Иисус Христос

II

Труды, из которых мы черпаем сведения о деяниях и словах Иисуса, Его рождении, жизни и смерти, учении и установлениях, весьма немногочисленны: несколько Апостольских посланий, некоторые фрагменты из Деяний Апостолов и, главным образом, четыре книги, известные под названием «Евангелия».

Несмотря на свой незначительный объем, писания эти представляют собой неисчерпаемое богатство по обилию фактов и сведений, заключающихся в них. Первое достоинство их как документов — их древность. Написанные в эпоху, следующую непосредственно за данными событиями, они являются простой и правдивой передачей воспоминаний, которые оставили в сердцах учеников наставления, учение, примеры и личность отошедшего Учителя. Два с половиной года непрерывного общения с Христом сильно повлияли на учеников и изменили их во многом. Главнейшим подвигом Христа, без которого все остальные никогда не достигли бы цели, было то, что Его образ, живой и верный, навек запечатлелся в сознании Его Апостолов. Ведь они должны были проповедовать о Нем человечеству, а для того, чтобы проповедовать, они должны были знать Его, и потому Он один мог учить и наставить их.

Он ничего не скрывал от них: Он относился к ним, как к друзьям, братьям. Он всецело открылся им. Они признали в Нем Единородного Сына Божия и Сына человеческого, рожденного от женщины; они слышали слово Его, исполненное премудрости и святости, видели небеса, разверстые над Ним, и Ангелов Божиих, витавших над Сыном человеческим; они были очевидцами Его божественного, неотразимого могущества; они поняли тайную причину Его страданий, мучений, Его добровольной слабости и неудачи у избранного Им народа, Его смерти, они видели также славу Воскресшего, скрытую от остальных смертных и лицезреть которую удостоились одни только ученики; на них зримо сошел Святой Дух и внутренне осенил их. Облеченные такой сверхъестественной силой, они сознали себя посланниками Христа, непобедимыми проповедниками Его веры, преемниками Его дела. И вот, едва прошло пятьдесят дней со дня Его смерти, как эти неразвитые, необразованные, дикие и застенчивые Галилеяне, отбросив всякий страх и всякие колебания, принялись славить имя Христа в том самом городе, где Он был распят, тому самому народу, который требовал Его казни, и перед тем самым Синедрионом, который уготовил эту казнь. Они называли Его «Святым,  Праведным, Начальником жизни»; они с горечью упрекали евреев за то, что они убили Его; они утверждали, что Бог воскресил Его. Они называли Его «посланником Божиим, Пророком, предвозвещенным Моисеем», они говорили, что чудеса, творимые ими, совершались именем Иисуса Назарянина, а они только орудия Его, и, сильные своей верой, заявляли, что «Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения»1.

Их слово, мужество, сила убеждения и усердие были неотразимы. Их не останавливали ни угрозы, ни запреты, ни бич, ни цепи, ни казнь. Они называли себя свидетелями Воскресшего и, взывая к совести врагов своих, говорили, что свидетельствует это и «Дух Святый, Которого Бог дал повинующимся Ему»2.

Эта апостольская проповедь и есть первое Евангелие. Речи их били ключом, вырывавшимся прямо из души непосредственных последователей Христа, под наитием Святого Духа. Это Божественные слова; человеческий ум не изобретет их, они —отголосок, эхо слов Самого Иисуса Христа.

Никто не может отрицать их древности, их подлинности.

Историк, привыкший восстанавливать события прошлого при помощи документов, видит учеников Иисуса, собравшихся в память Его и чтобы проповедовать Его Слово. Они тем ближе и теснее  оединены между собой, что чувствуют себя совершенно изолированными во враждебной им среде. Сами по себе они ничто, и ничего не имеют. Все их могущество в силе Божией. Все их знание сосредоточивается на одной личности Иисуса Христа. Вся их мудрость заключается в Нем. Он —все их сокровище. Все их назначение ограничивается Им, а так как подобное состояние достигается только верой, то вера для них все: она безмерна. Они уже не живут, а живет в них Христос3. Они чувствуют себя частицами Его существа и сознают, что никакая сила, земная или небесная, не отнимет от них любви Его.

Нигде не встречается психологический феномен, подобный этому. Какое бы влияние ни имели люди на окружающих, они не могут ассимилировать их себе до такой степени, они уподобляют их себе только наружностью, но не в состоянии вселить в них свою душу как источник новой, личной и живой силы.

В этой же среде вновь переживалась вся жизнь Иисуса. Как люди, всецело поглощенные высоким чувством любви, ученики делились друг с другом своими воспоминаниями об Учителе, сообщали один другому Его слова и поступки, повторяли Его поучения и передавали их новообращенным.

В воображении их снова, как живые, вставали мельчайшие подробности последних дней Его земной жизни; они вспоминали, как Его схватили евреи, видели суд над Ним, Голгофу, все эти скорбные, мучительные сцены... Никогда Христос не жил яснее в их памяти. Таково свойство разлуки и смерти, что при наступлении их на отшедших с поразительной силой сосредоточиваются все воспоминания. Они как бы возрождаются в нас, и, углубляясь в свою душу, мы находим их там, видим, слышим. Христос был действительно среди них.

«Все они единодушно пребывали в молитве и молении»...4 и творили добро, которому Он научил их словом и примером. Вот в чем надо видеть первоначальное происхождение устного Евангелия, на основе которого возникла первая апостольская проповедь, и источник Евангелия написанного.

Апостолы в скором времени почувствовали потребность изложить учение Христово и историю Его жизни. Первые верующие должны были пламенно стремиться к возможности сохранить в своей памяти благую весть, проповедуемую им посланниками Христа, а сами посланники, покидая новообращенных и новые, ими организованные общины, любили оставлять им более прочное свидетельство о себе, нежели слова.

Евангелие написанное отвечало этим нуждам.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий