Как сохранить семью?

Как сохранить семью?

Полоролевое воспитание в детсадах и школе

Выше уже говорилось о том, что формирование будущего семьянина начинается в самом раннем возрасте. В частности, с трех лет воспитание мальчиков должно отличаться от воспитания девочек.

Статьи о раздельном обучении мальчиков и девочек периодически появляются в педагогической литературе, но серьезных сдвигов в этом направлении пока нет. Вопрос о том, как воспитывать мальчиков и девочек, очень важен в проблеме сохранения семьи.

Например, рассмотрим, как формируется настрой женщин на активную общественную, а не семейную жизнь. Этому сильно способствовало в числе других причин и то, что с 50-х годов полностью исчезли школы с раздельным обучением мальчиков и девочек. Любому психологу и большинству простых родителей известно, что девочки опережают в своем психологическом развитии мальчиков примерно на два года. Это было всегда известно и Церкви, почему и разрешалось венчаться девушкам с 14 лет, а парням только с 16, ибо в этом возрасте достигалась ими полная внутренняя зрелость и готовность к созданию семьи (к сожалению, из-за сильного инфантилизма к современной молодежи это не относится).

Любой родитель, у которого есть среди детей и мальчик, и девочка, может подтвердить, насколько по-разному в зависимости от пола дети усваивают школьные предметы. А самое главное — по-разному идет созревание ответственности, дети по-разному взрослеют. Например, в седьмом классе, как правило, уже все девочки входят в переходный возраст, в то время как парни в большинстве своем войдут в него только в восьмом классе. Я сам это постоянно ощущал на беседах, которые проводил среди старшеклассников. Девочки ловили буквально каждое слово, которое касалось семьи, их будущего мужа, их будущих детей. Эта проблематика для них была очень близка, и они очень внимательно слушали беседы. Парни тоже слушали, но чувствовалось, что для них это вопрос еще далекий. Они просто понимали, что эти знания когда-то пригодятся, поэтому на всякий случай надо послушать. Их внимание больше зависело от ораторских способностей лектора, от его умения управлять аудиторией, а не от их внутренних потребностей.

Итак, в школах в течение десяти лет мальчики сидели (и сидят) рядом с девочками, которые психологически в среднем на два года старше. Неудивительно, что в советские годы комсоргом класса была девушка, старостой была девушка, что при подготовке к различным мероприятиям девушки занимали более активную позицию. Десять лет девочки и девушки в школьных стенах получали своеобразный жизненный опыт. Этот опыт им говорил, что мальчишки безответственны, что они глупы и ленивы, что им ничего нельзя поручить, что нужно все делать самой. Девушки получали опыт руководства парнями: читали им морали, упрекали их, ругались с ними, — и впитывали ощущение своего превосходства над мужским полом.

А парни наоборот. Мужское самолюбие подсказывало, что так не должно быть, но реально они были действительно слабее девчонок. В ответ они больше хулиганили, больше хорохорились, обижаясь на девчонок, в знак протеста против женской власти уходили от исполнения обязанностей. Девчонки казались парням выскочками и зубрилами. В итоге парни получали совершенно другой жизненный опыт — опыт уходить в сторону от дел, опыт протеста.

Вы видели когда-нибудь в классе девочку-клоуна? А среди парней, как правило, в каждом классе находится один, который на каждом уроке устраивает бесплатное представление. Почему именно парни начинают себя так вести? А это их защитная реакция на сложившуюся обстановку. Адекватно реагировать на превосходство девчонок они не умеют, смириться с этим не могут — и начинаются цирковые представления.

Ни мальчишки, ни девчонки в этом не виноваты. Их поставили в неравные условия, но предъявили к ним одинаковые требования в учебе, в дисциплине, в ответственности. Требования эти больше ориентированы на девочек, а мальчики с ними не справляются. Десять лет, проведенных в состоянии уязвленного мужского самолюбия, бесследно не проходят.

Раздельное обучение не означает, что надо обязательно вводить школы для мальчиков и школы для девочек. Хотя такое и было до революции, сейчас достаточно просто ввести классы мальчиков и классы девочек, в которых программы будут несколько различаться. В подростковом возрасте это важно еще и из-за того, что начинаются первые влюбленности. Подростки — как парни, так и девушки — в силу своего возраста все делают в классе с оглядкой на то, как они выглядят в глазах представителей противоположного пола. Конечно, они и друг перед другом (парни перед парнями, а девушки перед девушками) хотят выглядеть более взрослыми, но в присутствии противоположного пола все усиливается. Это заметно влияет на процесс обучения. В тех учебных заведениях, где проводили эксперименты по раздельному обучению, отмечалось улучшение усваиваемое предметов.

Обычно в качестве аргументов против раздельного обучения высказываются опасения, что мальчики будут робеть перед девушками, не имея опыта общения с ними, а это будет отрицательно влиять на создание семьи. На самом деле, выше уже говорилось, что все как раз наоборот. Опыт общения мальчиков и девочек в классе скорее отрицательный и вовсе не способствует созданию семьи. Например, мальчикам для создания будущей семьи полезно впитывать благоговейно-романтическое отношение к женскому полу. А они получают опыт дерганья за косички, толкания, подставления подножек и насмешек над девчонками.

Семейные пары, которые учились в одном классе, — это единичные случаи. Как правило, в таких парах муж получил правильное мужское воспитание и уже на школьной скамье был на голову выше своих сверстников по внутренней зрелости. Такие пары — это исключение из правил.

Проблема перехода на раздельное обучение, конечно, не может быть быстро решена. Самое большое препятствие на пути ее решения — это то, что она не осознается как серьезная проблема. Первым шагом на пути ее решения могло бы быть внедрение раздельного обучения как широкого эксперимента. Это необходимо из-за того, что традиция такого обучения потеряна, и придется потратить немало времени на накопление опыта. Может быть, всеобщий переход на такое обучение даже невозможен. Например, раздельное обучение возможно только в городских школах, где есть параллельные классы. Но и в сельских школах, где нет параллелей, проблема тоже может, хоть отчасти, решаться. Ведь и в сельских церковно-приходских школах было совместное обучение. Но эти школы были немногочисленны, и там вполне можно было учитывать особенности каждого ребенка. Сейчас, например, учителя могут учитывать особенности восприятия материала детьми в зависимости от пола и предъявлять к ученикам разные требования. Хотя для этого необходимо, чтобы подготовка самих педагогов включала в себя подробное рассмотрение вопроса половозрастной психологии.

Раздельное обучение в школе важно, но исправлять ситуацию надо, начиная не со школы, а еще с детского сада. Уже с трехлетнего возраста воспитание мальчиков должно отличаться от воспитания девочек, поэтому работа детских садов тоже должна быть перестроена. В самом лучшем случае — это создание раздельных групп. Такие детские сады уже существуют. В одном из таких детских садов мальчики и девочки находятся в разных группах. Они вместе гуляют на улице, иногда при проведении каких-нибудь мероприятий ходят друг к другу в гости. Обстановка в этих группах совершенно разная: у мальчишек —аскетическая, у девочек — наоборот, и занавески с кружевами, и на столах салфеточки да вазы с цветочками. Сама обстановка в комнатах уже пропитана духом мужественности и женственности. И играют с детьми в группах по-разному, поскольку психологи уже давно отмечают, что игрушки и игры у мальчиков и девочек тоже разные. Мальчишки больше конструируют, изобретают, игры же девочек больше настроены на выполнение определенных правил («классики», «резиночки»).

Сейчас треть детей рождается в неполных семьях, а это значит, что нехватка мужского воспитания достигает катастрофического размера. Треть мальчиков не станут полноценными мужчинами, и треть девочек, когда вырастут не смогут создать правильные отношения с мужьями. Детсадовский возраст (с 3 до 7 лет) — это время, которое никак нельзя упускать в воспитании мужских и женских качеств детей. Эта проблема как-то должна решаться.

Добавлю, что современная школа представляет собой некий конвейер по обучению детей. И через этот конвейер пропускаются все подряд, без учета особенностей человека. А ведь многие совершенно не вписываются в эту систему обучения, и тогда школа, как некий жесткий механизм, начинает ломать детские души.

Например, есть ребенок, у которого родители пьют. Сам он на удивление добрый и отзывчивый, не пьет и не курит. Но учиться он практически не может, поскольку все его внутренние душевные силы уходят на то, чтобы разобраться со своими проблемами в семье. Ведь любить родителей и видеть, как они спиваются, — это крайне нелегкое испытание и для взрослой психики, не то что для детской. В школе он попадает в разряд двоечников, над ним начинают посмеиваться. Как правило, такие дети защищают себя тем, что начинают огрызаться и хамить или надевают на себя маску клоуна. На уроках от него всем учителям только мука. И хотя внимательный учитель понимает, что сам ребенок не виноват, но помочь ничем не может, а обстановка в классе от его присутствия становится совершенно нерабочей. Приходится выгонять ученика, да он и сам начинает все больше прогуливать уроки.

Теперь к семейным неурядицам добавляются еще и проблемы в школе. Психика ребенка этого выдержать не может.

А вся проблема в том, что школа ему действительно не нужна. У него совершенно другая судьба. Лет сто назад он бы спокойно пошел в подмастерья, научился какой-нибудь профессии и стал отличным (!) мастером, потому что душа-то у него добрая и работать он любит. Но сейчас он в подмастерья пойти не может, и потому ему приходится идти по жизни с ярлыком ненормального ребенка, которого надо сдать в спецшколу. А жить с таким ярлыком тяжело, многие от этого начинают пить и хулиганить.

«Ведь если я ненормальный, значит, мне все можно. Если вы меня отвергли, то почему я должен соблюдать ваши законы?» — с таким мироощущением живет отвергнутый обществом человек.

Это не обвинения школе, это — беда нашей цивилизации, которая все хочет поставить на конвейер — и производство какого-нибудь молока, и бутылок, в которые будет наливаться это молоко, и воспитание детей.

Назад   Начало  Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий