Православная Церковь при новом Патриархе, часть 14

Продолжение. Начало Здесь

Роман Лункин

 Образ РПЦ в светских массмедиа: между мифом о государственной церкви и фольклорно-оккультным православием

 Введение

 Отражение роли и значения Русской православной церк­ви с конца 1980-х годов занимает все больше места в свет­ских СМИ. Упоминания православия и духовенства в тех или иных контекстах за последние двадцать лет увеличи­вались по нарастающей, достигнув определенного пика (но вряд ли предела) с восшествием в начале 2009 г. на московский престол патриарха Кирилла.

В значительной степени политологи, социологи, са­мо общество и средства массовой информации за редки­ми исключениями вполне удовлетворены констатацией того факта, что роль РПЦ растет, а православие в целом поддерживает большинство населения России, поскольку в СМИ церковь предстает в основном в положительном ключе. Однако по существу и само общество, и эксперты, и политики, священники и епископы, говорящие о роли РПЦ, не задаются более существенным и конкретным вопросом: что стоит за формулами «РПЦ и православие представляются хорошо» и «положительно» в массмедиа, т. е. из чего конкретно состоит идеологическая модель РПЦ в СМИ? Притом что сам «проправославный кон­сенсус» массового сознания1 никем не подвергается со­мнению, важно увидеть, какие причудливые картины он создает в сознании людей.

Прежде всего стоит сказать, что разношерстные мате­риалы прессы предоставляют исследователю не столь поверхностный материал, как может показаться. Средства массовой информации, каким бы пропагандистским потен­циалом или фактической идеологической ангажированно­стью они ни отличались, не только формируют сознание людей, но и сами выражают в потоке речи и сознания сво­их авторов и героев их реальные мысли и идеальные пред­ставления о самих себе и организациях, которые они пред­ставляют. В СМИ и журналист, и сам персонаж репортажа выражают свой идеальный образ (например, истории Рос­сии, церкви и православия, отношений власти с народом), а герой статьи или интервью хочет представить себя и свою структуру или идеологию выглядящими намного лучше, чем они есть на самом деле. Все это происходит в светских массмедиа с материалами, посвященными религии, с пишу­щими корреспондентами и с православными епископами и священниками, дающими интервью и описывающими свою церковь. В этом отношении светские СМИ выража­ют в каком-то смысле тайные мысли и истинные желания и представления, с одной стороны, священноначалия РПЦ, т. е. то, чего не встретишь ни в одном официальном госу­дарственном и церковном документе, а с другой стороны, эклектичного, туманного и капризного массового созна­ния.

В рамках этой статьи специально рассматриваются лишь светские СМИ, а не церковные, которые отражают именно внутрицерковную ситуацию — официальную цер­ковную политику в различных направлениях, ситуацию в приходах и епархиях. Кроме того, любое крупное церков­ное СМИ также ориентируется на определенное внутри- церковное идеологическое направление, группу и священ­нослужителей. Таким образом, православные СМИ (в том числе пока и по своим тиражам) не относятся к той катего­рии прессы, которая формирует массовое общественное со­знание и более или менее точно отражает его требования и стереотипы. Церковные газеты и журналы также форми­руют своеобразные мифы о православии, однако эти мифы часто носят более специфический характер и малопонятны массовому сознанию.

Что касается светских СМИ, то мы возьмем для ис­следования газеты с большими тиражами и некоторые программы телевидения, в основном новостные, которые создают массовый образ церкви и православия. Домини­рующую роль в формировании образов массового сознания играют общенациональные телеканалы и в значительно меньшей степени наиболее популярные многотиражные газеты — «Комсомольская правда», «Московский комсомо­лец», «Аргументы и факты», «Труд» и т. д. Очевидно, что только СМИ с многомиллионной аудиторией способно соз­дать действительно массовый образ РПЦ2. В других менее массовых, но весьма авторитетных изданиях религиозная тематика также затрагивается — более взвешенно в «Изве­стиях», «Коммерсанте», «Независимой газете» (в том числе в специальном приложении «НГ-Религии»), в более крити­ческом по отношению к РПЦ ключе — в «Новой газете», «Новых Известиях». На федеральных телеканалах помимо религиозной тематики, отраженной в новостях и отдель­ных программах, есть и чисто православные специфиче­ские программы с совсем невысоким рейтингом (например, программа о. Алексия Уминского «Православная энцикло­педия» на канале «ТВ Центр», программа митрополита Илариона (Алфеева) «Церковь и мир» на канале «Вести», программа «Русский взгляд» на «3 канале», позиционирую­щая себя как православно-патриотическая, или наиболее массовая из всех программ — «Слово пастыря» митропо­лита, а затем патриарха Кирилла). Православные телепро­граммы скорее по типу относятся к церковным СМИ, но также отражают стремление повлиять на массовое воспри­ятие РПЦ со стороны самого церковного сообщества.

Что касается критических по отношению к РПЦ мате­риалов или мнений, которые иногда появляются в СМИ, то они пока не участвуют в формировании широко рас­пространенного образа церкви и православия, их мало, и критика Московской патриархии еще не стала частью общероссийского обсуждения роли РПЦ в обществе, куль­туре и экономике. Тем не менее сама возможность критики церкви и тот факт, что часть общества может быть недо­вольна позицией РПЦ, постепенно подтачивают массовое идеализированное представление о православии, способ­ствуют раздельному восприятию веры и церковных ин­ститутов, православия как культуры и действий иерархов.

Кроме того, более осмысленному восприятию православия и церкви помогают сюжеты на социально-культурную те­матику, обсуждение наиболее «горячих» тем, касающихся РПЦ и общества, таких как преподавание православия в школе, присутствие священников в армии, в целом по­пытка осознать роль религии в обществе. Но и этот процесс раскрепощения общественного сознания пока не способен окончательно разрушить мифы о церкви и православии, созданные в СМИ журналистами и иерархами за двадцать постсоветских лет.

Как и всякая авторитетная общественно и историче­ски значимая организация, РПЦ через СМИ формирует мировоззрение если не верующих, то православно ориен­тированной части общества и в том числе представителей власти. Стоит специально отметить, что в рамках данного исследования мы специально не различали образы церк­ви и православия. Конечно, между этими понятиями есть разница, в обществе, безусловно, существует различное отношение к православию как к культуре, к церкви как к структуре и — отдельно — к представителям духовен­ства. Отношение населения ко всем этим категориям мож­но определить путем специальных социологических иссле­дований, но в рамках анализа СМИ такая градация была бы искусственной.

Церковные деятели сами или через журналистские материалы говорят о том, как бы они хотели, чтобы все вокруг воспринимали Православную церковь и правосла­вие в целом. Практически все стереотипные высказывания о РПЦ как основе государства, традиции, культуры, духа впитаны обществом и политиками в последние двадцать лет через СМИ. Более того, политики и деятели церкви сами приспособились говорить на «птичьем языке» этих символов, стереотипов и мифов, так что православный имидж стал своего рода политической привычкой, отказ от которой равносилен отказу от собственного кресла. Сфор­мировалась своеобразная виртуальная реальность, в кото­рой живут церковь и власть и которую необходимо понять и проанализировать. Однако помимо официоза есть то, что в народе, в быту связывается с православием и также выплескивается в СМИ. Мы попытаемся понять, как односвязано (или же не связано) с другим и почему столь велик контраст между официозом и фольклорным православием, народным образом РПЦ в прессе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий