Исповедь и духовное руководство в Православной Церкви

Исповедь и духовное руководство

 Роль духовника

Духовное руководство основывается на свободе. Бог создал человека свободным. Бог всегда уважает свободу человека, и грех, по сути дела, есть последствие дурного использования свободной воли человека. Следовательно, принимающий исповедь должен уважать свободу человека. Он не может использовать давление или насилие. Он должен быть очень осторожным, чтобы не разрушить невинность души человека вопросами, которые предполагают грехи[18]. Он должен использовать рассуждение в исповеди – очень важное для духовного отца качество. Роль духовного отца состоит не в том, чтобы говорить духовным чадам, что им делать, а в том, чтобы научить духовное чадо, как самому делать правильный выбор, а также приобрести самому духовное рассуждение.

Хороший духовник придает особое значение свободе. Он не принуждает духовных чад исполнять свою волю и не делает из них своих клонов. Он не создает духовной зависимости, но развивает в чадах чувство свободы и рассуждения. Любой человек имеет свою собственную совесть, и задача духовного отца состоит в том, чтобы научить духовных чад, как правильно ее использовать.

Иногда поведение духовников на исповеди являет собой пример духовной тирании или насилия. Эта проблема проявилась не так давно среди так называемых «младостарцев», которые стараются заставить своих духовных чад исполнять свою собственную волю.

В последнее время мы можем наблюдать другую проблему в среде приходских священников, вовлеченных в духовное руководство прихожан, находящихся на грани развода, – эти священники, давая духовные советы прихожанкам, сами влюблялись в них. Это напоминает нам, что всегда должна существовать некая дистанция между исповедающимся и духовником.

Другая проблема, которая связана с духовным руководством – это культ личности, когда духовный отец становится центром исповеди. Люди приходят уже не к Богу, а к личности своего духовника. Чтобы избежать этого культа личности, духовник должен всегда быть немного в стороне, он должен быть прозрачным. Когда мы исповедуемся, мы исповедуемся как члены Церкви Божией самой Церкви, представленной личностью священника. Когда священник говорит на исповеди, он говорит не от своего лица, но старается быть орудием Бога. Он должен отложить в сторону все свои навыки и постараться быть орудием Бога.

В духовном руководстве не всегда хорошо иметь духовного отца, который в то же время является нашим начальником (например, наш епископ, наш настоятель монастыря, наш профессор или священник, у которого мы работаем), поскольку иногда это приводит к смешению ролей. Всегда лучше, когда есть четкое разделение ролей между начальником и духовником. В византийской монашеской традиции (как и в некоторых больших монастырях в наше время, например, на Патмосе), так же, как и в бенедиктинской монашеской традиции, настоятелям монастырей обычно не позволялось принимать исповедь у своих монахов. Духовником монастыря обычно становится пожилой монах, имеющий продолжительный опыт монашеской жизни и хорошее чувство духовного рассуждения, но не явялющийся при этом главой монастыря. Можно сказать, что должны быть две руки, направляющие нас в жизни: сильная рука – рука нашего начальника и прощающая рука – рука нашего духовника.

Духовник должен быть близок нам, но не чрезмерно. Он должен быть человеком, с которым мы можем говорить легко и свободно, к которому мы испытываем доверие, но в то же время он должен быть человеком, который может поделиться с нами своим опытом, своим духовным рассуждением и быть для нас живым примером и образцом для подражания.

Различие между исповедью и духовным руководством

Как кажется, в наши дни существует определенное смешение между Таинством Исповеди и духовным руководством («откровением помыслов»). На деле многие люди не думают об этом различии. Тем не менее, мы считаем, что эти два явления, хотя они тесно связаны, должны все же четко различаться[19]. Практика духовного руководства имеет давнюю историю, и она прекрасно описана о. Иринем Осэром[20]. Эта очень древняя практика была широко распространена в монашеских обителях христианского Востока. Юный ученик должен был открывать свое сердце и рассказывать своему старцу (геронде, духовнику) все свои помыслы за прошедший день, иногда несколько раз в день[21]. Эта практика, унаследованная от античной философии (стоицизма), помогала юному послушнику приобрести необходимый опыт для духовной брани, к которой он готовился. Духовный отец, который имел обширный опыт и дар рассуждения, мог помочь послушнику советом, как принять правильные решения и как приобрести правильное направление в духовной жизни, чтобы излечиться от духовных болезней.

В этой практике духовного руководства духовный отец не должен был обязательно быть священником. Мы знаем из истории, что св. Антоний Великий (IV век), которого часто называют прототипом монастырского духовника, не был священником. Духовный отец св. Симеона Нового Богослова, Симеон Студит (XI век), не был священником. Св. Силуан Афонский (XX век) тоже не был священником. Но для того, чтобы давать духовные советы, духовный отец должен был быть харизматичной личностью, иметь серьезный опыт духовной жизни и дар духовного рассуждения.

Эта практика не всегда требовала личного контакта, но иногда осуществлялась через переписку. Благодаря этому мы имеем монашеские духовные письма Иоанна и Варсонофия Газских (VI век), а также письма старца Иоанна Валаамского (ХХ век), которые представляют более широкий, не только монашеский контекст.

Напротив, Таинство Исповеди требует наличия рукоположенного священника, который является посредником и совершителем Таинства – «канала» благодати между человеком и Богом. Исповедь требует присутствия кающегося и принимающего исповедь священника, поскольку Таинство есть проявление божественной благодати hicetnunc , здесь и сейчас.

Но есть и еще одно очень важное, существенное отличие между исповедью и духовным руководством. Исповедь состоит в откровении грехов, которые мы совершили (т.е. действий в прошлом), в присутствии священника с тем, чтобы получить от Бога прощение, тогда как откровение помыслов направлено на то, чтобы открыть наше внутреннее состояние (мысли и чувства в данный момент) и получить совет, как преуспеть на пути духовного исцеления и спасения. Таким образом, если эти два действия тесно связаны, и даже несмотря на тот факт, что всегда удобнее, если священник, к которому мы ходим на исповедь, в то же время является и духовником, иногда, поскольку священническое рукоположение не делает человека автоматически и харизматичным духовным наставником, может быть необходимо четко представить различие между принимающим исповедь священником и духовным отцом, равно как и между исповедью и духовным руководством.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий