Исповедь и духовное руководство в Православной Церкви

 Три периода в истории Таинства Исповеди

 Для того чтобы помочь нам прояснить понимание вопроса, следует сказать несколько слов об истории Таинства Исповеди, поскольку, как некогда отметил М. Арранц, «византийская покаянная практика, как присущая и всем остальным Церквам, есть именно та практика, которая показывает наибольшее развитие»[2]. Следуя периодизации Г. Вагнера, мы можем выделить три основных периода в развитии исповедальной практики[3].

Первый период – это «классический» период, тесно связанный с канонами древних соборов и отцами Церкви. Покаянная дисциплина в основном имела дело с тяжкими грехами: отступничеством, убийством, прелюбодеянием, и поэтому исповедь была крайне редким событием, так как она была связана с этими серьезными грехами. Покаянная дисциплина содержала в своем применении три следующих момента: исключение из церковного общения (экскоммуникация), период покаяния (епитимия) и, наконец, возвращение кающегося в церковное общение (примирение). Власть «вязать и решить» (Мф 16:19), которую Церковь получила от Христа, воспринималась именно как власть отлучать от общения и примирять, т.е. возвращать в церковное общение. Период епитимии не воспринимался как наказание, но как лечение. Это было время испытания, в течение которого христианин должен был доказать свое желание вернуться в общину. Период епитимии состоял из четырех последовательных этапов реинтеграции, т.е. возвращения в общину. Поэтому существовали четыре категории кающихся: «плачущие», «слушающие», «припадающие» и «купностоящие». Каждый из этих кающихся мог стоять в определенной части церковного здания и участвовать в различных частях богослужения: так, плачущие стояли за дверями церкви, слушающие – внутри в притворе храма, припадающие могли стоять в центральной части храма, но имели право присутствовать только на Литургии оглашенных, тогда как купностоящие могли находиться в центральной части храма вместе с остальными верующими на протяжении всей службы, но не могли приступать к причащению[4]. В начале этого периода исповедь была публичной, поскольку она была связана с отношениями между грешником и церковной общиной.

Второй период начинается с появлением Канонария (Номоканона), составление которого приписывается Иоанну Постнику, патриарху Константинопольскому (582-595). Некоторые исследователи считают, что этот документ на самом деле относится к восьмому или девятому веку. Это сборник наставлений для священников, принимающих исповедь, предназначенный для того, чтобы помочь им в использовании епитимий, предусмотренных древними канонами, в новых ситуациях, в новом контексте: так, например, период отлучения от евхаристического общения был значительно сокращен или заменен на дела благочестия (земные поклоны, пост и т.п.). К этому моменту исповедь уже стала частной и тайной, и тайна исповеди стала подчеркиваться. Это привело к появлению так называемых «чинопоследований» исповеди в Византии. Наиболее древние из известных нам чинопоследований относятся к десятому веку. Мы видим два типа чинопоследований: пресвитерский чин, когда исповедь принималась рукоположенным священником, и монашеский чин, когда исповедь принималась монахом, не имеющим священнического сана. Этот второй тип создан под влиянием Канонария; исповедь этого типа совершается по очень длинному и подробному опроснику. Этот факт указывает на то, что исповедь в данном случае все еще оставалась крайне редким и даже, пожалуй, исключительным событием в жизни человека: возможно, перед вступлением в монастырь или принятием монашеского пострига послушник должен был принести исповедь и покаяться во всех грехах своей прошлой жизни перед своим поручителем[5], который не обязательно был священником. Таким образом, власть «вязать и решить», данная Христом, была дана принимающим исповедь священникам или монахам[6]. Первый же тип чинопоследования не знал никаких вопросов – напротив, он сохранил литургическую форму (например, ектении, чтение Апостола и Евангелия и т.п.), что указывает на публичность (по крайней мере частичную) этого чинопоследования[7].

Третий период в истории исповедальной практики совпадает с нашим временем и начинается не позднее XVIII века. Для этого периода, согласно Г. Вагнеру, характерно почти полное отсутствие применения епитимий[8]. Практика исповеди стала ассоцироваться с духовным руководством и вследствие этого стала частым событием в жизни верующих, оставаясь в то же время совершенно частной.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий