя, впрочем, точность места не указана Еванге­листом.

Примечания:

1.  Лука, IX, 51.
2.   Иоанн, VII, 2—10.
3.   См. кн. И, гл. 7.
4.   Иоанн, VII, 3-5.
5.  Лука, IX, 52 и след.
6.  См. кн. III, гл. 6.
7.  Лука, IX, 57 и след.
8. Левит, XXI, 2; Числ, VI, 6, 7; Исход, XIX, 14; Ос., ЕХ, 4.
9.   Иоанн, VII, 10.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий