Особенности развития Русской Православной Церкви

На Руси. Михаил Васильевич Нестеров.

Профессор А. А. Федотов.

Русская Православная Церковь, получившая в 1943 году определенную свободу, возможность проведения Архиерейских и Поместных соборов, избрания Патриарха и Синода, в 1945 году принявшая, признанное государством «Положение об управлении Русской Православной Церкви» в 1943–1958 переживала особый период своей внутренней жизни.

В 1944–1947 гг. было вновь открыто с разрешения Совета по делам Русской Православной Церкви 1270 церквей, главным образом в РСФСР, откуда были многочисленные и настойчивые просьбы верующих. При этом необходимо учитывать, что и после этого количество церквей в РСФСР составляло лишь 5,4 % от их числа в 1914 году [1].

Если в Архиерейском Соборе, избравшем Патриарха Сергия, приняли участие лишь 19 архиереев – все, кто в это время находился на кафедрах на неоккупированных территориях, то по состоянию на 31 декабря 1946 года в СССР проходили свое служение уже 63 правящих архиерея Русской Православной Церкви. Из них около 40 на территории РСФСР, 17 на территории Украинской СССР, остальные в других союзных республиках. Основное количество – 43 архиерея – были рукоположены в сан после 1941 года [2]. Количество священников и диаконов в СССР в 1946 году достигло 9254 [3].

На 1 января 1948 года в СССР было уже 70 архиереев, причем за 1941–1947 гг. было посвящено в епископы 52 человека или 74,35 %. Из числа посвященных в архиерейский сан в дореволюционное время осталось всего 3 человека. Подвергались в разное время репрессиям до 1940 года 32 архиерея или 46 %.

Многих новых епископов этого периода рукополагали из числа овдовевших священников. (Согласно канонам Православной Церкви установлено обязательное безбрачие для епископов и, обычно, в дореволюционной России они рукополагались из числа тех, кто уже в юные годы принял монашество).

Так в 1944–1945 годах были пострижены в монашество и рукоположены в сан епископа: священник Сергий Фестинатов (в монашестве Онисим), овдовел в 1942 году, в 1944–1970 гг. епископ, затем архиепископ Владимирский и Суздальский. Протоиерей Леонид Поспелов (в постриге Кирилл), овдовел в 1944 году, в 1946–1947 гг. епископ Ивановский и Кинешемский. Протоиерей Николай Прохоров (в постриге Иларион), овдовел в 1943 году, в 1958–1963 гг. архиепископ Ивановский и Кинешемский; протоиерей Владимир Градусов (в постриге Димитрий), овдовел в 1938 году, в 1947–1954 гг. архиепископ Ярославский и Ростовский; протоиерей Александр Чуфаровский (в постриге Николай), овдовел в 1943 году, в 1951–1963 гг. епископ, затем архиепископ Рязанский и Касимовский [4].

На 1 января 1948 года было зарегистрировано уже 11846 священников и 1255 диаконов (19,7 % по сравнению с их количеством в 1914 году) [5].

Это с учетом того, что, по данным Совета по делам Русской Православной Церкви, «за 1947 год выбыло из состава духовенства 834 человека. Из них умерло 305 человека, сняло сан 21 человек, лишено сана 106 человек за порочащие поступки и 402 священника уволены за штат по нетрудоспособности (старости). В 1947 году было вновь посвящено в сан священника 575 человек»[6]. По мнению Совета «если принять во внимание возраст священников (58,8 % в возрасте старше 55 лет) и естественную убыль, то в ближайшие годы эта убыль духовенства будет расти»[7].

Нельзя не отметить того момента, что в Церковь, вступившую в более или менее благоприятный период своей жизни, потянулись многие случайные люди, которые руководствовались разного рода корыстными устремлениями. Обеспокоенность Патриарха Алексия I этой ситуаций прослеживается в его речи, сказанной при рукоположении епископа Кировоградского Евстратия: «Охраняя святость служения церковного… дерзай очищать вверенную тебе паству от тех, кто под личиной овечьей скрывает лицо волчье, и от тех, кто с корыстными целями приметается к алтарю Христову» [8].

В своем докладе Ленинградскому уполномоченному, датированному июнем 1951 года профессор Ленинградской духовной академии, А. Осипов являвшийся одновременно секретным осведомителем советских властей [9], дает такую характеристику изменений, которые прошли в духовенстве в 1941–1951 гг.:

  1. Кадры духовенства окрепли. Явился новый костяк фанатизма.
  2. Часть духовенства безнадежно разложилась.
  3. Низших священнослужителей до сих пор маловато и уровень их очень неопределенен, а состав пестр» [10].

Сложно сказать, насколько можно доверять оценкам ренегата. Однако такой авторитетнейший историк Церкви, как протоиерей Владислав Цыпин пишет, что А. Осипов в этом документе «точно определил новую кадровую политику Церкви» [11]. В частности Осипов отмечал, что кадры духовенства «действительно понемногу формируются. И церковники с удовольствием отмечают, что уровень духовенства во многом повысился морально, культурно, идейно. На эти примеры ссылаются, на них базируются, обрабатывая народ» [12].

Особое внимание Осипов уделяет «мелкому обслуживающему церкви персоналу» (пономари, свечницы, алтарницы и т. п.): «Это сила, и тем более грозная сила, что, прикрытые внешним бессилием, они оставлены по существу без должного внимания…. Это люди, не связанные ничем, готовые на всё ради своего фанатизма и во имя своей ненависти. Архиереи прекрасно понимают значение этой среды, и каждый из них окружает себя несколькими представителями её, через которых общается с низами городских, загородных и более отдалённых приходов и тем самым оказывается в силах учитывать подлинное духовное состояние своей паствы» [13].

Большой интерес представляет и следующее наблюдение А. Осипова: «Настроения Патриархии в последние годы претерпели большие изменения: в 1945 году цвели мечты о создании «Московского Ватикана» (слова самого Патриарха Алексия), о постройке дворца, широком международном шествии и внутреннем расширении «до размеров старого доброго времени» (Слова митр. Григория). Теперь настроения изменились: «Нам бы прожить тихо мирно ещё десяток лет, а там история покажет. Надо экономить и сокращаться…. Вот если война будет, так, пожалуй, и снова церкви открываться начнут. «Общий лозунг, передаваемый из центра на ушко архиереям, а от тех священникам: «Тише, незаметнее, спокойнее…» [14].

Начиная с 1950 года сокращается численность духовенства (в основном связанная с тем, что на место выбывших по возрасту или здоровью власти запрещали рукополагать новых).

В связи со случаями рукоположения в священный сан 23–24-летних холостых молодых людей, Священный Синод 31 июля 1952 года принял решение предписать правящим архиереям не рукополагать в священный сан лиц в безбрачном состоянии. Исключения допускались для мужчин старше 30 лет и каждый раз с особого разрешения Синода [15].

Сокращается и число приходов. Приводимые ниже таблицы, показывают динамику изменения численности духовенства и действующих храмов в 1945–1958 гг. как в Русской Православной Церкви в целом, так и непосредственно по областям Центральной России (данные по 1943 и 1944 годам выявить не удалось, так как статистика на том этапе практически не велась).

Количество священнослужителей и действующих храмов и молитвенных домов в Русской Православной Церкви в 1945—1958 гг.

Таблица 1 [16]

Год Число храмов и молитвенных домов Количество священнослужителей
1945 10 243 нет данных
1946 10 544 9 316
1947 14 092 9 683
1948 14 329 11 916
1949 14 477 14 188
1950 14273 13306
1951 13867 12 443
1952 13740 12319
1953 13508 12154
1954 13 422 11977
1955 13 376 11 993
1956 13 417 12 270
1957 13 430 12 386
1958 13 414 12 169

Количество духовенства в регионах Центральной России в 1948–1957 гг. [17]

Таблица 2

ГодОбласть 1948 1951 1953 1954 1957
Священ. Диаконов Священ. Диаконов Священ. Диаконов Священ. Диаконов Священ. Диаконов
Владимирская 58 18 81 17 79 19 73 16 77 18
Ивановская 64 9 67 1 67 18 65 14 70 20
Костромская 103 8 81 1 82 3 79 13 79 4
Калининская 110 13 89 10 72 8 73 27 96 8
Калужская 39 9 38 10 32 9 38 13 43 8
Московская 344 86 325 98 319 97 337 150 389 109
Рязанская 129 11 140 85 130 11 129 30 124 13
Смоленская 57 7 53 7 54 7 56 17 н/д. н/д.
Тульская 68 9 65 11 64 12 66 28 60 10
Ярославская 156 9 152 12 139 12 134 17 143 12
Итого 1128 179 1091 252 1038 196 1050 325 1081 202

Из таблиц мы видим, что количество священнослужителей в Центральной России в изучаемый период составляло около 10 % от общего количества священнослужителей Русской Православной Церкви. Количество священнослужителей не было равномерным в разных областях региона. Наибольшим было в Московской области (включая столицу). Также выделялись Ярославская, Рязанская и Калининская области. Наименьшим число священнослужителей было в Калужской области. В Костромской области можно отметить снижение численности духовенства со 103 священников и 8 диаконов в 1948 году до 81 священника и 1 диакона в 1951 году. Остальные колебания численности священнослужителей по региону были достаточно равномерные.Таблица 3Количество православных храмов в регионах Центральной России в 1946—1957 гг. [18]

Таблица 3

ГодОбласть 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957
Владимирская 60 75 75 74 74 74 72 72 69 69 69 69
Ивановская 43 54 56 57 57 57 56 56 56 56 56 56
Костромская 94 98 99 92 80 85 84 82 80 80 80 80
Калининская 89 97 97 94 94 82 80 80 80 80 84 87
Калужская 33 35 37 38 38 38 38 38 38 38 38 38
Московская 198 211 211 215 214 214 214 213 213 213 213 212
Рязанская 57 82 85 85 85 85 85 85 85 76 76 76
Смоленская 54 60 60 59 57 56 55 54 54 54 54 54
Тульская 16 36 38 39 43 39 39 39 39 39 39 39
Ярославская 148 148 149 147 147 145 145 143 143 143 143 143
Итого 792 896 907 900 889 875 868 862 857 848 852 854

 

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий