Либеральное политическое «богословие» против канонов Церкви

«Животная, иррациональная ненависть русских не только, скажем, к английскому языку, к одному слову по-английски, но буквально к самому факту, что их куда-то зовут, к чему-то призывают, просят осознать... Эта жуткая, демоническая самовлюбленность. Отрицание всякого рассуждения, логоса, анализа».

Крайняя ксенофобия по отношению к русским (как и к другим народам), которой так страдал Шмеман, клевещущий на них всегда и постоянно, несовместима со Христом, ибо Христос есть любовь. К тому же, при всех недостатках русских (которых я вовсе не отрицаю), их заслуги в Удерживании мiра от вселенского зла неоспоримы. А уж отрицание в русских – народе, подарившем миру Ломоносова и Менделеева, Королева и Туполева, «всякого рассуждения, логоса, анализа» – верх лжи.

Но о греках, народе, который сделал столь много для утверждения веры в мiре и для самого вероучения, протопресвитер Шмеман отзывался с еще бóльшим озлоблением. Он пишет:

«Я помню свое ужасное впечатление от посещения в 1971 году Антиохийской Патриархии в Дамаске, а до этого – в 1966 – Иерусалима, Стамбула. Афин... Безжизненные иерархи. Страх. Ложь, коррупция. “Византинизм”. Вот встреча в прошлом году в Лос-Анджелесе с папой Шенуди III, патриархом Коптской Церкви. Впечатление сразу же подлинности, жизненности, духовности, открытости... И эта Церковь, несмотря на века гонений (византийских, арабских, турецких), несмотря на окружающее ее море Ислама, на одиночество, на весь духовно-политический хаос Ближнего Востока, – жива и возрождается! Какой урок тоскливым византийцам, всему “греческому раку” на теле Православия!»

То есть Ромейскую империю (Византию) «богослов» Шмеман ненавидел так, что считал ее «онкологией»!

При этом протопресвитер А. Шмеман был настоящим фанатом Западного мiра, на все лады хваля его порядки, либеральную политическую идеологию. И такой-то ксенофоб еще и осуждал русских, сломивших хребет гитлеровцам, за «животный национализм, животный антисемитизм».

Полная поддержка протопресвитером Шмеманом тезиса Ленина об «отделении Церкви от государства». Христианство якобы должно стать одной из субкультур в светском либеральном плюралистическом государстве и это и будет «освобождением»:

«В Америке, в “диаспоре” Православие, впервые за много веков, получило свободу. Свободу от империй, от государственной власти, от земледельческого гетто, от этнического гетто и т.д.»

Да, воистину теперь в либеральном обществе есть полная «свобода» для Церкви: «свобода» не быть услышанной ставшим уже воистину содомским обществом, «свобода» от государственной поддержки проповеди Слова Божия, «свобода» от защиты от лжи сектантов и порнографистов...

В Византийской и Русской империях человеку не давали такой «свободы» падать, и потому там был минимизирован разврат и пьянство, оккультизм и порнография. Наркомании же фактически не было вовсе...

Протопресвитер А. Шмеман был ярым сторонником либеральной политической идеологии, и потому особенно трепетно относился к англосаксонскому миру, породившему ее. Показательна его позиция в конфликте между Великобританией и Аргентиной за Фолклендские острова:

«Решительные дни на Фолклендских островах. Как ни проверяю свою совесть, свою “эмоциональную” реакцию на эту странную войну, свою страстную проанглийскую “позицию”, все так же чувствую – нутром – ее правоту. Нет, в “мире сем” – правота не на стороне всяких шумных пацифистов, сторонников разоружения...»

Далее протопресвитер А.Шмеман пугает антихристом всех, кто не разделяет его политических убеждений:

«Смотрю по телевидению на эти толпы молодежи, бушующие “за мир” в Европе, здесь, и чувствую всем существом, сколько во всем этом “Антихристова добра”. Сущность этого Антихристова добра в том, что оно вдохновлено изнутри тем как раз, что изобличал Христос...»

Суть же войны была совсем другой. Столь любимые Шмеманом англосаксы развязали агрессию против более слабого государства. При этом Великобритания осуществила военные преступления, например, атаковав аргентинские суда в нейтральных водах, из-за чего Маргарет Тэтчер долгое время была «невыездной» за границу, боясь, что ее арестуют по постановлению того или иного иностранного суда, подобно Пиночету.

Но здесь протопресвитер Шмеман не только в очередной раз «подгоняет» христианство под свою любимую политическую идеологию, пугая антихристом несогласных, но и снова, не стесняясь, пропагандирует ксенофобию, крайне ненавидя всех, кто сопротивляется господству его любимых англосаксов:

«Англичане начали высадку. Почему это меня так волнует, почему с таким интересом бросаюсь на газеты, к телевизору? Боюсь или, вернее, знаю: не из христианских чувств, которые должны быть миролюбивыми... А от отвращения, ненависти к тому хамству, что торжествует в мире, к этим цирковым “нациям”, как Аргентина и прочие “банановые республики”... мне страстно хочется, чтобы старый, потрепанный, облезлый лев проучил этих брюнетов с усиками, этих варваров и пошляков... А ведь вот-вот прольется кровь»

Разве Христос, в любви к которому так распинается «богослов» о.А.Шмеман, учил ксенофобии? Разве Он учил целые народы объявлять недочеловеками, извините, «цирковыми “нациями”», «варварами и пошляками», и не жалеть, что вот-вот у них «прольется кровь»? Не христианство звучит в этих строчках, а обыкновенный фашизм...

Все отношение протопресвитера Шмемана к исторической Церкви можно уместить в одной его фразе:

«Христианство все еще остается безнадежно “константиновским”, отсюда его постыдная слабость».
Это все равно что сказать: христианство все еще остается Христовым.

Так что митрополит Драбинко опирается на «достойных» политических учителей. И вполне в духе своих учителей продолжает: «главным изъяном “константиновской эпохи” стала потеря христианской свободы. Церковь как бы “вросла” в государство и тем самым словно “растворила” себя в империи, перестав обладать полнотой субъектности. Как Церковь государственная, она уже не могла обладать полнотой свободы и ответственности. Её выбор и её ответственность теперь связаны с выбором и ответственностью Империи, государства. Внешнее тело “государство” как бы прирастает к телу Церкви. А в самом церковном сознании укореняется мысль о том, что без государства, без императора и его двора, без величественных храмов и пышных церемоний – религиозная жизнь не только нежелательна, но и неполноценна».

Ни много, ни мало, а тысячу лет Церковь, по мнению «богослова» Драбинко, не имела свободы... Если мы поверим этому организатору похищения монахинь, то Священное Предание в этом случае надо «выбросить на помойку». Ибо все наши догматы, львиная доля литургики, агиографии, и т.д. сформирована якобы «неправильно», в «отсутствии свободы» сформированы именно в эпоху Ромейской империи, по лекалам, заданным святыми императорами Константином и Юстинианом, который в своей шестой новелле отмечал:

«Величайшие дары Божии, данные людям высшим человеколюбием, это – священство и царство. Первое служит делам божеским, второе заботится о делах человеческих. Оба происходят от одного источника и украшают человеческую жизнь. Поэтому цари более всего пекутся о благочестии духовенства, которое со своей стороны постоянно молится за них Богу. Когда священство беспорочно, а царство пользуется лишь законной властью, между ними будет доброе согласие (симфония)».

Безусловно, этот идеал нередко нарушался. Но это вовсе не значит, что его нужно отбросить в пользу либеральной политической идеологии, как заявляет Драбинко, который трепетал перед всеми властями на Украине. Покойный архимандрит Лонгин (Чернуха), который погиб при загадочных обстоятельствах в период пика расследования «дела монахинь», рассказывал мне, что когда Янукович пришел к власти, то Драбинко первым делом велел поставить его большое фото в храме и на первую полосу «Церковной газеты». За постоянный пиар Януковича Драбинко получил орден от Виктора Федоровича и немало денег от его приближенных. Вот такую уродливую «симфонию» действительно надо бы прекращать. Церковь не должна быть орудием в руках политиканов. Но Драбинко «держит нос по ветру», и уже поливает прежнего хозяина, перед которым ранее трепетал и с которым все время старался фотографироваться. К равноапостольному Константину он вдруг припомнил и Януковича:

«Однако опыт взаимоотношений государства и Церкви во время президентства Виктора Януковича свидетельствует – подобный союз не только нравственно сомнителен, но и деструктивен, поскольку в конце концов лишает Церковь свободы».

Янукович, на самом деле, продолжил негативный курс Ющенко на «слияние церквей», но все же менее активно. Также он провалил прогомосексуальный закон о «запрете дискриминации», остановил ассоциацию Украины с ЕС, и всем этим вызвал крайнее неудовольствие либеральной команды Драбинко, которая особенно разозлилась на то, что начался некоторый откат к нравственности. Помощник и собутыльник Драбинко, уже упомянутый «толерантный» протоирей Георгий Коваленко в своем публичном заявлении осудил православных, которые сорвали «гей-парад» в Киеве в мае 2013 года. Видимо, Драбинко обиделся на то, что никого из православных участников протестов тогда не посадили в милиции надолго, а его, наоборот, посадили под домашний арест за похищение монахинь и попытку их убить. Убийству помешал только сильнейший общественный резонанс: помощники Драбинко испугались и отпустили своих жертв. Теперь, при взятии власти националистами, им может грозить смерть, поскольку они многое знают о делишках Драбинко...

Недавно я с улыбкой прочитал статью о том, что даже необандеровцы-автокефалисты считают Драбинко бандитом, вором и проходимцем, и не хотят иметь «поместную церквовь» во главе с ним.

Вскоре Драбинко, дабы уж никто не засомневался в его политической идеологии, похвалил либеральные СМИ и либеральных журналистов за «обновление страны», то есть за поддержку мятежа, ставшего началом гражданской войны, осудил «прежний режим», при котором он обогатился и стал государственным орденоносцем:

«Сегодня – день украинского журналиста. И то, что мы встречаем этот праздник уже в новой – морально и политически обновленной – стране, во многом заслуга именно украинских журналистов. Последние годы Украина задыхалась во лжи. Журналистов покупали и перепродавали как невольников на рынках Османской империи. И хотя наша журналистика немало потеряла от этой позорной торговли, в значительной степени именно ей мы обязаны сегодня той свободе слова, которой мы пользуемся сегодня, после событий Киевского Майдана…

Хорошо понимают силу информационных технологий и те силы, которые стоят сегодня за сепаратистами на востоке нашей страны. Против Украины сегодня ведется так называемая гибридная война, одним из компонентов которой является информационное противостояние. Цель этой войны – максимально ослабить и расколоть нашу страну, превратить ее в зону постоянных гражданских конфликтов, на долгие годы, если не на века, заблокировать европейский выбор, который недавно сделал народ Украины. Мнением людей цинично манипулируют. Фальсификация и ложь провоцируют людей на страсти и конфликты... А противостоять этому информационному “нашествию” должно не только государство, но и гражданское общество, в частности, украинские журналисты...»

Итак, по мнению «новых богословов», осудивших «политическое православие», необходимо поддерживать национал-либеральную политическую идеологию, поддерживать террористическую операцию укро-армии против своего народа, прозападные перевороты. Это – «не политика». А верность церковному Преданию, любовь к Святой Руси, неприятие беззакония и государственного терроризма киевской хунты, – это, по мнению Драбинко и Ко, «политическое православие».

Источник: Русская народная линия

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий